истории

Знаете ли вы, что такое мемы: Алишер Усманов начал судиться с Алексеем Навальным. Репортаж «Медузы»

Meduza
17:59, 30 мая 2017

Фото: Евгений Фельдман / Проект «Это Навальный»

Во вторник, 30 мая, Люблинский суд Москвы начал рассматривать по существу иск о защите чести и деловой репутации бизнесмена Алишера Усманова к политику Алексею Навальному и его Фонду борьбы с коррупцией (ФБК). Усманов требует, чтобы Навальный публично опроверг ряд утверждений, прозвучавших в расследовании «Он вам не Димон» и опубликованных на сайте и странице в фейсбуке оппозиционера. Речь идет о заявлениях Навального о том, что бизнесмен «подарил» фонду «Соцгоспроект», связанному с людьми из окружения премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, «дворец на Рублевке», якобы дал взятку вице-премьеру Игорю Шувалову, осуществлял цензуру в ИД «Коммерсант», а в 1980-е годы сидел в тюрьме «то ли за изнасилование, то ли за мошенничество». «Медуза» рассказывает, как прошло первое заседание по этому делу.

Суд по гражданскому иску бизнесмена Алишера Усманова к политику Алексею Навальному о защите деловой репутации начался с получасовым опозданием. Истец — Алишер Усманов — на заседании не присутствовал, его представляли адвокаты Генрих Падва и Элеонора Сергеева. Они зашли в зал последними, после чего приставы позволили фотографам и операторам сделать несколько кадров — пишущие журналисты следили за процессом из коридора, там велась трансляция заседания.

Алексей Навальный, его адвокат Иван Жданов и представитель Фонда борьбы с коррупцией Вячеслав Гимади попросили судью Васину разрешить вести прямую трансляцию судебного заседания. Истцы были не против, но Васина ходатайство отклонила. «В Люблинском суде каждый раз одно и то же. Сначала суд отказывает в трансляции, потом в наших ходатайствах, в вызове свидетелей, а потом говорит, что я виновен», — сказал судье Навальный.

В целом, он был прав. Судья отклонила все ходатайства, которые подала сторона ответчика. Одно из них касалось вызова в качестве свидетеля премьер-министра России Дмитрия Медведева.

Иван Жданов объяснил суду, что только Медведев может подтвердить или опровергнуть суть иска Усманова. Он оспаривает то, что в августе 2010 года «подарил», как утверждается в расследовании ФБК, фонду «Соцгоспроект» участок в четыре гектара и дом на Рублевке — в поселке Знаменское. Стоимость «подарка» в ФБК оценили в пять миллиардов рублей. Жданов обратил внимание суда, что в 2010-м Медведев был председателем совета директоров «Газпрома», а истец-Усманов заведовал тогда в «Газпроме» покупкой горных активов, то есть их связывали деловые отношения.

Навальный указал, что без удовлетворения ходатайства, касающегося Медведева, процесс не имеет смыла: «Я понимаю, что это занятой свидетель, у него сложный график. Но в этом процессе Усманов защищает не свои интересы — он хочет опровергнуть наше расследование „Он вам не Димон“».

Генрих Падва ответил: «Нужно сначала предоставить доказательства и данные того, что Медведев имеет отношение к фонду, а потом уже вызывать его в качестве свидетеля». И добавил, что вызов премьера — это политическое заявление.

Суд также оставил без внимания ходатайства о вызове в качестве свидетеля вице-премьера российского правительства Игоря Шувалова. По словам Навального, обвиняющего Усманова в даче взятки Шувалову, только вице-премьер сможет дать необходимые пояснения о своих связях с бизнесменом.

Навальный просил вызвать в суд и других героев фильма «Он вам не Димон» — председателя наблюдательного совета фонда «Соцгоспроект» Илью Елисеева, директора этого фонда Алексея Четверткова, а также его учредителя Виталия Головачева. По словам представителей ФБК, эти люди могли бы пояснить обстоятельства передачи имущества Усмановым фонду. После того как судья вновь отклонила их просьбы, Навальный указал ей, что она лишает его возможности осуществлять защиту. «Этот процесс очень похож на все предыдущие, на которых я уже бывал в Люблинском суде. Кстати, вы помните, я у вас однажды выиграл — это было дело о горячей воде [в доме]!» — говорил политик.

Чтобы объяснить, почему он обвинил Усманова в цензуре, Навальный попросил суд приобщить к делу интервью Усманова изданию «Газета.ру», в котором бизнесмен признавался, что в 2011 году по политическим мотивам уволил генерального директора ЗАО «Коммерсант-Холдинг» Андрея Галиева и главного редактора журнала «Коммерсант-Власть» Максима Ковальского (имеется в виду вот эта новость). Суд вновь отклонил ходатайство.

Когда число запросов перевалило за десяток, судья начала заметно нервничать; она просила сторону ответчика зачитывать ходатайства быстрее — и огласить все сразу. Но адвокаты ФБК и сам Алексей Навальный попросили судью их не торопить и продолжили в своем темпе. «Что произошло, когда вы вышли из зала на перерыв? Пожар? Новый ураган? У нас целый день процесса. И никто не просил экономить время», — успокаивал судью Навальный.

