истории

Митрохин уходит, Шлосберг проиграл «Яблоко» возглавила Эмилия Слабунова — депутат карельского парламента. Репортаж Андрея Козенко

Meduza
Фото: Алексей Филиппов / Sputnik / Scanpix

Новым лидером партии «Яблоко» на съезде в субботу, 19 декабря, была избрана Эмилия Слабунова, депутат законодательного собрания Республики Карелия. При поддержке руководства «Яблока» она обошла во втором туре псковского правозащитника и публициста Льва Шлосберга. За всю историю «Яблока» им руководили только два человека — Григорий Явлинский и Сергей Митрохин. Но в этот раз по настоянию Явлинского в устав партии была внесена поправка, запрещающая баллотироваться на пост председателя партии больше двух сроков. При этом многолетний лидер «Яблока» не исключил, что возглавит список партии на выборах в Госдуму, а также выдвинет свою кандидатуру на президентских выборах. За закончившимся глубокой ночью съездом наблюдал специальный корреспондент «Медузы» Андрей Козенко.

Это был уже 18-й партийный съезд «Яблока», при этом партией за все время ее существования управляли, по сути, только два человека — Григорий Явлинский и сменивший его в 2008 году Сергей Митрохин. При Митрохине «Яблоко» пережило один из самых трудных периодов в своей истории. Достаточно сказать, что депутаты от «Яблока» сейчас есть в законодательных собраниях только шести субъектов Федерации. Плюс деятельность партии начала вызывать вопросы у самих ее участников. «Он даже с Путиным за весь этот год не встретился ни разу. Бегает по московским стройкам с криком: немедленно прекратите ­— это незаконно. Но нам-то от этого что?» — возмущался один из региональных участников съезда (он просил не указывать своего имени) в беседе с корреспондентом «Медузы». Главная претензия к Митрохину — «отсутствие системной работы» и чрезмерное увлечение всевозможными митингами и пикетами, которые зачастую не интересны не только СМИ, но и многим рядовым партийцам.

«Явлинский хочет обновления, но если ему это сделать не дадут, он может вернуться сам», — поделился перед съездом источник «Медузы» в партийном аппарате. 

К десяти утра делегаты съезда собрались в городе Московский (входит в состав новой Москвы), в научно-методическом центре профсоюза работников АПК — партия все время проводит свои съезды где-нибудь за пределами МКАД. Президиум уселся под лозунгом на сцене «Россия требует перемен!». «Требую включить в повестку дня вопрос о преступной единоросовской системе капитального ремонта в Петербурге!» — раздался крик с места. Тут даже Сергей Митрохин поморщился. «Ну, есть же в повестке пункт о политических выступлениях, там и заявите», — отреагировал он. Следующий час складывающий свои полномочия лидер отчитывался о работе за год.

Митрохин говорил, что сделал главное: он обещал в 2008 году «сохранить партию» — и это ему удалось. «Посмотрите на партии в Госдуме, они вроде как считаются оппозиционными, — говорил Митрохин. — Что мы увидели в процессе их эволюции? Стали филиалами партии власти. От их принципиальности и следа не осталось». 

Результатами выборов за эти годы Митрохину похвастать было невозможно, но он все равно сказал, что, к примеру, на выборах в Мосгордуму в 2014-м кандидаты от «Яблока» набрали, в среднем, 12,5% голосов (партийных списков на этих выборах не было; ни один кандидат от партии в городскую думу не попал).

Зато партия все эти годы была «последовательной альтернативой режиму Путина». Протестовала против принятых Госдумой «дискриминационных» законов — от закона о запрете на усыновление сирот американцами до закона об «иностранных агентах». Активно митинговала на политические и экологические темы. «Много сдвигов, общественный резонанс! Стали причиной отставки высокопоставленного чиновника. Вызывали своими действиями гнев начальства, иногда — самого высокого начальства», — Митрохин в своем отчете словно намеренно избегал говорить конкретнее. К заслугам партии Митрохин отнес освобождение из СИЗО краснодарского ученого Михаила Саввы (он сидел в следственном изоляторе семь месяцев по обвинению в мошенничестве, а потом покинул Россию) и обвиненной в госизмене жительницы Смоленской области Светланы Давыдовой. Ее, говорил Митрохин, освободили из-под ареста, когда партийные активисты и лично он вышли с пикетами к зданию ФСБ.

