шапито

«Какой-то малышковый артхаус». «Книгобразие» — классный блог о детских книжках, который будет интересен и взрослым!

Meduza
08:37, 21 января 2018

В конце 2017 года московский культуролог Мария Гончарова начала вести блог «Книгобразие». В нем она рассказывает о книгах, которые нравятся ей и ее детям — трехлетнему Вене и годовалой Ангелине. В библиотеке Гончаровой более 180 изданий как зарубежных, так и российских авторов. «Медуза» публикует три рецензии Гончаровой — на книгу о бобре Касторе, который печет пироги, «Рынок» с авангардными иллюстрациями Евгении Эвенбах и «Приходите на чашечку чая» Лидии Шульгиной, — и комментарий блогера о ее проекте.

«Кастор печёт пирог» Кастор – бобёр, по типажу напоминающий активного пенсионера в загородном доме, которому не сидится на месте и вечно нужно разводить деятельность. То он решает сшить себе новый фартук, то ставит заплатку на лопнувшую шину велосипеда, в следующую секунду уже собирается вырастить под окнами фасоль в горшках и соорудить ящик для хранения инструментов. Всё это бобёр делает обстоятельно и добросовестно, а рядом всегда бобрёнок Фриппе. Этот товарищ не такой целеустремлённый, а скорее безынициативный нытик и «всегда не прочь подкрепиться». Он даже и не совсем помощник Кастора, а просто вертится рядом, и если что – оказывается на подхвате. ⠀ В собственный день Рождения Кастор, добрый самаритянин, решает испечь пирог на радость другу. Для начала они перерывают кухню в поисках блокнота с рецептами, доставшегося от бабушке впридачу к целому арсеналу кастрюль и прочей посуды. После быстрой ревизии шкафов Кастор уверяется в том, что все нужные продукты имеются в наличии. И вот вам захватывающая (наверняка) первая пошаговая инструкция в жизни ребёнка – «Как испечь пирог». С огромным вниманием к деталям на страницах перечисляются по порядку все подготовительные операции. Снабжаются они не менее детальными иллюстрациями яиц, пакета с мукой, баночки с сахаром, миксера, кувшинчика с молоком и деревянной ложки. ⠀ Отдельная благодарность автору за дисклеймеры про горячую духовку и призыв управиться с беспорядком, образовавшимся в процессе готовки, пока пирог печётся. Пример Кастора с выпечкой заразителен, чего, пока не могу утверждать про остальные книги серии. Но возиться с тестом наш ребёнок полюбил, а заодно и научился предостерегать младшую сестру (а себя и подавно) от раскалённой духовки. И огромное удовольствие получает, цитируя Кастора: «Ну и беспорядок», попутно убирая грязную посуду в раковину. ⠀ Автор серии про Кастора, швед Ларс Клинтинг, как и его персонаж Кастор весьма обстоятельный – позаботился и о том, чтобы маленький читатель мог повторить самостоятельно то, о чём только что прочитал. На этот случай в конце каждой книги есть рецепт с точными объёмами, таймингом, размерами и ингредиентами. ⠀ «Кастор печёт пирог», «Мелик-Пашаев», 2016

Публикация от первые детские книжки (@knigobrazie)

«Рынок» – книжка-поговорка, книжка-плакат. С первых же страниц проваливаешься в возбуждённую сутолоку и рыночный гвалт. Персонажи здесь все как на подбор – колоритные и яркие, их реплики-стихи сплошь хлёсткие, и все – побасенки: «Ай да масло, хоть режь, да без хлеба ешь!» И благодаря такой ритмичной и простой конструкции легко воспринимаются, а потом и воспроизводятся детьми. ⠀ Квартет на обложке, состоящий из бидона, помидора, щуки и огурца не оставляет равнодушным. Огурец с крайне правдоподобной желтой попкой так вообще совершенно впечатывается на подкорку, а для верности закрепляется поговоркой «Огурец-то как блестит, откуси и захрустит!» ⠀ Несмотря на то, что книга появились уже почти сто лет назад, сюжет жизнеспособный. Кто из нас не ходил всей семьёй на Даниловский или Усачёвский, Черёмушкинский или Рогожский рынок за теми же солёными огурцами, жирным творогом или просто съесть чего-то на фудкортах. ⠀ Появилась книга «Рынок» по не самуму обычному в 1920е годы сценарию: художница Евгения Эвенбах вдохновившись новгородским рыночным бытом придумала серию из ярких рисунков, которые принесла в детское издательство «Радуга». И вот сам текст был написан Шварцем именно под уже под готовые картинки. Художница Эвенбах училась у Петрова-Водкина, в книге «Рынок» легко углядеть его любимый «трёхцветник» из красного, жёлтого и синего. Так что получите не только приятное чтение, но и подготовку к походу в Третьяковку, чтобы посмотреть на «Купание красного коня». ⠀ «Рынок» – переиздание советской книги 1926 года, его выпустил уже ставший мамонтом вполне серьёзных взрослых книг Ad Marginem в специальной серии «А+А» совместно с бюро ABC design в 2017 году.

