истории

«Я просто хотел возложить цветы, но улица оказалась перекрыта полицией» Монолог Арслана Хасавова, который пытался провести одиночный пикет у посольства Мьянмы в Москве

Meduza
18:21, 8 сентября 2017

Арслан Хасавов 8 сентября

Павел Мерзликин / «Медуза»

3 сентября около посольства Мьянмы в Москве прошел несанкционированный митинг против преследования мусульман-рохинджа — полиция не стала вмешиваться в его проведение. 8 сентября на том же месте должна была пройти новая акция, но столичные власти отказались ее согласовать. И тогда организатор митинга, журналист и писатель Арслан Хасавов решил явиться туда с одиночным пикетом — он встал возле ограждения рядом с посольством Мьянмы (ближе не пустила перекрывшая улицу полиция; вдоль дороги были припаркованы около десяти автозаков) с букетом красных роз.

Живущие на северо-западе Мьянмы (бывшая Бирма) представители народа рохинджа считаются одними из самых притесняемых в мире — «Медуза» подробно рассказывала об этом конфликте. 31 августа в их защиту выступил глава Чечни Рамзан Кадыров — при том, что Россия в Совете безопасности ООН уже десять лет ветирует резолюцию по Мьянме. 3 сентября к посольству этой страны в Москве на стихийную акцию пришли несколько сотен человек; официальная акция в Грозном 4 сентября собрала, по заверениям местных властей, миллион человек. Новый митинг в Москве, намеченный на 8 сентября, запретила проводить мэрия, мотивируя это тем, что перед посольством нет места для демонстраций.

Арслан Хасавов

журналист и писатель 

За ситуацией в Мьянме я слежу достаточно давно по новостям СМИ, и эта тема, конечно, меня беспокоит. Мне кажется, что это дело всего цивилизованного мира, а не только мусульман.

3 сентября, когда проходил стихийный митинг, я призывал всех не ходить на акцию. Сам я также не ходил на нее. Митинг был не согласован, и я, как законопослушный гражданин, не хотел нарушать закон. На митинге могла произойти любая провокация, и неизвестно, чем бы он закончился.

На следующий день после стихийного митинга я подал заявку на проведение пикета у посольства Мьянмы. Я специально указал небольшое количество участников — 200 человек, но мне отказали под надуманным предлогом. Якобы на Большой Никитской улице не хватит для этого места. Получив отказ, я решил провести одиночный пикет. Я сознательно отказался от вирусного продвижения своей акции, чтобы никого не подставлять и не накалять ситуацию. Ведь на акцию 3 сентября люди собрались именно так — они просто репостили сообщения в соцсетях, пересылали их в мессенджерах. Я не думаю, что это делалось кем-то целенаправленно.

Получив отказ в проведении акции, я сам пришел в посольство. Я просто распечатал [созданную жительницей Махачкалы] петицию на Change.org, где под ней подписались уже 160 тысяч человек, и передал ее в посольство. Тем самым я пытался донести до властей Мьянмы, что их действия вызывают возмущение среди граждан России, исповедующих ислам.

Я не состою ни в каких мусульманских организациях. Взял с собой розы, потому что это любимые цветы пророка Мухаммеда. Уже сложилась такая традиция — приносить цветы к посольствам страны, которые по каким-либо причинам теряют своих граждан. Я просто хотел возложить цветы, но улица оказалась перекрыта полицией. Меня не пустили к посольству, хотя непонятно — что может сделать один человек с цветами при таком количестве полиции? Цветы пришлось возложить у ограждения на улице.

Я считаю, что такие действия московской полиции незаконны. 3 сентября, когда была несогласованная акция, они никак не вмешивались, просто испугались, а сегодня они запретили по закону провести одиночный пикет. Из этого я делаю вывод, что у нас в стране наконец заработала статья Конституции о свободе собраний — и можно делать что угодно и где угодно. Хорошая новость! Как я понимаю, в следующий раз не нужно даже пытаться что-либо согласовать, лучше просто позвать друзей и прийти.

Надеюсь, что митинг 3 сентября и последующие акции как-то покажут российским властям, что нужно усилить давление на Мьянму. То, что там сейчас происходит, не должно происходить в XXI веке, и мировое сообщество должно вмешаться. Я не знаю, будут ли еще митинги и акции, но они уже принесли какие-то плоды — из некоторых российских регионов туда пошла гуманитарная помощь.

Записал Павел Мерзликин