Сергей Митрохин на пикете в поддержку Светланы Давыдовой возле здания ФСБ. 3 февраля 2015 года
Сергей Митрохин на пикете в поддержку Светланы Давыдовой возле здания ФСБ. 3 февраля 2015 года
Фото: Сергей Карпухин / Reuters / Scanpix

К возможной коалиции с тем же «Парнасом» или Алексеем Навальным в «Яблоке» по-прежнему относятся скептически. Митрохин называл Навального «отдельным блогером», который занимается заказными расследованиями. Многие пожилые члены партии, кстати, продолжают считать, что «Навальный заигрывает с националистами» (оппозиционера с этой формулировкой изгоняли из «Яблока» еще в 2007 году — эпоху назад).

Наконец, Митрохин назвал съезд мобилизационным. Сказал, что цель «Яблока» на ближайший год — создать фракцию в Госдуме. И предложил избрать «мобилизационного» председателя сроком на год, а после выборов в Госдуму спросить с него.

Одним из кандидатов Митрохин планировал стать сам. В целом вокруг выборов нового председателя образовалась немалая интрига. Помимо него свою кандидатуру внес Григорий Явлинский, работающий сейчас депутатом петербургского заксобрания. О своем выдвижении заявил и один из самых ярких членов партии — Лев Шлосберг из Пскова. До недавнего времени он был депутатом псковской областной думы. А на всю Россию прославился, когда его газета «Псковская губерния» опубликовала доказательства того, что псковские десантники были в Донбассе. 

Наконец, политический комитет (что-то вроде собрания партийных старейшин во главе с Явлинским) «Яблока» выдвинул еще несколько кандидатов — бывшего депутата Госдумы от «Яблока» (с 1993-го по 2003-й) Сергея Иваненко, депутата заксобрания Карелии Эмилию Слабунову, эколога Николая Рыбакова, уполномоченного по правам человека в Петербурге Александра Шишлова, а также режиссера и публициста Александра Гнездилова.

Председатель «Яблока» избирается тайным голосованием — с помощью бюллетеней. Если ни один кандидат не набирает 50% голосов, проходит второй тур.

Явлинский, остающийся неформальным лидером партии, тоже говорил около часа. Высказался и на экономические темы (все плохо, а будет еще хуже), и о международной обстановке (перепутал Ирак с Ираном, но потом исправил ошибку). Напоминал, что партия по-прежнему борется и против большевизма, и за то, чтобы признать Украину в границах по состоянию на 2013 год. Наконец, сказал, что партия должна быть эффективной и современной, а главное — обновленной. Это не очень вязалось с выдвижением Явлинского на пост председателя, но у того были объяснения.

Григорий Явлинский выступает на 18-м съезде «Яблока». 19 декабря 2015 года
Григорий Явлинский выступает на 18-м съезде «Яблока». 19 декабря 2015 года
Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС / Scanpix

Главная интрига съезда заключалась даже не в том, кто именно будет избран председателем, а кто будет до выборов допущен. Явлинский предложил внести поправки в устав: одно и то же лицо не может быть председателем партии больше двух раз. «Как в Конституции про президента, только без слова „подряд“», — объяснял он. А еще Явлинский предложил отдельно проголосовать за то, что поправка имеет обратную силу. Таким образом, возможности баллотироваться лишались Митрохин и сам Явлинский, два срока которого считались с момента перерегистрации «Яблока» в 2001 году (вообще же, он руководил партией с 1993-го).

«В стране власть не меняется десятилетиями. Лидеры КПРФ и ЛДПР по 25 лет у власти. Мы так не хотим, — мотивировал свое предложение Явлинский. — Покажем всем, что никто в стране уходить не умеет, а мы — умеем». Он говорил, что многолетнее бессменное правление снижает эффективность партии, вредит работе и отношениям. Свою же кандидатуру Явлинский выставил как бы на всякий случай — если поправку не одобрит две трети делегатов съезда и его попросят выставить кандидатуру, он не откажется.

