истории

Актриса «Театра.doc» обвинила Петра Павленского в сексуальных домогательствах. Художник уехал из России

Meduza
Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС / Scanpix / LETA

В понедельник, 16 января, стало известно, что художник Петр Павленский уехал из России вместе с подругой Оксаной Шалыгиной и двумя их детьми. Он намерен просить политического убежища во Франции. Поводом стала доследственная проверка по заявлению о сексуальном домогательстве, которое на Павленского и Шалыгину написала актриса московского «Театра.doc» Анастасия Слонина. В «Театре.doc» заявили, что пара пыталась ее изнасиловать. Павленского также обвинили в том, что он избил бывшего бойфренда Слониной, еще одного актера «Театра.doc». Художник обвинения в физическом и сексуальном насилии отрицает и называет дело политическим. «Медуза» рассказывает, что известно об этой истории.

Актриса «Театра.doc» Анастасия Слонина написала на Петра Павленского заявление в полицию — в отношении художника проводится доследственная проверка по статье 132 УК РФ («Насильственные действия сексуального характера»). Как рассказывает сам Павленский, 14 декабря 2016 года он и Шалыгина вернулись в Москву из Варшавы, и их сразу доставили в Следственный комитет, где им сообщили о проверке. Павленский был уверен, что их арестуют, однако вечером того же дня следователи отпустили обоих. После этого Павленский и Шалыгина решили уехать из РФ — они вместе с двумя их детьми уже покинули страну и намерены просить политическое убежище во Франции.

В «Театре.doc» подтвердили, что Слонина написала заявление на Павленского. По словам директора театра Елены Греминой, Павленский и Шалыгина в конце 2016 года сделали актрисе Слониной «предложение провести втроем какое-то, так сказать, что-то». «Я знаю, что у Насти [после этого] был чуть ли не отрезан палец, разрезана одежда», — отмечает Гремина. Продюсер театра Всеволод Лисовский заявил, что Павленский и Шалыгина совершили «попытку изнасилования» Слониной. «Ей нанесли ножевые ранения, неопасные для жизни, на руках. Она вышла оттуда [от Павленского и Шалыгиной] почти голая с изрезанными пальцами», — отметил Лисовский.

Адвокат Анастасии Слониной Юрий Лысенко подтвердил, что после инцидента его подзащитная написала заявление в полицию на художника Петра Павленского. Сама Слонина была недоступна для комментариев.

Художника также обвинили в нападении на бывшего молодого человека Слониной. «Павленский и его соратники приехали вшестером, били лежачего [молодого человека] ногами. Трое держали, а художник Павленский бил ногами», — сказала в разговоре с «Медузой» директор театра Елена Гремина. По ее словам, пострадавший молодой человек — актер «Театра.doc» по имени Василий (по сведениям «Медузы», речь идет об актере Василии Березине).

Как рассказал продюсер «Театра.doc» Всеволод Лисовский «Новой газете», «[актер „Театра.doc“] встречался с нашей актрисой. Актеру показалось, что Павленский и его соратница оказывают ей знаки внимания. Он хотел узнать почему. В ходе переписки, абсолютно гопнической, они с Павленским договорились о встрече. Подъехала машина, из нее вышли четыре человека и стали избивать этого актера».

Гремина отметила, что инцидент зафиксировали камеры наблюдения, запись с них сотрудникам театра «предоставило ТСЖ». На видео несколько молодых людей бьют человека; их лица невозможно различить. Гремина заявила, что в связи с нападением заведено уголовное дело по статье 116 УК РФ («Побои»).

Оба инцидента также подтвердил «Настоящему времени» худрук театра Михаил Угаров. «„Театр.Doc“ с осени жил с этим знанием, но мы просто не выносили информацию наружу, поскольку знали, что в двух случаях поданы заявление в полицию и ждали какой-то реакции», — сказал он.

Павленский заявил «Медузе», что бывший молодой человек Слониной сам избивал актрису. «У нас была драка с этим человеком, но только после того, как [Слонина] жаловалась, что этот человек ее душит, избивает, бьет головой об ванну, плюет ей в лицо. Это человек начал писать, когда мы встретились, начал провоцировать драку, и у нас произошел конфликт», — сказал Павленский, отметив, что встречался с актером один (на видеозаписи, предоставленной Еленой Греминой, нападавших трое; Михаил Угаров говорит о шести людях, одним из которых была Шалыгина).

Художник заявил, что ему ничего не известно про уголовное дело по статье «Побои». Павленский также говорит, что он не причинял вреда Слониной: «Если я кого и резал, так только себя». В его совместном с Шалыгиной обращении (имеется в распоряжении «Медузы») говорится, что «никакого насилия не было»: «Нашу [с Оксаной] позицию о свободных отношениях обернули в преступное насилие против личности. Нас попытались сделать жертвами грязной интриги».

По словам Павленского, о заявлении ему и Шалыгиной было известно еще за пять дней до возвращения в Москву, но они «проигнорировали предупреждение». «Как вы думаете, если бы у нас было хоть что-то [из того, в чем обвиняет Слонина], мы бы отнеслись к предупреждению так несерьезно, мы бы вернулись в Москву?» — рассуждает Павленский.

Павленский уверен, что дело является политическим заказом. «Я не знаю, как долго [Слонина] сотрудничала с полицией, но она однозначно это делала», — сказал Павленский «Медузе». По словам художника, за ним и Шалыгиной «непрерывно следили», власти «искали способы нашей нейтрализации из общественной и политической жизни страны». В конце концов, по его словам, их готовы обвинить по «тяжкой и грязной» статье. Павленский заявил, что покинул Россию, чтобы «не тянуть за собой близких и лишать их свободы». Он сказал, что вернется в Россию, если уголовному делу не будет дан ход.

В «Театре.doc» отрицают политическую мотивацию обвинений. «Ни к политике, ни к искусству, ни к театру ничего из этого — никакого отношения не имеет, — написала Гремина в своем фейсбуке. — Так бывает. Кажется, Илья Трушевский (в 2011 году осужден на пять лет за попытку изнасилования — прим. „Медузы“) тоже получал премии как художник».

«Я был один из самых горячих сторонников и поклонников Павленского, и теперь я понимаю, что его акции и то, что он делал, как художник, это одно. А лично — это омерзительно, — сказал Михаил Угаров „Настоящему времени“. — Это уголовка. То есть он нормальный уголовный тип — с лексикой, с понятиями уголовными. И пока это в моей голове не умещается».

Евгений Берг