Перейти к материалам
истории

Аспирант среди скинхедов В Мосгорсуде начали допрашивать «лидера БОРНа» Илью Горячева. Репортаж Андрея Козенко

Meduza
Фото: Сергей Бобылев / Коммерсантъ

В Мосгорсуде 7 июля начал давать показания Илья Горячев, которого считают одним из организаторов и идеологов «Боевой организации русских националистов» (БОРН). Выглядящий моложе своих лет и похожий на аспиранта Горячев когда-то мечтал о легальной политической карьере; искал покровителей среди представителей власти, заводил знакомства с лидерами прокремлевской молодежи. Однако все для него пошло наперекосяк после убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой зимой 2009 года. Сначала он дал показания против убийцы — скинхеда Никиты Тихонова. Потом уже осужденный пожизненно Тихонов начал рассказывать следователям о БОРНе, представив Горячева лидером банды. Тот своей вины не признает и надеется теперь на суд присяжных. За процессом следит специальный корреспондент «Медузы» Андрей Козенко

Илье Горячеву 33 года, но выглядит он даже моложе и неувереннее. Невысокий, субтильный, в очках, напоминает аспиранта-ботаника. Внешне его если и можно в чем-то обвинять, то только в назойливости, с которой он рассказывает суду и присяжным заседателям всевозможные подробности из жизни националистов и прочих политических субкультур. Однако реальность куда серьезнее: он обвиняется в организации бандформирования БОРН, на счету которого убийства и покушения на антифашистов и мигрантов. Кроме того, его члены убили федерального судью Эдуарда Чувашова. Двое из признанных исполнителями этих убийств получили пожизненные сроки — и это с учетом просьбы присяжных проявить к ним снисхождение.

Про судьбу Горячева уверенно можно говорить лишь то, что пожизненное он не получит. Он был в 2012 году экстрадирован в Россию из Сербии. А по законодательству об экстрадиции наказание на родине не должно быть тяжелее, чем наказание за аналогичное преступление в стране, из которой его экстрадировали. В случае с Сербией речь идет о 24 годах тюрьмы.

Горячев окончил Государственный академический университет гуманитарных наук, он историк, изучал православие на Балканах. Националистических взглядов никогда не скрывал, однако был слишком умен для рядовых участников ультра-националистических движений. Они в основном искали себе подобных среди футбольных фанатов, авторитета добивались в драках и нападениях на мигрантов. Горячев хотел не этого — он хотел в политику. При этом футбольные фанаты его хорошо знают. «Умнейший парень, голова — светлая. Но связался он явно не с теми», — рассказывал мне человек, вышедший из этой среды.

Илья Горячев основал журнал (а позже и одноименное движение) «Русский образ» вместе со своим другом Никитой Тихоновым. Весной 2002 года, рассказывал в Мосгорсуде Горячев, они нашли друг друга на военно-историческом форуме в интернете, а потом общались вплоть до ареста Тихонова в 2009 году. Тогда же, летом 2002-го, Тихонов дал Горячеву ценный совет — не ходить на Манежную площадь в Москве, где для всех желающих показывали на большом экране матч чемпионата мира Япония—Россия. Футбол закончился поражением российской сборной и массовыми погромами в центре столицы. Считается, что именно эти события стали поводом для введения в Уголовный кодекс РФ одиозной 282-й статьи, преследующей за экстремизм.

Горячев и Тихонов часто встречались. Горячева не смутило, что Тихонов с 2006 года перешел на нелегальное положение — он подозревался в убийстве антифашиста Александра Рюхина. При этом Тихонов к скинхедам всегда был ближе, чем Горячев.

Горячев пытается донести до судьи очередную историю из 2003-2005 года. Судья прерывает его в шестой или седьмой раз с начала допроса. «Всю свою жизнь не надо мне рассказывать, — просит он. — Хватит уже этой политики, давайте по материалам дела отвечайте». За Горячева тут же вступаются его адвокаты Николай Полозов и Марк Фейгин (прославившиеся защитой группы Pussy Riot в 2012 году и с тех пор задора не утратившие). Они громко перебивают судью, игнорируют его замечания и грозят ходатайством об отводе. «Невозможное давление», — удивленно говорит судья. За оставшееся время допроса он перебьет Горячева больше десяти раз: о политике в этом суде говорить запрещено. Адвокаты не сдаются, то и дело заявляют процессуальные ходатайства, которые нельзя рассматривать в присутствии присяжных, поэтому периодически выходят из зала и возвращаются. Обстановка очень нервная.