Это совсем не значило, что Явлинский собирается добровольно и окончательно покинуть большую политику. Напротив, он не исключил, что в 2016 году возглавит список «Яблока» на выборах в Госдуму. А в 2018-м, если партия одобрит, хочет баллотироваться в президенты. В остальном же Явлинский был полностью за омоложение. Он говорил, например, что партия окончательно потеряла поколение 30-45-летних, которые «последний раз голосовали за [Михаила] Прохорова, а с тех пор ни за кого голосовать не хотят».

Поправку обсуждали добрых четыре часа. Категорически против был Сергей Митрохин. «[Канцлер Германии Ангела] Меркель вон сколько уже избирается», — говорил он. По его словам, такого ограничения нет в самых демократических партиях Европы, только в международных — для того, чтобы председателями были люди из разных стран. «Это ограничение прав кандидата, это искусственное снижение конкуренции. Партия — это не власть, а способ прихода к власти», — рубил он и был куда более конкретен, чем когда отчитывался за прошедший год.

Партия, в которой издавна у каждого свое мнение, конечно, разделилась. Казалось, что демократы — по определению сторонники сменяемости власти, однако среди них было много и тех, кто говорил, что «новых лидеров не успеем вырастить», «зачем снимать председателя, если он очень эффективен», поправка Явлинского — это «популизм, который вызовет лишь короткий всплеск интереса». Словом, приводили многие из тех аргументов, которые использовались еще в 2007 году, когда решалось: что же делать Владимиру Путину, ведь истекал второй срок его президентства.

Было сразу понятно, почему «Яблоку» так симпатизирует интеллигенция. Спорили цивилизованно, на личности не переходили. Имен старались не называть. Если делегат говорил, что партии «нужен опыт, а эксперименты ничего не дадут», это значило, что он поддерживает кандидатуру Явлинского. Если говорили об омоложении, привлечении «креативного класса» и коалициях с другими оппозиционными партиями — имелись в виду другие кандидаты. Судя по разговорам в перерывах, из новых людей делегатам явно нравилась кандидатура Шлосберга.

Митрохина критиковали, но в лицо — очень мягко. Мол, слишком много митингов, слишком мало другой работы. Тот в ответ благородно говорил, что предложенная Явлинским поправка вступит в силу не сразу, а только после утверждения в Минюсте. Но он не будет пользоваться этой лазейкой и снимет свою кандидатуру.

В начале девятого вечера поправка была принята голосами 113 делегатов (для принятия требовалось больше двух третей голосов) при 20 голосах против. Участники съезда ушли ужинать. После ужина Митрохину оставалось только сказать, что баллотироваться он не будет. Явлинский называл его «самым сильным политиком России» и обещал, что его деятельность еще войдет в историю. После этого добавил, что тоже не будет выдвигать свою кандидатуру.

Сергей Митрохин на 18-м съезде партии «Яблоко». 19 декабря 2015 года
Сергей Митрохин на 18-м съезде партии «Яблоко». 19 декабря 2015 года
Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС / Scanpix

Началось формальное выдвижение кандидатов. Сразу же были повторены фамилии тех, кто уже был предложен политическим комитетом. Ярославское отделение партии предложило кандидатуру Сергея Григорова, помощника Явлинского. «Мы с ним переписывались в фейсбуке, он согласен», — пояснил делегат. Григорову пришлось выходить на сцену и снимать свою кандидатуру. То же самое сделал и Сергей Иваненко — он напомнил, что партия взяла курс на омоложение.

Каждый из четверых оставшихся кандидатов выступил с 15-минутной речью. Режиссер и публицист Гнездилов, в основном, говорил об увеличении тиражей агитационной продукции и не выглядел серьезным кандидатом — особенно в предвыборный год. Он напомнил, что «Яблоко» по доброй традиции должно быть «отдельной от всех политической силой в стране». Другие партии, уверен он, будут повторять все то же, что и «Единая Россия» — ведь они голосовали за одни и те же законы. 

