Перейти к материалам
разбор

В тяжелое время многие люди хотят помогать тем, кому сейчас особенно плохо. Как подготовить себя к волонтерству? Инструкция «Медузы»

Источник: Meduza
разбор

В тяжелое время многие люди хотят помогать тем, кому сейчас особенно плохо. Как подготовить себя к волонтерству? Инструкция «Медузы»

Источник: Meduza

Выгорание — распространенный синдром среди волонтеров, которые занимаются помощью другим людям и участвуют в решении важных социальных проблем. В сложные времена, кризисы и войны нагрузка на волонтеров вырастает: появляется больше тех, кто нуждается в помощи, при этом ресурсы резко уменьшаются. Даже в мирное время работа волонтера сопровождается стрессом и большой эмоциональной нагрузкой (особенно если волонтер занимается адресной помощью нуждающимся), а в кризисный период риск развития выгорания резко повышается. «Медуза» рассказывает о самых распространенных причинах психологического выгорания среди волонтеров и о том, как предотвратить развитие этого состояния.

Эта инструкция основана на интервью с руководителем волонтерских программ благотворительного фонда «Подари жизнь» Еленой Рачковой, административным директором фонда AdVita Аллой Райской, психологом и директором центра развития психологических компетенций, необходимых на работе, «Вдох», автором книги «Так можно: не выгореть, помогая другим» Ольгой Сориной и также активисткой Анастасией Чуковской, занимающейся системной помощью украинским беженцам в Венгрии.

Если хотите стать волонтером, обратитесь к тем, кто уже занимается помощью

Главный совет, который дают все эксперты, — перед тем как начать кому-то помогать, обратитесь в организации, которые уже занимаются этой помощью. Какая бы проблема ни находила у вас отклик, скорее всего, в стране или даже в вашем родном городе уже есть некоммерческие организации (НКО), которые пытаются ее решить. Искать проверенную НКО можно на таких онлайн-агрегаторах, как «Нужна помощь», «Помощь рядом» от «Яндекса», «Добро Mail.ru» и «Благо.ру».

Но, как отмечает психолог Ольга Сорина в методическом пособии о выгорании, важно, чтобы направление работы организации не было связано с какой-то вашей свежей психологической травмой. Если не прошло и года с тех пор, как кто-то из ваших близких умер от онкологического заболевания, то лучше не заниматься волонтерством в хосписе или фонде, который занимается помощью людям с таким диагнозом.

Свяжитесь с выбранным фондом и расскажите о своем желании стать волонтером. Если у НКО нет отделения в вашем городе, узнайте, что именно вы можете сделать и как помочь, — возможно, именно вы начнете с нуля развивать новое направление помощи в этом месте. Но вы будете делать это не в одиночку, а с поддержкой организации и людей, у которых есть в этом опыт.

«Часто люди, желая помочь, пытаются „закрывать собой дыры“: тут привезти еды, там найти транспорт, здесь помочь советом и так далее. Но в одиночку и разом осилить это все невозможно, — говорит активистка Анастасия Чуковская, которая занимается помощью украинским беженцам в Венгрии. — Для решения этих вопросов, возможно, уже существуют какие-то центры, горячие линии, программы. То есть проблему часто можно решить более рациональным способом, если не пытаться действовать в одиночку». 

Ощущение необъятности проблемы, невозможности «закрыть все дыры» может стать предпосылкой для выгорания. Работа в команде уменьшает это ощущение. «Вы не останетесь один на один с проблемой, — подтверждает Елена Рачкова, руководитель волонтерских программ благотворительного фонда „Подари жизнь“. — Присоединяясь к организованной волонтерской группе, вы не окажетесь один против всего мира и под грузом большой ответственности». По ее словам, как только волонтер начинает ощущать поддержку и опору, это становится мощным стимулом для дальнейшей работы.

