новости

Насилие и Жириновский на акции протеста 9 сентября в Москве. Максимально короткий репортаж

Meduza

Пушкинская площадь забита людьми. Появляется Владимир Жириновский с охраной, советует митингующим создать партию, ссорится с участником акции: «Ты орал: „Пошел вон“? Иди сюда! Трусливый гаденыш!», роняет его на землю и пытается избить; уходит.

У памятника Пушкину — молодые люди: футболки «Гражданской обороны», плакаты «Родился, потерпел и умер». Кричат: «Путин украл наши пенсии», «Сечина — в тюрьму». Самих пенсионеров мало. Пожилые женщины ругают Путина и говорят, что вышли на площадь «ради детей и внуков».

Координатор штаба Навального Олег Степанов приглашает всех прогуляться. Через 300 метров прогулка заканчивается у рамок безопасности: Тверскую улицу сделали пешеходной в честь дня города. Толпа поворачивает обратно на площадь, полицейские перегораживают Тверской бульвар.

Рассерженный мужчина пытается поговорить с омоновцем: «Я монтажник. Люди до 65 лет не доживают на моей работе. Что, испугался? Только в автозаке можешь разговаривать?» Омоновец отворачивается: «Я в шоке от них вообще». Толпа отправляется на прогулку по Большой Дмитровке, у поворота на Госдуму их встречает оцепление. Протестующие пытаются прорваться — полиция начинает махать дубинками. Люди паникуют и бегут.

Улицу перекрывают заграждениями. Отдельные протестующие пытаются прорваться и через них. Рассерженного монтажника кладут лицом на асфальт: четыре омоновца заламывают ему руки и ноги. ОМОН выдавливает протестующих, выборочно задерживая самых активных — а потом их начальник говорит: «Разворачиваемся, уходим». Практически все митингующие тоже уже разошлись. 40 молодых людей с плакатами остаются возле памятника Пушкину — говорят, собираются там заночевать.

Илья Жегулев

Фото в анонсе: Юрий Кочетков / EPA / Scanpix / LETA