истории

Органы опеки не собираются возвращать приемных детей в московскую семью. Заведены дела о халатности и побоях

Meduza
Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова встретилась со Светланой Дель
Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова встретилась со Светланой Дель
Фото: уполномоченный при президенте России по правам ребенка

В четверг, 19 января, Следственный комитет возбудил уголовное дело о халатности против сотрудников московских органов опеки. Их подозревают в том, что они вовремя не выявили нарушения в семье Михаила и Светланы Дель — сотрудники опеки 10 января забрали у них десятерых из 13 несовершеннолетних детей; сейчас они содержатся в зеленоградском реабилитационном центре. Родители заявляют, что никаких документов, разрешающих изъятие, московские чиновники не предоставили. По словам психологов, дети боятся отца и рассказывают о побоях; по факту побоев возбуждено уголовное дело. «Медуза» рассказывает новые подробности этой истории.

10 января московские органы опеки забрали из семьи Михаила и Светланы Дель десять детей. Это случилось после того, как воспитатель детского сада нашла синяки на теле одного из них. Чиновники заподозрили отца семьи в нанесении побоев; родители это отрицают. Некоторых детей доставили в социальные учреждения, других — в больницу из-за наличия у них ВИЧ-инфекции (лечение дети получали своевременно). Позже их перевезли в зеленоградский «Центр поддержки семьи и детства».

В пятницу, 13 января, детский омбудсмен Анна Кузнецова заявила, что четверых детей вернут «в ближайшее время». 19 января дети по-прежнему находились в центре. Всего в семье Дель 16 детей, трое из них взрослые и не живут с родителями; четверо усыновлены, восемь содержатся по договору опеки, один — кровный.

17 января Светлана Дель подала в суд на органы опеки, управление соцзащиты и отдел полиции из-за того, что детей забрали, по ее мнению, незаконно. 18 января в разговоре с «Медузой» адвокат семьи Иван Павлов сообщил, что чиновники так и не предоставили документов, обосновывающих законность действий органов опеки. Сложившуюся ситуацию он назвал «совершенно беспрецедентной по своей брутальности».

Дети из семьи Дель рассказали, что их бил отец, утверждают чиновники. «Большинство детей подтвердили экспертам установившуюся в семье практику телесных наказаний со стороны отца, которые производились неоднократно и в присутствии мамы», — заявила детский омбудсмен Анна Кузнецова 18 января. Она отметила, что с детьми беседовали независимые психологи; в их число вошли специалисты из общественной организации «Иван-Чай» и благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Как рассказала «Медузе» руководитель организации «Иван-Чай» Элина Жгутова, психологи пришли к выводу, что «дети боятся отца». Она отметила, что видела фотографии синяков, которые послужили поводом для изъятия детей: «Если бы ребенка ремнем ударили пару раз, то вот такие синяки и остались бы». В фонде «Волонтеры в помощь детям-сиротам» от комментариев отказались.

В семье ранее заявляли, что никто из детей не подвергался физическому насилию. Знакомые и коллеги Светланы и Михаила Дель отзываются о них положительно.

18 января глава департамента соцзащиты Москвы Владимир Петросян заявил, что договор о приемной семье, заключенный со Светланой и Михаилом Дель, будет расторгнут. «Родители не справились со своими обязанностями. С детьми работали независимые психологи, к сожалению, [их] решение однозначное — детей возвращать в семью категорически нельзя», — сказал Петросян. Он подчеркнул, что лично проинформировал об этом Светлану Дель. По его словам, дети пройдут реабилитацию, затем для них попробуют найти новую приемную семью. Как будет решаться вопрос с усыновленными, а не находящимися под опекой детьми, он не уточнил.

В этот же день, 18 января, стало известно о возбуждении уголовного дела по статье 116 УК РФ («Побои») — по факту побоев детей. В связи с возбуждением уголовного дела Михаила Деля вызвали в Следственный комитет в пятницу, 20 января. «Есть вероятность, что там меня задержат», — сказал он «Медузе». Также СК завел уголовное дело против сотрудников московских органов опеки, их подозревают в халатности; по версии следователей, работники соцзащиты вовремя не выявили нарушения в семье.

О том, что у детей ВИЧ, впервые рассказал неназванный сотрудник пресс-службы детского омбудсмена Анны Кузнецовой. Он заявил об этом агентству «Интерфакс» 13 января, когда не все детали этой истории были известны; в частности, сотрудник перепутал количество детей. Разглашение диагноза подпадает под статью 13 федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан РФ», касающейся соблюдения врачебной тайны. В законе говорится, что разглашение сведений о болезни возможно только с письменного согласия гражданина или его законного представителя.

Евгений Берг