Как понять, что в фонде недостаточно хорошо выстроена работа с волонтерами

Психолог Ольга Сорина рассказывает, какие знаки могут указывать на то, что в волонтерской организации недостаточно грамотно выстроена работа с волонтерами — в такой атмосфере шансы на их выгорание сильно повышаются:

  • от нового волонтера сразу требуют максимального включения в работу;
  • нет возможности корректировать свой график волонтерства или графика вовсе нет, как и четкого разделения обязанностей. «Когда волонтер не понимает, какая у него будет нагрузка, какое расписание, это добавляет стресса», — объясняет Сорина;
  • нет никакого обучения, гайдлайнов и рекомендаций. Если, например, речь идет о работе с социально уязвимыми группами, волонтеру должны рассказать о социальных и психологических особенностях этих людей, о границах отношений, которые можно выстраивать с подопечными, о планах действий в экстренных ситуациях;
  • нет системы помощи волонтеру: нет координатора, к которому он может обратиться за советом или если у него возникнут проблемы, нет горячей линии или срочного контакта — на случай, если он окажется в беде во время выполнения поручения;
  • отсутствует возможность получить психологическую поддержку — нет супервизий, встреч с координаторами или возможности обратиться к психологу. «Есть стрессы, которые буквально вписаны в волонтерство, их никуда не деть — и для них нужна специфическая поддержка, простые способы вроде „поспать, поесть, ванну принять“ здесь не помогут. Например, если человек помогает в хосписе и регулярно переживает утраты, то важно, чтобы он участвовал в какой-то группе поддержки, где он мог бы размещать свои чувства, где бы его научили с ними справляться», — рассказывает Сорина. 

Необходимость супервизий нельзя преуменьшать — это основной инструмент контроля и поддержки психологического состояния волонтеров. Положения о супервизиях есть у всех крупных благотворительных и социальных организаций мира — например, Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца выпускала специальное руководство по супервизиям для волонтеров, помогающих людям во время пандемии COVID-19.

Выбирайте одно направление и не берите на себя слишком много

Волонтерство бывает разным:

  • можно заниматься адресной помощью нуждающимся (например, проводить время в больницах с детьми и взрослыми, гулять с собаками в приютах, развозить наборы продуктов по домам);
  • заниматься консультированием (онлайн, по телефону и лично, работать на горячих линиях, стать равным консультантом, если вы уже пережили похожий опыт); 
  • быть интеллектуальным волонтером, предоставлять свои услуги — фотографа, юриста, переводчика, копирайтера, водителя и так далее — pro bono, то есть бесплатно; 
  • заниматься просветительской деятельностью, работать волонтером на мероприятиях фонда, рассказывать желающим о сборах и программах, оказывать информационную поддержку. 

«Первое, что мы говорим, — обязательно выбирайте тот вид волонтерства, который вам по душе, который кажется вам подъемным, органичным», — говорит Рачкова. Она советует начинать с того, что вам понятно и близко. И обязательно с чего-то одного: в фонде «Подари жизнь» новичкам разрешают вовлечься максимум в два проекта одновременно, и только в те, которые между собой легко сочетаются.

«Новичок — это главный кандидат на выгорание, потому что он горит энтузиазмом. Хочется всем на свете помочь, взять на себя много задач, потому что они все потрясающие», — рассказывает Рачкова. Взвалив на себя слишком много, человек может не справиться. Волонтер-новичок начинает испытывать чувство вины, как будто он подвел своих коллег. «В итоге мы получаем виноватого волонтера, который исчезает с радаров, потому что ему страшно стыдно признаться, что он не справился», — говорит Рачкова. Чтобы этого избежать, лучше входить в волонтерство постепенно.

Как понять, что направление вам не подходит

Рассказывает Елена Рачкова:

Когда вы сделали выбор — «хочу заниматься вот этим», — подумайте, сколько реально времени вы сможете на это выделять. Сядьте с календарем и мысленно распланируйте свои ближайшие три недели — есть ли в них место для волонтерства? Если вы понимаете, что сможете первый раз приехать в больницу или на какое-то мероприятие только через месяц, это значит, что в текущей жизненной ситуации у вас нет возможности заниматься этим видом волонтерства. Лучше выбрать что-то другое, что вам проще будет встроить в вашу жизнь здесь и сейчас, а если ситуация изменится или вы вовлечетесь и почувствуете, что готовы немного скорректировать образ жизни и взять на себя более ресурсоемкий проект — к нему всегда можно вернуться.

Кроме того, перед тем, как заняться волонтерской деятельностью, имеет смысл честно поговорить с самим с собой и разобраться в своих целях, как минимум чтобы не ранить тех, кому вы планируете помогать.

Активистка Анастасия Чуковская рассказывает недавний случай: «Одна женщина хотела помочь и отвезти семье украинских беженцев продукты. Это было замечательно с ее стороны, но, когда она приехала к семье, она начала плакать от чувства вины». В английском языке такое поведение называется emotional dumping — когда ты внезапно выливаешь свои эмоции на другого человека в тот момент, когда ему самому очень нужна поддержка. Чуковская рассказывает, что все оказались в неловком положении, людям пришлось успокаивать и утешать эту женщину — хотя они сами в этот момент остро нуждались в помощи, а волонтеру было стыдно.