Эколог Николай Рыбаков пришел в «Яблоко» еще 20 лет назад, в возрасте 16 лет, называл партию своей семьей, но тоже было понятно, что на должность председателя ему всерьез претендовать еще рано.

Эмилия Слабунова известна тем, что выдвигала в 2013 году свою кандидатуру в мэры Петрозаводска, имела все шансы избраться, но была снята избиркомом, и победу одержала ее соратница по партии ­— никому тогда не известная преподаватель-психолог Галина Ширшина. По мнению бывших «яблочников» Алексея Навального и Ильи Яшина, именно кандидатуру Слабуновой поддерживало партийное руководство — она более склонна к компромиссам. Тогда как Шлосберг выдвигался самостоятельно. 

Кандидаты на пост председателя партии «Яблоко» Александр Гнездилов и Эмилия Слабунова. 19 декабря 2015 года
Кандидаты на пост председателя партии «Яблоко» Александр Гнездилов и Эмилия Слабунова. 19 декабря 2015 года
Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС / Scanpix

И правда: за нее на съезде высказывался Сергей Митрохин. Он говорил, что единственная женщина — лидер партии — с электоральной точки зрения лучше, чем просто молодой кандидат. Слабунова в своей речи говорила о маркетинговых способах продвижения партии (так совпало, что финансирует петрозаводское «Яблоко» уехавший сейчас в Финляндию известный местный бизнесмен Василий Попов, тоже сторонник идеи, что партии и кандидатов надо продвигать с помощью сетевого маркетинга).

Шлосберг, весь день аккуратно избегавший общения с журналистами, произнес сильную программную речь. Он говорил, что «Яблоко» — это партия мира в условиях войны, и что ее главная цель ­— сберечь людей. Что за 30 лет ни один глава государства не смог оправдать надежды и построить демократию. Что давно переставшие голосовать люди ждут политиков, с которыми они могли бы связать свои ожидания. И что задача «Яблока» — собрать и воодушевить их, не дожидаясь, пока они уедут в эмиграцию. Много говорил о том, что «Яблоко» должно стать партией регионов — ведь вместе с выборами в Госдуму 18 сентября 2016 году пройдут еще и выборы в 38 региональных заксобраний. Наконец, он предложил закрепить за Явлинским статус лидера партии и выдвинуть его в президенты и защитил Митрохина от внутрипартийных нападок. «Только эти два человека знают, как руководить демократической партией в недемократической стране», — говорил он. И обещал привести «Яблоко» к победе, хотя это и будет непросто.

Шел первый час ночи, выступить с обсуждением кандидатур на пост председателя записались 18 делегатов съезда. Митрохин остался при своих и поддержал Слабунову. Явлинский сделал то же самое — она хорошо понимает современную политику, далека от интриг, «высокий профессионал с двадцатилетним опытом», член «Яблока» с 1993 года. «Человек с большой буквы», наконец. Началось тайное голосование.

«Ну, что я говорил? Это ж „Яблоко“, ребята. Там никогда ничего не изменится», — иронизировал Илья Яшин. Но был не совсем прав: Слабуновой не хватило нескольких голосов для победы в первом туре: 74 за нее — против 38 за Шлосберга. Без пяти минут два был объявлен второй тур.

«Если бы вы ничего не сказали, вес этого решения был бы иным, — только и сказал Шлосберг, обращаясь к Явлинскому. — Не нужно было на таком историческом съезде, от которого зависит судьба — не партии — общества, вам, великому человеку, говорить о своей симпатии». 

«У меня никогда не было амбиций, желания получить статус, — примирительно отвечала Слабунова. — Вы, Лев Маркович, нужны мне, мы такие горы своротим, столько хорошего впереди, мы должны быть вместе».

В три часа утра были оглашены результаты: за Эмилию Слабунову проголосовали 91 из 154 делегатов, за Шлосберга — 56. Слабунова будет председателем «Яблока» в следующие четыре года.

Андрей Козенко

Москва