Политик продолжал ходатайствовать: он попросил приобщить к делу показания олигарха Бориса Березовского суду в Великборитании, где тот рассказывал, как Медведев, будучи главой «Газпрома», якобы помог Усманову создать свою «нелегальную коррупционную горно-обогатительную империю». Последовал новый отказ.

— Давайте, может, заявим еще 200 экзотических ходатайств? Давайте, может, будем дух Березовского вызывать? — укоряла Навального адвокат Элеонора Сергеева.

— Мне бы живого Усманова вызвать, — отвечал Навальный.

Лишь около часа дня, спустя три часа после начала заседания, судья зачитала иск Усманова, в котором бизнесмен перечислил около десятка публикаций, затрагивающих его честь и достоинство. Среди них: расследование «Он вам не Димон», интервью Навального «Эху Москвы», где тот рассказывал, как ФБК нашел связь фонда с близкими Медведеву людьми; записи на странице Навального в фейсбуке, в которых написано о взятке Усманова, которую Усманов якобы дал Игорю Шувалову; наконец, заявления основателя ФБК о цензуре в газете «Коммерсант», которая принадлежит Усманову. Истец просил опровергнуть все эти сведения на сайтах и страницах в соцсетях, где они были опубликованы, причем каждая запись должна быть опровергнута отдельно. Денежной компенсации Усманов от Навального не потребовал.

Алексей Навальный и адвокат Алишера Усманова Генрих Падва, Люблинский суд Москвы, 30 мая 2017 года
Фото: Евгений Фельдман / Проект «Это Навальный»

В объяснении иска Генрих Падва заметил, что его доверитель не отрицает, что подарил усадьбу фонду, но возражает против того, что это была взятка Дмитрию Медведеву. «Медведев к фонду никакого отношения не имеет», — сказал он и вновь указал на то, что Навальный не предоставил никаких доказательств обратного. 

«Навальный назвал Алишера Усманова преступником. Хотя сам является адвокатом, и должен понимать, что неприлично называть преступником человека, осужденного 40 лет назад, да еще и в Узбекистане. Уж Навальному об этом не знать», — заявил Падва и добавил, что его доверитель был осужден за хозяйственное преступление, а Верховный суд Узбекистана впоследствии отменил приговор и реабилитировал Усманова, признав, что дело было сфабриковано.

Позднее по ходатайству Падвы суд приобщил к делу справки об отсутствии судимости у Усманова, а также документ из Верховного суда Узбекистана — о наличии у Усманова судимости по статьям о хищении и мошенничестве и об отмене судимости решением военной коллегии Верховного суда Узбекистана в 2010 году. Падва также представил суду решение Тушинского районного суда Москвы — о признании несоответствующими действительности фактов о том, что Усманов якобы судим за изнасилование.

Дальше в суде заговорили о цензуре. Навальный напомнил, что в 2011 году Алишер Усманов «уволил» главного редактора журнала «Коммерсант-Власть» Максима Ковальского — за публикацию фотографий с бюллетенями на выборах в Госдуму; один бюллетень был испорчен нецензурной надписью. Вслед за этим появилось коллективное письмо журналистов «Коммерсанта» и «Газеты.ру» в защиту главного редактора «Власти» (формально Ковальский покинул ИД «Коммерсант» с формулировкой «по соглашению сторон» 13 декабря 2011 года).

«Это был декабрь 2011 года, а что у нас было в 2011 году? Огромные митинги на улицах Москвы! Таким образом, Усманов демонстративно увольнял журналистов, чтобы доказать свою лояльность и снова показать себя верным кремлевским холуем», — заявил оппозиционер. Он также сказал, что и сейчас Усманов своим иском пытается «увести разговор от коррупции и воровства премьер-министра России». «Он не только иск подал, но еще и целое шоу устроил с видеообращениями и конкурсами мемов», — уточнил политик и поинтересовался у судьи, знает ли она, что такое «мемы».

«Он хочет, чтобы мы удалили страницу с фильмом „Он вам не Димон“ — фильм, который подталкивает к борьбе с этой властью. Но он не будет удален, мы еще сильнее начнем его распространять. Нравится это Усманову или нет», — продолжал свою речь Навальный.

Едва ли не единственное ходатайство истца, которое не было поддержано судом, касалось допроса в качестве свидетелей генерального директора «Коммерсанта» Владимира Желонкина и главного редактора «Коммерсанта» Сергея Яковлева. Поддержать коллег в Люблинский суд Москвы даже приехал специальный корреспондент ИД «Коммерсант» Андрей Колесников. Однако судья Васина сказала, что необходимости в допросе нет, суд будет давать оценку доказательствам. В это время в коридоре возле зала для заседаний Колесников, услышав решение суда, сказал: «Пойду обрадую ребят».

Вызвать Желонкина и Яковлева в качестве свидетелей попробовал и Навальный. По его словам, в 2011 году журналисты подписали письмо, в котором назвали действия Усманова «давлением на журналистов» (Колесников и Яковлев действительно подписывали это обращение), но судья отказал и оппозиционеру.

За 15 минут до закрытия суда Васина объявила о переходе к прениям — и сразу же отложила заседание до 31 мая.

Саша Сулим