Но это не значит, что с «опасной» мотивацией нужно отказываться от волонтерства вовсе — можно просто выбрать другой вид, чтобы не контактировать напрямую с бенефициарами помощи. Что и сделала женщина, упомянутая в примере.

Если вам тяжело или не нравится, не бойтесь менять направление работы и уровень нагрузки

То, что по описанию казалось идеальной формой волонтерства, на деле может вам совсем не подойти — и это тоже нормально, объясняет Елена Рачкова. Главное — не пытаться идти против себя и не скрывать своих сомнений. 

Психолог Ольга Сорина выделяет несколько типов стресса, возникающего в работе волонтера:

  • организационный, связанный с графиком, координацией работы, распределением обязанностей и системой взаимопомощи;
  • отношенческий, связанный с отношениями с другими волонтерами и руководителем;
  • психологический, эмоциональный и физический, связанные с конкретным типом волонтерства. Например, если вы ночью раздаете еду бездомным из «Ночного автобуса» «Ночлежки», значит, на следующий день вам нужно иметь возможность отоспаться. Если вы весь день работаете на холоде — согреться. И так далее.

Анастасия Чуковская согласна, что важно прислушиваться к себе: «Первые три месяца после начала войны в Украине мое волонтерство заключалось в расселении беженцев, помощи с ночлегом, с едой. То есть я все время была рядом с людьми, которым нужна была помощь. Эти люди были в очень разном состоянии. После того как начались „звоночки“ выгорания, я поняла, что мне надо попробовать волонтерство другого типа, которое не включает такой объем личного контакта».


📄 Дорогие читатели! Теперь вы можете скачать PDF-версию любой статьи «Медузы». Файл можно отправить в мессенджере или по электронной почте своим близким — особенно тем, кто не умеет пользоваться VPN или у кого явно нет нашего приложения. А можно распечатать и показать тем, кто вообще не пользуется интернетом. Подробнее об этом тут.


Чуковская запустила свою продуктовую программу, «спряталась за сайтом», согласно ее собственной формулировке. Активистка продолжает заниматься волонтерством в большом объеме, но теперь ее помощь стала системнее и позволяет охватывать больше людей (на момент публикации за помощью в проект Hunhelp.com обратилось более 6000 украинцев) — это отличный пример того, как забота о себе помогает заниматься волонтерством эффективнее. 

Помогайте, только когда можете, и учитесь отказывать

«Мы постоянно повторяем нашим волонтерам, что они должны помогать только тогда, когда могут», — говорит административный директор фонда помощи людям с онкологическими и гематологическими заболеваниями AdVita Алла Райская. По ее словам, координаторы фонда, предлагая волонтеру какую-то задачу, всегда проговаривают, что он может сказать нет, что это нормальный и приемлемый вариант ответа, даже если человека просят сделать что-то важное и хорошее. Особенно если волонтер — новичок.

«Первым делом мы говорим волонтеру, что хотим, чтобы он с нами был долго, чтобы волонтерство было для него экологичным и комфортным, а не на разрыв аорты», — согласна Елена Рачкова. 

Следите за тем, что происходит в других сферах вашей жизни

Семья, работа, друзья, хобби — важные сферы жизни, и специалисты из некоммерческих организаций убеждены, что волонтерство не должно их вытеснять и заменять. «Если ради волонтерства ты уже третью неделю не можешь съездить в гости к родителям, второй раз не провел время с ребенком, третий раз не выбрался на природу — это уже проблема. Это значит, что тебе вдруг начинает казаться, что то, что происходит в волонтерстве, в тысячу раз важнее, чем то, что происходит в твоей жизни», — говорит Елена Рачкова. С ней согласна психолог Ольга Сорина: «Субъективно это может ощущаться по-другому, но, если человек потеряет волонтерство и у него останется работа, семья, и друзья, это будет гораздо более устойчивая конструкция, чем если он потеряет работу, семью и друзей, а волонтерство у него останется».

Особенно опасно, считает Алла Райская, «прятаться» в волонтерство от проблем в своей жизни: «История про „если тебе плохо, помоги другому, кому еще хуже“ красивая, но в реальности не очень работающая. Потому что если у человека в жизни сложности, ему нужно время и силы, чтобы решать их. Иначе он может загнать себя в угол, сделать себе только хуже».