Впрочем, дело БОРНа изначально связано с политикой. Фейгин и Полозов попытались сделать ставку именно на это. Они попросили допросить как свидетелей всех, кто к большому удивлению наблюдателей остался за рамками «материнского» дела БОРНа — например, близкого друга Никиты Тихонова, известного журналиста «Комсомольской правды» Дмитрия Стешина, а также бывшего прокремлевского активиста Леонида Симунина, успевшего поработать помощником министра энергетики в ДНР. Согласно показаниям Тихонова, Симунин мог быть посредником между Ильей Горячевым и Администрацией президента. Вышло из этого немного — Стешин в суд не явился; Симунин пришел, но абсолютно ничего не сказал — мол, у него было много проектов с Горячевым, но ни о каких убийствах он не слышал и про БОРН ему тоже ничего не известно.

Некоторые нейтральные свидетели высказались в поддержку Горячева. К примеру, бывший лидер признанного экстремистским «Движения против нелегальной иммиграции» Александр Белов (он сам сейчас находится в СИЗО по другому делу) говорил, что Горячев всегда хотел стать политиком, но не ценой убийств, а Никита Тихонов — по характеру не тот человек, чтобы просто так подчиняться; тем более — Горячеву, который хоть и умнее, но гораздо слабее.

Оглашение приговора Евгении Хасис и Никите Тихонову в Мосгорсуде. 6 июня 2011-го
Оглашение приговора Евгении Хасис и Никите Тихонову в Мосгорсуде. 6 июня 2011-го
Фото: Иван Секретарев / AP / Scanpix

Горячева тянут на дно показания двух свидетелей — Никиты Тихонова и его гражданской жены Евгении Хасис. Как известно, дружба Тихонова и Горячева закончилась, когда последний (под давлением следствия, как он утверждает) дал показания на Тихонова о том, что тот убил Станислава Маркелова. В ходе этого суда Горячев подтвердил: он увидел в Lifenews снимок с камеры наблюдения рядом с местом преступления — и узнал на нем Тихонова по очертаниям. После тех признательных показаний (от которых он впоследствии отказывался) Горячев бежал в Сербию, но был задержан и возвращен на родину. А приговоренному к пожизненному Тихонову и отбывающей 19-летний срок за соучастие Хасис терять нечего. Оба были ключевыми свидетелями по основному делу БОРНа — выступили они и сейчас.

Тихонов назвал Горячева «организатором, лидером и идеологом БОРНа». Якобы Горячев дал Тихонову бумаги — ориентировки на адвоката Маркелова и сказал, что «пока есть этот человек», тянущееся с 2006 года уголовное преследование с Тихонова не снимут. Горячев, со слов Тихонова, подарил ему гранату. Он же якобы заказал нападение на антифашиста Федора Филатова и остался очень доволен тем, что члены БОРНа его убили. В ответ на совершенное мигрантами убийство Горячев, со слов Тихонова, приказал: «Либо сожгите управу, либо найдите какого-то дворника». Вторая часть пожелания была выполнена. Словом, Горячев добивался, чтобы БОРН стал русской ИРА (боевым крылом ирландской националистической партии «Шинн фейн»); обещал финансирование и прикрытие. Администрацию президента, со слов Тихонова, Горячев называл «руководством».

Горячев в ответ нервничал, называл Тихонова на «вы» (не в лицо он называет их с Хасис только по имени и отчеству), но твердо стоял на своем — ничего этого не было. 

Горячева спросили, давал ли он деньги Тихонову. Например, 25 тысяч рублей, как сам Тихонов признавался раньше. Горячев сказал, что нет — и это легко проверить. Он на протяжении нескольких лет педантично записывал в Excel все свои расходы вплоть до поездок на маршрутке, поэтому потеря 25 тысяч сразу бы отразилась на балансе, и следователи легко это заметили бы.

Примерно так же дела обстояли с показаниями Евгении Хасис. Она обрушила на суд признания в том, что Горячев нагнетал шумиху вокруг тех или иных резонансных фигур или дел, а потом заказывал Тихонову убийства. Горячев говорил, что с Хасис виделся шесть раз в жизни, больше полутора часов общался только дважды. И ни разу не обсуждал с ней аббревиатуру БОРН, оружие и убийства. Хасис, по словам Горячева, то ненавидела его, то вновь начинала с ним нормально общаться: «У Евгении всегда резко менялось настроение».

Его собственные показания звучат не так эмоционально, но не сдался Горячев ни разу. По его словам, он думал, что БОРН — это виртуальная структура. Он никогда не имел к ней никакого отношения. Он ничего не знал об убийствах до тех пор, пока информация о них не начинала появляться в СМИ.

Допрос Горячева еще продолжится. Заседание во вторник закончилось ходатайством адвокатов об отводе судье. Присяжным вновь пришлось удалиться, а Николай Полозов говорил об обвинительном уклоне процесса и его «единодушии с обвинением». Судья действительно единодушен со стороной обвинения в оценке поведения адвокатов, но, как показалось, не более того. Горячев же после своего допроса и некоторых технических процедур будет ждать вердикта присяжных. Помимо показаний Тихонова и Хасис у гособвинения на него ничего особенного нет.

Андрей Козенко

Москва