истории

Mossack Fonseca: терабайты тайн Чем занимается фирма, ставшая источником крупнейшей утечки секретных документов

Meduza
14:32, 4 апреля 2016

Фото: Arnulfo Franco / AP / Scanpix

Вечером 3 апреля десятки изданий по всему миру начали публикацию материалов на основе «Панамского архива» — секретных документов панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, переданных журналистам. Архив одного из крупнейших в мире регистраторов офшорных фирм показывает, как работают схемы по сокрытию денег, к которым могут быть причастны мировые лидеры и просто известные люди из самых разных стран. «Медуза» рассказывает, откуда взялась Mossack Fonseca и как она устроена.

Mossack Fonseca появилась в 1977 году, когда панамские предприниматели Рамон Фонсека и Юрген Моссак объединили свои небольшие фирмы. Оба основателя компании были прекрасно образованны и обладали обширными связями в финансовых кругах. 

Рамон Фонсека — панамец, он учился в Лондонской школе экономики и писал романы. Юрген Моссак по происхождению немец, он оказался в Панаме в начале 1960-х. Отец Моссака во время Второй мировой войны служил в Ваффен-СС, а после окончания боевых действий предложил правительству США сотрудничество. По данным Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ), в конечном итоге Моссак перебрался в Панаму и стал работать на ЦРУ, добывая информацию о коммунистах на Кубе. Его сын получил образование в Панаме, затем уехал работать в лондонскую юридическую фирму, а в начале 1970-х вернулся обратно и открыл свое дело. 

В Панаме в конце 1970-х сложилась специфическая финансовая система с беспрецедентными по мировым меркам законами о банковской тайне. Не без помощи американских банков страна превратилась в «налоговую гавань», где работали непрозрачные финансовые организации, с радостью открывавшие счета для иностранных фирм. Последние работать в Панаме напрямую права не имели (и не имеют), поэтому им нужны местные посредники — например, Mossack Fonseca. 

С небольшими изменениями финансовая система Панамы дожила до нынешних времен. «Мы предлагаем все виды услуг, когда дело доходит до отмывания денег — намачиваем, моем, сушим. Можно зайти в любую юридическую фирму, от маленьких до крупных, и открыть фирму-пустышку без каких-либо вопросов», — рассказывал журналисту Vice панамский адвокат Мигель Антонио Берналь. 

Mossack Fonseca заслужила статус одной из самых популярных компаний благодаря выходу на новые рынки. В 1987 году именно Mossack Fonseca стала первой панамской юридической фирмой, которая открыла филиал на Британских Виргинских островах, только-только ставших офшорной территорией. Сейчас более половины компаний Mossack Fonseca зарегистрированы именно на Британских Виргинских островах, всего на эту территорию приходится до 40 процентов от общего количества офшорных фирм в мире.

Ниуэ, Самоа и другие 

В 1994 году компания помогла крошечному островному государству Ниуэ в Полинезии стать офшорной зоной — и получила эксклюзивные права на открытие фирм в этой стране. Банковское законодательство Ниуэ отличалось от законов других офшоров тем, что компании можно было регистрировать на русском и китайском языках — понятно, каких клиентов Ниуэ хотело привлечь в первую очередь. 

К 2001 году Mossack Fonseca перечисляла в бюджет Ниуэ 1,6 миллиона долларов (весь бюджет страны составлял два миллиона). Популярность офшора привлекла внимание правоохранительных органов США, после чего крупные банки наложили эмбарго на работу с компаниями Ниуэ. Так Mossack Fonseca лишилась прибыльного бизнеса и вынуждена была перевести часть компаний в соседнее Самоа. По данным Vice, среди десятка тысяч зарегистрированных в Ниуэ компаний были и те, которые имели отношение к преступным сообществам Восточной Европы и международным наркокартелям. В Mossack Fonseca все это отрицали, как и обвинения в причастности к отмыванию средств и уходу от налогов. 

Ключевая часть работы Mossack Fonseca — сохранение всех операций в тайне. Как следует из журналистских расследований, регистратор работал с сотнями известных людей, в том числе лидерами государств и их окружением, а также с компаниями, причастными к террористической деятельности, торговле наркотиками и другим преступлениям. Так, из «Панамского архива» следует, что Юрген Моссак в середине 1980-х стал руководителем фиктивной компании в Панаме и работал в интересах Гордона Парри, «отмывавшего» похищенное золото и бриллианты в результате «ограбления века» в Лондоне в 1983 году. Участников ограбления поймали, равно как и Гордона Парри, а золото так и не нашли. В Mossack Fonseca причастность к этому отрицают. 

По данным ICIJ, в Mossack Fonseca иногда даже не знали, с кем работают, и не интересовались этим. В некоторых случаях, как следует из расследования ICIJ, руководство регистратора отказывалось помогать государствам добраться до имущества преступников. Например, когда Коста-Рика добивалась (и не добилась) конфискации имущества мексиканского наркобарона Рафаэля Каро Квинтеро, основатель компании Рамон Фонсека писал во внутренней переписке, что считает наркоторговца более опасным, чем Пабло Эскобар, и не собирается быть одним из тех, кого Квинтеро навестит после освобождения из тюрьмы. 

Атака регуляторов

В последние годы Mossack Fonseca стала испытывать затруднения сразу в нескольких странах. Все началось с Британских Виргинских островов, где компанию оштрафовали за нарушение законов о легализации средств, в том числе за сокрытие личности одного из клиентов — Алы Мубарака, сына бывшего египетского диктатора. 

В 2014 году внимание американских регуляторов привлекла компания MF Corporate Services, которая зарегистрировала в штате Невада более тысячи компаний. Все они были оформлены на другие фирмы таким образом, чтобы узнать истинного владельца можно было лишь по решению суда. Технически MF Corporate Services никак не была связана с Mossack Fonseca. Юрген Моссак под присягой клялся, что MF Corporate Services не имеет ничего общего с панамской компанией, но «Панамский архив» свидетельствует об обратном — Mossack Fonseca не только напрямую управляла «дочкой» в Неваде, но и делала все возможное, чтобы уничтожить любую документацию об этой связи. Официально Mossack Fonseca к ответственности за легализацию средств привлечена не была, хотя суд и признал, что она связана с невадским филиалом. 

В самом начале 2016 года Mossack Fonseca оказалась в центре громкого коррупционного скандала в Бразилии об отмывании денег государственной нефтяной компании Petrobras. Скандал затронул даже бывшего президента страны Луиса Инасиу Лулу да Силву, которого задерживали для допросов и обыскивали его дом. Бразильские власти обвинили панамскую компанию в создании фиктивных фирм для вывода украденных у Petrobras средств. Как и в случае с Невадой, панамская фирма заявила, что не имеет никакого отношения к замешанным в скандале с Petrobras компаниям. 

Еще одно дело, которое связано с Mossack Fonseca, касалось уклонения от налогов в Германии. В его рамках были проведены обыски в Commerzbank. Расследование началось после того, как немецкие власти купили у некоего информатора часть архивов панамской фирмы. Вскоре после этого конфиденциальные документы стала получать газета Süddeutsche Zeitung, причем бесплатно и в полном объеме. Именно эти документы и стали «Панамским архивом». 

Павел Борисов

Рига