Перейти к материалам
истории

К 20-летию Первой чеченской: все материалы «Медузы» Фотопроект Морриса, интервью Закаева, текст Сапрыкина и другие статьи

Meduza
Фото: Georges de Keerle / Sygma / Corbis

В конце 2014-го исполнилось 20 лет с начала Первой чеченской — крупнейшего вооруженного конфликта в новейшей истории страны. К осени 1994-го в Чечне, которая фактически уже была независимой, разгорелась гражданская война. Власти РФ пытались разными способами вернуть контроль над республикой. 11 декабря президент Борис Ельцин распорядился ввести в Чечню войска. Война, которую называли «мерой по обеспечению законности», длилась почти два года и унесла тысячи жизней с обеих сторон. Конфликт в итоге завершился Хасавюртовскими соглашениями, которые признавали реальную независимость республики; Россия вывела войска. Однако на этом противостояние с чеченскими сепаратистами не прекратилось.

К 20-летию Первой чеченской «Медуза» публикует серию материалов, посвященных этой войне.

1. Самое опасное место на Земле: фотоистория Морриса 

Фото: Christopher Morris / VII

Фотоистория знаменитого американского фотографа Кристофера Морриса, который работал на Северном Кавказе в 1995–1996 годах: чеченские сепаратисты, подростки с оружием, военнопленные, полуразрушенный Грозный. Смотреть.  

2. Непоправимо чужие: текст Сапрыкина 

Фото: Patrick Chauvel / Sygma / Corbis / All Over Pres

Журналист Юрий Сапрыкин рассуждает о символах и языке войны: «Если есть какой-то урок, который все же стоило бы извлечь из этой войны — он в том, как легко люди практически одной культуры, воспитанные на одних и тех же фильмах и книгах, служившие в одних и тех же воинских частях, могут уговорить себя, что они — непримиримо, непоправимо чужие». Читать

3. Добро пожаловать в ад: песни Муцураева 

Рисунок: Мария Киселева / «Медуза»

Тимур Муцураев — чеченский боевик и певец, чьи записи слушали и сепаратисты, и российские солдаты. Его творчество — один из главных культурных феноменов войны в Чечне. Михаил Казиник для «Медузы» выбрал главные записи Муцураева — из тех, что не запрещены к распространению российским судом. Читать и слушать.

4. «После первой войны мы проиграли мир»: интервью Закаева 

Фото: Stuart Clarke / REX / All Over Press

Специальный корреспондент «Медузы» Илья Азар поговорил с Ахмедом Закаевым, бригадным генералом, министром иностранных дел и премьером самопровозглашенной и давно уже не существующей республики Ичкерия. «Да, я считаю, что [с нашей стороны] были моменты, которые сегодня можно квалифицировать как военные преступления. Я имею в виду захват школы в Беслане. Ведь если даже конец света можно предотвратить, уничтожив столько-то детей, все равно нельзя этого делать. Я считаю это преступлением. В нем, правда, одинаково виноваты те, кто захватывал школу, и те, кто в нее стреляли, хотя могли этого и не делать». Читать

5. Штурма не будет: пресса в конце 1994-го

Изображение: «Медуза»

Первые полосы российских газет о начале боевых действий в Чечне: «Известия», «Независимая», «Красная звезда» и другие. Смотреть

6. «Сложный вопрос — за кого я воевал»: российские солдаты и офицеры 

Фото: Сергей Карпов и Михаил Мордасов / «Медуза»

Фотографы Сергей Карпов и Михаил Мордасов сняли портреты и записали истории российских солдат и офицеров, воевавших в Чечне в 1994–1996 годах. «Вошел в Чечню 25 ноября 1995 года в звании капитана в составе 166-й отдельной мотострелковой бригады под Шали. Считаю, что вооруженные силы исправляют ошибки политиков. Тогда мы защищали интересы России. [Это была] братоубийственная, никому не нужная война, в которой погибло много людей. Мы должны помнить их всех, должны дорожить памятью о них». Читать и смотреть

7. «Ложась спать, люди прощались друг с другом»: монологи чеченцев

Фото: Фото: Antoine Gyori / Sygma / Corbis / All Over Press

Журналист Дмитрий Пашинский записал монологи двух бывших жителей Чечни, принимавших участие в обеих чеченских войнах на стороне Ичкерии. Художник Хусейн Исханов во время первой войны был личным адъютантом Аслана Масхадова, строитель Муса Ломаев воевал во время второго конфликта — в 1994 году ему было лишь 13 лет, но в начале 2000-х он «счастлив был отомстить».  «Советская власть делала все, чтобы между чеченцами и русскими не было дружбы. Помню, в годовщину депортации им советовали сидеть дома, не то „злой чечен“ помянет старое и устроит резню». Читать.

8. Послесловие: фотограф Олег Климов — об истории одной фотографии

Фото: Олег Климов

Фотожурналист Олег Климов прошел через многие «горячие точки» и работал в Чечне во время первой войны. По просьбе «Медузы» он рассказал историю одной своей фотографии, сделанной в январе 1995-го. Тогда Климову удалось снять встречу солдатских матерей с захваченными в плен бойцами спецназа ГРУ — одна из них узнала в пленном своего сына. Спустя почти 20 лет он разыскал этого бойца — так история получила свое завершение. История Климова завершает серию материалов на «Медузе» к 20-летию Первой чеченской войны. Читать.