истории

Спецслужбы США добились отставки советника Трампа из-за его контактов с Россией. И сделали все по правилам

13:59, 16 февраля 2017

Директор ФБР Джеймс Коуми (слева) и директор Национальной разведки Джеймс Клаппер

Фото: Cliff Owen / AP / Scanpix / LETA

Отставка советника президента США по национальной безопасности Майкла Флинна из-за контактов с российским послом — крупнейший скандал в администрации Дональда Трампа. О разговорах между Флинном и Сергеем Кисляком американские СМИ узнали от источников в спецслужбах (это сразу же привело к новым слухам о конфликте между президентом и американской разведкой). 15 февраля Трамп обвинил спецслужбы в антиамериканизме и нарушении закона. Однако, как утверждает Foreign Policy, сотрудники органов действуют не просто в рамках закона — их поведение вообще выглядит значительно более дальновидным, чем действия администрации Трампа.

Как пишет Foreign Policy, у американских спецслужб (ФБР и АНБ) были все законные основания для отслеживания переговоров Майкла Флинна. Несмотря на то, что слежка за американскими гражданами без решения суда запрещена, несколько законов и подзаконных актов позволяют этим ведомствам мониторить переговоры иностранцев в США. Никакого секрета в этом нет, так что российский посол Сергей Кисляк, без сомнения, предполагал, что его звонки и SMS могут слушать и читать сотрудники спецслужб.

Если выясняется, что в этих разговорах участвует «американская сторона» (речь может идти как о гражданах США, так и об американских организациях), ФБР и АНБ оказываются ограничены в полномочиях — но только если содержание разговоров не указывает на сбор иностранцем разведданных. Иными словами, ночной звонок иностранного дипломата в пиццерию ФБР проигнорирует, и записи с участием американского гражданина будут уничтожены. Но если американец на другом конце провода связан с правительством (например, с советником Трампа Майклом Флинном), сотрудник обязан действовать в соответствии со специальной должностной инструкцией, установленной самим правительством.

Если в ходе наблюдения выясняется что-то подобное, об этом тут же информируют главу Отделения национальной безопасности Минюста США, директора ФБР и его заместителя. Они должны решить, как поступать с полученными записями. В данном случае директору ФБР Джеймсу Коуми представили расшифровку разговора и SMS между Флинном и Кисляком. Первый контакт между ними зафиксирован 18 декабря, последний — 30-го, то есть на следующий день после вступления в силу санкций против российских дипломатов.

Уже один тот факт, что Америке было важно понять, почему Россия отказалась отвечать на санкции, позволил бы директору ФБР сохранить расшифровки в неотредактированном виде. Однако важно было и то, что Майкл Флинн, на тот момент частное лицо, обладающее тем не менее временным допуском к секретной информации, общался с послом государства, подозреваемого во вмешательстве в ход выборов в интересах непосредственного начальника Флинна — Дональда Трампа. В этой ситуации проигнорировать поведение Флинна и уничтожить или скрыть записи переговоров с его участием было бы со стороны ФБР преступной халатностью.

Затем ответственность переходит к Минюсту — там должны решить, как действовать дальше. К примеру, если бы были основания полагать, что Майкл Флинн действовал как агент другого государства, ведомство могло бы запросить ордер и установить за ним слежку. До сих пор на это не указывает ровным счетом ничего, так что Минюсту, ФБР и АНБ следовало передать полученные документы в Совет по национальной безопасности. Однако переговоры вскрылись до инаугурации Трампа, и совет еще состоял из членов команды Барака Обамы. Видимо, именно поэтому спецслужбы решили действовать через прессу, что бывает крайне редко.

Между 30 декабря и 12 января о происходящем узнал журналист The Washington Post Дэвид Игнатиус. После его публикации вице-президент Майкл Пенс поговорил с Флинном, и тот заверил его, что санкции в ходе разговоров не обсуждались. Между тем, в ФБР, Совете национальной безопасности и Минюсте многие видели расшифровку разговора от 30 декабря — они знали, что Флинн лжет.

Директор ФБР Джеймс Коуми не посчитал необходимым начинать расследование в отношении Флинна (вероятно, накануне инаугурации ему показалось это неуместным), но отправил агентов побеседовать с советником Трампа. Что они установили, неизвестно — однако 26 января Коуми отдал распоряжение официально проинформировать Белый дом, что данные спецслужб о содержании переговоров между Флинном и Кисляком не подтверждают заверения самого Флинна.

Главный вопрос: почему между этим и отставкой советника прошло целых 11 дней? По мнению Foreign Policy, самое верное объяснение — одновременно и самое простое: с одной стороны, некомпетентность советников; с другой — неспособность ключевых фигур администрации оценить последствия своих действий. Американские спецслужбы, напротив, проявили в этом деле большую проницательность, заключает издание.

То, что советник по национальной безопасности был уволен в результате прослушки, дает редкую возможность взглянуть на то, как работают в Америке механизмы слежки. Это история не о самовольном превышениями спецслужбами своих полномочий, а о широких полномочиях, полученных ими в рамках закона (англ. яз).

Foreign Policy