Перейти к материалам
разбор

Сделки в офшорах — это операция ФСБ. Что в этом странного? «Вести недели» предложили конспирологический ответ на «Панамский архив»

Источник: Meduza
Фото: Дмитрий Серебряков / AFP / Scanpix

Офшорные сделки с участием российских бизнесменов, зафиксированные в «Панамском архиве», на самом деле являются частью операции российских спецслужб. С таким заявлением в программе «Вести недели» выступил источник в ФСБ. Версия, предложенная представителем силового ведомства, полна странностей и нестыковок. «Медуза» изучила слова анонимного источника, сравнила их с тем, что о сделках писали российские деловые СМИ, и сформулировала вопросы, которые в связи с этим всем возникают. 

Сколько сделок в России проводится под контролем ФСБ? 

По версии программы «Вести недели», в 2008 году ФСБ получила оперативную информацию, что компания «Национальные телекоммуникации» бизнесмена Сулеймана Керимова планирует продать свои российские активы американцам. Силовики решили вмешаться в сделку. Для этого сотрудники ФСБ попросили нескольких бизнесменов выкупить компанию у Керимова, а через несколько лет передали актив государственному «Ростелекому» — за те же деньги. 

Оставим в стороне вопросы про «те же деньги» (как указывает журналист «Ведомостей» Ксения Болецкая, с 2008-го по 2011-й телекоммуникационные активы в России значительно подешевели); гораздо важнее, что источник «Вестей недели» прямо заявляет: сделки, которые наблюдатели считали рыночными, на самом деле проводились под контролем силовиков. Значит ли это, что таких сделок в истории современной России было много? Есть ли гарантии, что любая следующая заметная сделка в России будет рыночной и в нее не вмешаются спецслужбы? В «Вестях недели» упомянуты «Национальная медиа группа», «Северсталь», «Сургутнефтегаз», Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк. Значит ли, что сделки всех этих компаний следует изучить на предмет вмешательства ФСБ? Не должны ли частные акционеры указанных эмитентов подать на компании в суд за то, что они действовали не ради извлечения выгоды, а ради удовлетворения запроса ФСБ?

В чем вина Сулеймана Керимова? 

В материале «Вестей недели» владелец «Национальных телекоммуникаций» Сулейман Керимов оказался явно отрицательным персонажем — это он решил продать российские активы американцам. Но что плохого он сделал? О том, что Керимов планирует продать часть своих активов на бирже, было известно заранее. Более того, это совершенно обычная практика: на американских биржах торгуются акции CTC Media, «Вымпелкома» («Билайн»), «Яндекса» и других российских компаний. Сулейман Керимов очевидно не нарушил ни закон, ни общепринятую практику — в чем же тогда его вина? И значит ли, что теперь любая компания, которая хочет провести размещение акций, должна получать разрешение в ФСБ? 

Зачем нужно было проводить спецоперацию? 

Из материала «Вестей недели» следует: спецоперацию провели, чтобы российскими медиа не завладели иностранцы. По тем же причинам в России спустя несколько лет после «спецоперации» был принят «закон об иностранцах в СМИ», который прямо запрещает зарубежным фирмам владеть более чем 20% российских медийных компаний. Получается, что дорогостоящую операцию силовиков, растянувшуюся на три года («Ростелекому» актив Керимова достался только в 2011-м), можно было не проводить, а просто побыстрее изменить законодательную практику? Или, наоборот, спецоперация показала свою неэффективность — и после этого изменили законодательство? Судя по интонации «Вестей недели», такое соображение у зрителей возникнуть не должно: спецоперация преподносится в явно положительном ключе. 

Кроме того, в апреле 2008 года — как раз в момент продажи Керимовым кабельных сетей «Национальной медиа группе» и другим инвесторам — был принят закон, определяющий порядок осуществления иностранных инвестиций в компании, имеющие стратегическое значение. В частности, законом ограничивались вложения иностранцев в медийные активы. Фактически, законопроект можно было дополнить одним пунктом про кабельные сети — и спецоперацию проводить бы не пришлось.

Как это все связано с Ролдугиным? 

В сюжете «Вестей недели» говорится, что выкупать у Керимова «Национальные телекоммуникации» следовало обязательно с помощью офшора. Значит ли это, что все российские сделки, упомянутые в «Панамском архиве», были связаны именно с покупкой активов у Керимова? 

«Новая газета» и «Ведомости» приводят примеры сделок вокруг «Национальных телекоммуникаций», цель которых заключалась в другом: с их помощью на счета связанных с Сергеем Ролдугиным компаний перечислялись значительные суммы. Вот одна из таких сделок. В 2007 году «Национальные телекоммуникации» берут у некоего офшора четыре миллиарда рублей. В 2010-м долг переводится на другую компанию, а от нее — компании, связанной с Сергеем Ролдугиным, которая заплатила за право требовать долг один доллар. Долг пришлось возвращать «Ростелекому», и эта сделка еще в 2013 году вызывала вопросы у российских журналистов. 

Никаких комментариев к этой и другим сделкам в «Вестях недели» не было. Значит ли это, что указанным транзакциям нет никаких объяснений, кроме обогащения офшоров, связанных с Ролдугиным? 

* * *

После просмотра «Вестей недели» возникают и другие, менее существенные вопросы. Так, складывается впечатление, что Сулейман Керимов назначил за компанию цену в полтора миллиарда долларов — и российские бизнесмены, ведомые ФСБ, просто согласились на эту сумму, даже не пытаясь торговаться (по версии «Ведомостей», Керимов заработал на продаже актива в четыре раза больше, чем на него потратил). 

Наконец, «Вести недели» сознательно увеличили значимость «Национальных телекоммуникаций» для российского рынка: даже если представить, что они достались неким «американцам», последние не смогли бы контролировать все российские кабельные сети. В «Вестях» говорится: «Не будем моделировать ситуацию, при которой десятки миллионов зрителей нашей страны достались бы американцам». На самом деле, речь шла не о десятках, а шести миллионах абонентов

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Реклама