Перейти к материалам
разбор

Деньги Ролдугина — пожертвования меценатов. Что в этом странного? В программе Киселева объяснили богатство друга Путина

Meduza
Фото: Михаил Метцель / ТАСС

10 апреля «Вести недели» выпустили сюжет о друге Владимира Путина — виолончелисте Сергее Ролдугине, у которого ранее в результате расследования «Панамского архива» нашли офшорные компании с оборотом в миллиарды долларов. По данным «Новой газеты», участвовавшей в расследовании, офшоры Ролдугина обогащались в результате сомнительных сделок с участием ключевых российских государственных и частных компаний, контролируемых близкими к президенту бизнесменами. В «Вестях» эти сведения комментируют специфическим образом — не опровергают напрямую, но предлагают альтернативную версию случившегося. «Медуза» сформулировала вопросы о богатстве Ролдугина, которые возникают после сюжета «Вестей». 

Так Ролдугин владеет офшорами или нет?

Если суммировать то, что говорится в сюжете «Вестей» о деньгах Сергея Ролдугина, картина получается довольно запутанная. Сюжет открывается выступлением Путина, в котором президент объясняет, что Ролдугин заработал «какие-то деньги» на миноритарной доле «в одной из наших компаний», но «конечно, не миллиарды». Едва ли не все эти деньги, по словам Путина, виолончелист потратил на покупку для государственной коллекции дорогих музыкальных инструментов, организацию концертов и продвижение русской культуры. В сюжете эта версия поддерживается следующей цитатой:

«Человек, который так печется о том, чтобы сохранить историю страны для поколений, — тот самый виолончелист Сергей Ролдугин, которого копатели панамских документов назвали хранителем офшорных миллиардов. А он и не возражает. Все так называемые миллиарды в Алексеевском дворце в полной сохранности, и их можно потрогать».

В Алексеевском дворце располагается Санкт-Петербургский Дом музыки — главное детище Сергея Ролдугина. 

Что за компания, в которой Ролдугин владеет долей? 

В «Вестях» говорится, что все деньги музыкант выпрашивал у спонсоров, а потом они решили выделить ему долю в бизнесе, чтобы у него были свои средства на поддержку российской музыки: 

«В какой-то момент меценаты предложили Сергею Ролдугину небольшую долю в бизнесе, чтобы уже не клянчить, а иметь собственные деньги на поддержку великой русской музыкальной школы».

Видимо, об этой же доле «в одной из наших компаний» говорил и Путин. Но что это за компания, так никто и не говорит. Речь ли о 3% в банке «Россия» — единственном активе Ролдугина, о котором было известно до публикации «Панамского архива»? Или о 20 процентах в компании Vi («Видео Интернешнл»), которой, по данным «Новой газеты», один из офшоров Ролдугина владеет до сих пор? Непонятно.

Почему Ролдугин продолжал искать спонсорские деньги и после получения доли в бизнесе?

Рассказ о «доле в бизнесе», с помощью которой меценаты решили избавить Ролдугина от необходимости «клянчить деньги», плохо сочетается с его многочисленными интервью — в том числе и недавними. В январе 2016 года музыкант все еще просил на свою деятельность спонсорские деньги:

«Мы государственное учреждение, относимся к Министерству культуры, это наш учредитель. Деньги даются для российских музыкантов, чтобы поднять отечественное искусство. Но это страшно дорогая вещь, и у меня, конечно, есть спонсоры. И перед спонсорами я лично отвечаю и за качество, и за потраченные деньги. Они хотят знать, насколько эффективно они вкладывают средства в российскую культуру».

На развитие музыки ушли все деньги, упомянутые в «Панамском архиве»?

Значительная часть рассказа о Ролдугине посвящена тому, как дорого развивать российскую музыкальную школу. Среди инструментов, на которых играют в Санкт-Петербургском Доме музыки, — старинные виолончели и скрипки таких знаменитых мастеров, как Страдивари, Гварнери и Гофриллер. Но оборот офшорных компаний Ролдугина, фигурирующих в расследовании «Новой газеты», составляет порядка двух миллиардов долларов. Непонятно, на покупку инструментов и другие вложения в российскую культуру вкладываются все эти деньги или нет? 

Как офшоры Ролдугина связаны со спецоперацией ФСБ?

В «Вестях недели» также рассказывается о спецоперации ФСБ, в рамках которой российские власти через офшор и при содействии частного бизнеса выкупили за полтора миллиарда долларов компанию «Национальные телекоммуникации» — чтобы та не досталась американцам. При этом в сюжете не говорится напрямую, имеет ли этот офшор какое-либо отношение к компаниям Сергея Ролдугина, упоминающимся в «Панамском архиве». Впрочем, участие ФСБ в офшорных сделках само по себе вызывает много вопросов.