Перейти к материалам
истории

«Я гадкая женщина!» Феминистский манифест на «Женском марше» в Вашингтоне. Видео

Источник: Meduza

21 января по всему миру прошли «Женские марши». Одна из наиболее многочисленных акций состоялась в Вашингтоне, где на марш собралось около полумиллиона человек. На нем актриса и правозащитница Эшли Джадд прочитала монолог Нины Донован, 19-летней студентки из Теннесси (в оригинале он звучит так). Донован написала этот текст после того, как во время дебатов кандидатов в президенты США Дональд Трамп назвал Хиллари Клинтон «гадкой женщиной». «Медуза» показывает, как Эшли Джадд читала монолог, и дает полную его расшифровку.

«Да! Я гадкая женщина!» Феминистский манифест на «Женском марше» в Вашингтоне
Meduza

Меня зовут Эшли Джадд, и я феминистка. Передаю привет Индепенденс-авеню, которая у меня за спиной, и всем до самой 17-й улицы — и хочу передать вам слова Нины Донован, 19-летней девушки из Миддл, штат Теннесси. Она разрешила мне ее процитировать. 

«Я гадкая женщина. Но я не такая же гадкая, как мужчина, который выглядит так, будто принимает ванны из крошек от чипсов Cheetos. Как человек, чьи слова сбивают с толка Америку. Слова, санкционированные выборщиками; слова, полные ненависти, отравляющие наш национальный гимн. Но я не такая гадкая, как [татуировки] флагов Конфедерации, которые набивают себе люди в моем городе. Может быть, Юг и правда однажды поднимет голову. Может быть, для некоторых он ее никогда и не опускал. Чернокожие по-прежнему в оковах и могилах — просто потому, что они чернокожие. Рабство переродилось в тюремную систему — на глазах людей, которые считают, что меланин [темный пигмент кожи] это признак кожи животного.

Я не такая гадкая, как свастика на ЛГБТ-флаге, я не знала, что дьявол может воскреснуть, но я ощущаю дух Гитлера на улицах. Усы сменили на парик. Нацисты придумали переходную терапию [психиатрическая практика, направленная на «изменение» сексуальной ориентации], эти новые газовые камеры, изгоняющие геев из Америки и превращающие радуги в самоубийства. Я не такая гадкая, как расизм, мошенничество, конфликт интересов, гомофобия, сексуальные домогательства, ненависть к трансгендерам, убежденность в превосходстве белой расы, мизогиния, невежество, привилегии белых… Как когда ваша дочь (речь о дочери Дональда Трампа Иванке — прим. «Медузы») становится вашим любимым секс-символом, будто «влажные сны» с собственными генами.

Да, я гадкая женщина — громкая, вульгарная, гордая женщина. 

Я не такая гадкая, как дуэт Трампа и Пенса, который мне подсовывают в будке для голосования. Я гадкая, как борьба моих бабушек за мое право голосовать. Я гадкая, как война за равенство зарплат. Скарлетт Йоханссон (тоже выступала на «Женском марше» в Вашингтоне — прим. «Медузы»), почему актрисам заплатили в прошлом году в два раза меньше по сравнению с актерами? Видите, даже когда мы устраиваемся на высокооплачиваемую работу, наши доходы все равно срезают лезвиями тестостерона. Почему стоимость труда чернокожей или латиноамериканской женщины составляет 63% и 54% от того, что получает привилегированная дочь белого мужчины? Это не феминистский миф. Это неравенство. Мы тут не для того, чтобы нас разоблачали. Мы пришли, чтобы нас уважали. Мы пришли, чтобы быть гадкими. 

Я гадкая, как кровь на простыне. Мы вообще-то не выбираем, будут ли у нас месячные — и когда они начнутся. Поверьте мне, если бы можно было выбирать, некоторые из нас сделали бы свой выбор. Нам не нравится выкидывать любимое нижнее белье. Скажите, почему прокладки и тампоны до сих пор облагаются налогом (в большинстве штатов США женские гигиенические средства не считаются предметами первой необходимости, поэтому облагаются налогом с продаж — прим. «Медузы»), а виагра и Rogaine [средство против облысения] — нет? Неужели ваша эрекция важнее, чем защита от священной грязной части моего женского естества? А следы от крови на моих джинсах больше смущают, чем ваше облысение? 

Я знаю, как сложно смотреть на собственные права и привилегии. Вы можете испугаться правды. Но я не боюсь быть честной. Может быть, все это звучит мелочно. Но это лишь часть огромной кучи всего того, что должно измениться на моих глазах. Но я не могу ничего увидеть. Мои глаза слишком заняты — они смотрят вниз и молятся моим ногам, чтобы никто не принял мой взгляд за желание физического контакта. Половину своей жизни я «застегивала» свою улыбку, надеясь, что вы не подумаете, будто я хочу расстегнуть ваши джинсы.

Я не боюсь быть гадкой, потому что я такая же гадкая, как Сьюзен, Элизабет, Элеанор, Амелия, Роза, Глория, Кондолиза, Соня, Малала, Мишель, Хиллари! 

И наши вагины — не для того, чтобы вы за них хватали. А для того, чтобы напомнить вам — наши стенки сейчас мощнее, чем когда-либо будут стены Америки. Наши вагины — для нашего удовольствия. Они для того, чтобы рожать поколения грязных, вульгарных, гадких, гордых христианок, мусульманок, буддисток, сикхов и так далее, для новых поколений гадких женщин. И если вы гадкая женщина или любите такую, я хочу слышать, как вы скажете: «Да, черт возьми». 

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Реклама