истории

«Сто лет назад богохульников отправляли на каторжные работы» Представители РПЦ о приговоре Руслану Соколовскому, признанному виновным в оскорблении чувств верующих

Meduza
15:26, 11 мая 2017

11 марта суд в Екатеринбурге приговорил к 3,5 годам лишения свободы условно видеоблогера Руслана Соколовского. Его осудили по статье об оскорблении чувств верующих за то, что он играл в игру Pockemon Go в храме. В приговоре говорится, что «верующие в роликах Соколовского «представлены как больные и глупые люди» и что он «отрицает существование Иисуса Христа и пророка Мухаммеда». «Медуза» спросила у представителей РПЦ, как они относятся к этому приговору.

Алексей Уминский

протоиерей, настоятель храма Святой Троицы в Хохлах, телеведущий

Фото: Valeamicus / Wikimedia Commons (CC BY-SA 4.0)

Я понимаю так, что Соколовского обвиняют в оскорблении всевозможных чувств разных категорий граждан. Не думаю, что действия этого блогера вообще должны измеряться в поле уголовного наказания — такие вещи не должны подлежать уголовному преследованию. Ведь Соколовский не производил действий как таковых, не уничтожал святыни, не наносил ущерб священным местам, не осквернял храмы. Речь идет прежде всего о его высказывании. Да, о совершенно неуместном, недопустимом, хамском, оскорбительном поведении, но это все только слова с его стороны, какое отношение это имеет к уголовным делам?

За свои действия Соколовский вне всякого сомнения должен нести ответственность, но однозначно не уголовную. Тем более, если подобное деяние человек совершил впервые в жизни. Я помню, что на суде Соколовский сказал правильные, на мой взгляд, вещи. Он сказал про себя, что он идиот, но не преступник. И это действительно так, ведь, судя по всему, он таковым и является. Конечно, такой человек нуждается в исправлении, вразумлении, в перевоспитании. И, наверное, государство и общественность могут найти такие формы воздействия. Мне кажется, разумно отправить Соколовского на общественные работ в госпитали, больницы, дома престарелых. То есть в места, где человек просто научился бы служить ближним и приносить пользу обществу, и тем самым научился бы смотреть на мир других людей иными глазами. Я рад, что наказание выражено в условном виде. Хотя срок в 3,5 года мне и кажется чрезмерным.

Слава богу, его не посадят в тюрьму за такого рода проступок. Ведь иначе бы появился не только лишенный свободы человек, который получил несправедливое обвинение, но и огромное количество сочувствующих ему молодых людей, которые будут демонстрировать свою борьбу с несправедливостью подобными же способами. Совсем недавно была новость, что в Екатеринбурге какие-то подростки забрались в храм, фотографировались в одеждах священнослужителей и даже положили на престол [гаечный] ключ, что само по себе оскорбительно и осквернительно. Но люди, бывшие в храме, просто вывели их оттуда за шкирку и отругали (на самом деле полиция проводила проверку после этой истории — прим. «Медузы»). По-моему, в таких случаях так и надо поступать. Надо отругать человека, вразумить, сказать ему: «Что ж ты, идиот, делаешь?» и отпустить. Мне кажется, есть какие-то простые способы воспитания, которые к Соколовскому почему-то не применялись.

Дмитрий Смирнов

протоиерей, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской и еще семи церквей в Москве и Московской области

Фото: Александр Щербак / ТАСС

Условный срок — несправедливая в данном случае мера наказания, потому что маленькая. Все, кто получают условный срок, обычно радуются. С них снимают наручники, и они всегда в этот момент бывают очень счастливы. Я сам не посвящен в подробности дела Соколовского. Но если люди ставят цель пресечь такие действия [которые он совершил], то условный срок — это несерьезно.

Сто лет назад для богохульников отправляли на каторжные работы, если что. Я не могу сказать, какая мера наказания для Соколовского была бы идеальной — это решают специалисты. Тут важно понимать, чего они этим приговором хотят добиться: то ли компромисса, то ли хотели пресечь какое-то социальное явление. Когда я буду императором, тогда я вам скажу, что для Соколовского лучше, а сейчас не знаю пока.

Георгий Ореханов

протоиерей, богослов и историк, доктор исторических наук, профессор

Комментировать ситуацию вокруг Соколовского я не буду, потому что это полная чепуха, высосанная из пальца одной [стороной конфликта] и другой.

Александр Ильяшенко

протоиерей, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря

Фото: Анатолий Жданов / Комсомольская правда / PhotoXPress

Решение по Соколовскому вынесено в соответствии с его действиями — их суд квалифицировал как преступные. Но мы же с вами понимаем, что условное наказание в действительности перевоспитывает очень и очень немногих. Но по крайней мере, оно может послужить предостережением для других людей, которые тоже захотят заниматься тем же, что и Соколовский, но не станут. Самого блогера это вряд ли исправит, а для других это может послужить суровым уроком. Мы живем в правовом государстве, суд вынес решение в соответствии с законодательством, но нашу правовую систему еще нужно развивать — относительно подобных правонарушений.

Соколовскому хотели дать реальный срок, а потом его изменили на условный. Мне кажется, это мудрое решение, потому что оно соответствует христианскому принципу милосердия и правосудия. Всегда лучше человека помиловать, чем сурово наказать. Но я думаю, что и вполне логично блогеру выбрана уголовная мера наказания — его выходки можно расценить как хулиганство.

Ирина Кравцова