Публикация от первые детские книжки (@knigobrazie)

В моём детстве, попавшем на 90е, книг было очень много – спасибо папе, скупавшему их в огромном количестве. Но любимой и засмотренной действительно до дыр была вот эта. ⠀ История появления книжки в нашей семье запомнилась так: мы были в гостях на Чистых Прудах в огромной квартире с какими-то потолками невероятной высоты, таких, что в каждой комнате надстроен чердак. То ли у каких-то родственников писательницы, вот этой самой Лидии Шульгиной, то ли ещё у кого-то имеющего к ней отношение. И вот нам дарят даже не одну, а что ли три эти книжки в тонкой обложке, наверное, потому что тогда нас было ещё три сестры. ⠀ И я совершенно бесповоротно влюбилась в этот уютный мир странных существ. Ведь тогда как-то не было того количества всяких виммельбухов и чего-то подобного, где можно было бы часами рассматривать мелкие детали. А тут это почти было: какие-то микро-чашечки с чаем, забытые под столом книжки и яблочные огрызки... Короче такие реальные штуки, которые в повседневности то и дело попадались, а в читавшихся тогда книжках всё больше какие-то нереальные сказочные миры описывались. ⠀ Те три тоненькие книжки остались в девяностых, мы несколько раз переехали и они совсем затерялись. Но я помнила каждый разворот, конечно же без названия и автора. И вот, в прошлом году в РГДБ на Октябрьской увидела её переизданную. Не прослезилась, но вздрогнула точно, сразу же взяла проверить, понравится ли Вене. И он залип конкретно, вжился в историю, которую проигрывал потом многократно. Там же ничего невероятного: писательница живёт в лесу, а соседи – всевозможные антропоморфные животные, вполне добродушные, каждый со своими особенностями и привычками. И они все – Снурри, Лусси, Питти и Митти, Крис, Фанни – собираются у писательницы в гостях за чашечкой чая. Лидия Шульгина, «Приходите на чашечку чая», Нигма, 2014

Публикация от первые детские книжки (@knigobrazie)

Мария Гончарова, создательница «Книгобразия»: «Есть несколько издательств, к которым у меня просто неисчерпаемый кредит доверия. „Самокат“, „Розовый жираф“, „Мелик-Пашаев“, „Манн, Иванов, Фарбер“ — все, что они выпускают, немедленно попадает в мой вишлист или тут же покупается в самих издательствах. Сейчас у нас на полках 184 книги — это то, что мы отбирали лично. Хочется, чтобы все они были разнообразного авторства. Так у нас 112 иностранных книг, переведенных на русский: 58 написаны мужчинами и 54 женщинами. И 62 от тех, кто сразу пишет на русском — 44 мужчин и 18 женщин. Ну и десяток англоязычных, это все младенческие книжки-картинки. Это без учета того, что пестрит безумными и безвкусными иллюстрациями и сразу же прячется подальше.

У современных детей возможностей досуга как-то слишком много — огромное разнообразие игрушек, конструкторов, планшет с мультфильмами и приложениями. Потому я стараюсь выбрать те книжки, которые с большой вероятностью зацепят и вызовут детскую симпатию и мою — читаю пока в основном все равно я. Так что оформление важнее всего, смотрю на иллюстрации первым делом.

У Вени, которому сейчас чуть больше трех, книжные фавориты сменяются примерно каждый месяц. Последние из любимых: „Необыкновенная история о гигантской груше“ Якоба Мартина Стрида, французские комиксы „Пласид и Мюзо“ Жака Николау, обожаемая мной в детстве „Тайна огорода Снурри“ Лидии Шульгиной, „Доктор де Сото“ Уильяма Стайга и финская „Папа, пойдем за грибами!“ Маркуса Маялуома, где все имена совершенно невыговариваемые, но ошибаться в произношении ни в коем случае нельзя: Веня — невероятно внимательный слушатель с придирчивой памятью. Смешно, но у и полуторагодовалой Гели уже есть безоговорочно любимая книга, именно ее она всегда выуживает с полок. Это репринт 1926 года, „Рынок“ Шварца, выпущенный проектом „А+А“. Тот редкий случай, когда текст был придуман под уже готовые иллюстрации авангардистки Евгении Эвенбах. Книга очень яркая, с щукой, помидором и огурцом на обложке, а Ангелина любит поесть».