Перейти к материалам
истории

Вечерняя Медуза 5 апреля. Главу карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева оправдали

Meduza

Глава карельского «Мемориала» Юрий Дмитриев оправдан по обвинению в изготовлении детской порнографии и развратных действиях. Его приговорили к ограничению свободы за хранение оружия — с учетом СИЗО срок составит три месяца. После приговора Дмитриев поблагодарил всех, кто его поддерживал: «Без вас, наверное, съели бы меня и не поморщились».

Прокуратура просила приговорить Дмитриева к девяти годам строгого режима за то, что он снимал свою приемную дочь обнаженной. Сам он объяснял, что фотографии были нужны для контроля за состоянием ее здоровья и отчета перед органами опеки.

Юрий Дмитриев после приговора
Юрий Дмитриев после приговора
Давид Френкель

Юрий Дмитриев известен как человек, обнаруживший в Карелии массовые захоронения людей, репрессированных в 1930-е годы. Перед приговором мы попросили близких Дмитриева рассказать о нем, о его деятельности и о суде. Вот фрагмент монолога его друга, историка Анатолия Разумова:

Я выступал первым свидетелем от защиты. Все высказал суду. Есть люди, кто, как Дмитриев, хотят жить с полной памятью, возвращает имена; места погребений превращает в места памяти. А есть совсем другие люди. Их задача — приглушить подобную работу, извратить ее смысл. Не допустить публикации засекреченных материалов. <…>

Стороне обвинения не нравилось, что я называл Наташу дочерью Дмитриева, а не потерпевшей. Пришлось сказать, что потерпевшим от заказчиков дела оказался сам Юрий. А еще более потерпевшей — его младшая дочь, давшая об отце прекрасные показания.

Что такое «АУЕ»

Аббревиатурой «АУЕ» чаще всего называют молодежное движение или субкультуру, которые связаны с уголовным миром и романтизируют его. Считается, что юные последователи «АУЕ» помогают заключенным, занимаясь грабежом и посылая в колонии деньги; влиянием «АУЕ» некоторые объясняли и недавние нападения подростков на учителей и детей в школах. Спецкор «Медузы» Саша Сулим съездила в Иркутскую область и поговорила с подростками, которые увлекаются «АУЕ», — а также с полицейскими и представителями преступного мира, которые утверждают, что борются с этим явлением.

Про «АУЕ» Игорь узнал задолго до того, как сам оказался за решеткой. «На воле мне говорили: „Ты уделяй, а потом, когда „заедешь“, у тебя на зоне уже плюсики будут“, — вспоминает он. — А когда я сел, те, кому я все это время помогал, даже слова за меня не замолвили». В какой-то момент молодой человек проиграл в карты, и помочь ему не могли даже друзья с воли — а «на зоне проиграть и не отдать долг — еще хуже, чем стать педерастом». Тогда Игорь пошел к «верующим». <…>

Девятиклассник Никита стал его помощником неделю назад — тоже «встал на путь исправления». «Мы с ним соседи, он рос на моих глазах, — объясняет Игорь. — Я видел, куда и с кем он ходил, пытался говорить с ним об „АУЕ“, объяснял, что „уделять“, воруя деньги, — все равно что сеять беспредел».

Как жить рядом с человеком, который тебя забывает

По данным Всемирной организации здравоохранения, не менее 50 миллионов человек во всем мире страдают деменцией — синдромом, при котором люди постепенно теряют память и перестают узнавать родных. Мы подготовили карточки об этом заболевании и поговорили с людьми, у которых деменцией заболели близкие. Вот что рассказал 89-летний Дмитрий Баринов:

Мы с ней прожили 64 года. Все время вместе. Мы полпланеты проехали, где только не были, и все вместе, вместе, вместе. И здесь мы ходили вместе, все культурные мероприятия вместе посещали. И вдруг оказаться в таком состоянии… Скучаю — не хватает общения. К тому же мы очень понимали друг друга. Мы могли расстаться, но очень скучали друг по другу, и когда встречались, то мы долго жалели о том, что на какое-то время разлучались. Я не знаю, как ей в пансионе — она ничего не понимает. Там все такие. Они не понимают, где они находятся, в таком состоянии, что даже кушать самостоятельно не могут. Грущу. Вспомнил — и у меня слеза накатила. Но я доволен прожитой жизнью. Жалко, конечно, что такой финал.

Виктор Давыдов