Об этом говорят и в организации Health & Help, в которой волонтеры помогают за границей

Поехать волонтером за границу — или помогать удаленно — можно даже во время пандемии Инструкция «Медузы» и благотворительной организации Health & Help

Об этом говорят и в организации Health & Help, в которой волонтеры помогают за границей

Поехать волонтером за границу — или помогать удаленно — можно даже во время пандемии Инструкция «Медузы» и благотворительной организации Health & Help

Следите за своим психологическим состоянием

Алла Райская советует постоянно следить за своим самочувствием и эмоциональным состоянием. Для этого во многих НКО организованы психологические группы поддержки для волонтеров и регулярные супервизии, неформальные встречи с координаторами — обязательно участвуйте в них. Главное не закрываться в себе, открыто делиться своими проблемами и переживаниями, связанными с волонтерством, обсуждать их. Скорее всего, ваши тревоги не уникальны, другие волонтеры тоже сталкивались с ними и могут поделиться опытом, а профессиональный психолог на встречах поможет их проработать. 

«Внешне бывает сложно отследить, когда человек начал выгорать, мы можем только задавать вопросы и предлагать поддержку, но волонтер сам должен мониторить свое состояние, — говорит Райская. — Если он уже в процессе выгорания, уже встал в колею, его сложнее из нее вывести, уговорить замедлиться. Лучше ловить это на ранних этапах».

К сожалению, заметить признаки выгорания может быть тяжело и самому волонтеру. Анастасия Чуковская рассказывает, что научилась слышать «звоночки» только после того, как однажды прошла через выгорание: «Все реагируют на переутомление по-разному, у меня буквально начинают разбегаться глаза — я не могу прочитать номер автобуса, фамилию в новости. Однажды я довела себя до того, что уже не могла сориентироваться по карте. Теперь я знаю, что, как только у меня чуть-чуть начинают скакать буквы перед глазами, мне нужно притормозить». 

Как в фондах следят за состоянием волонтеров

В фонде «Подари жизнь» волонтеры, которые проводят время с пациентами в больницах, после каждой встречи присылают рассказ о встрече в свободной форме. «Иногда это настоящие эпосы, большие истории, — говорит Елена Рачкова. — Волонтер рассказывает, что делал, как себя чувствовал, что получилось и не получилось. Эти истории очень показательны, потому что они расставляют акценты, по ним можно замечать, что сейчас происходит с человеком. Это дает нам возможность замечать изменения в настроении волонтеров, видеть, что их задевает, — и обсуждать эти вещи».  

Не пытайтесь разбираться с проблемами в одиночку

В волонтерской деятельности, как и в любой работе, периодически неизбежно возникают трудности: непростые ситуации, недопонимания, ошибки. Это нормально, но важно не пытаться справляться с ними в одиночку. 

«Если волонтер остается с этим один на один, то он докрутит это до состояния вселенского масштаба и тихо уйдет в тень», — убеждена Рачкова. Она считает, что способность волонтера признаваться в трудностях и ошибках во многом зависит от обстановки в организации. Поэтому в командах, где грамотно выстроена работа, волонтерам всегда говорят: вы не одни, никто не ожидает, что вы будете идеальными, вы пришли помогать, и мы это ценим.

Выгорание может быть связано с потерей смысла, невозможностью увидеть результат своей работы и расти внутри организации. Для волонтера важно понимать, какой результат приносит его работа, важно знать, что он делает ее хорошо, ощущать ее ценность. Психолог Ольга Сорина считает, что здесь, как и в обычной работе, важны целеполагание, поощрение, регулярная обратная связь.

«Например, привозит волонтер бабушке набор продуктов, она его умоляет остаться, поговорить с ней — а он не может, у него еще много адресов в списке. И волонтер не понимает, он молодец или нет — вроде бы и еду привез, а бабушка плачет», — объясняет психолог. Поэтому важно знать ответ на вопрос: «Что можно считать хорошим результатом моей помощи?»

Берите паузу или спокойно уходите насовсем, если чувствуете, что устали

Эксперты сходятся на том, что волонтерство может заканчиваться — и в этом нет ничего страшного. «Я сама закрывала волонтерский проект, куча моих знакомых закрывали свои волонтерские проекты — обесценивает ли это их работу? Конечно нет», — объясняет Сорина. Кроме того, эксперт считает, что от волонтерства нужен отпуск, как и от любой другой работы. 

С ней согласна Елена Рачкова: «В вашей жизни случится какое-нибудь событие, рождение ребенка, переезд, получение новой работы — что-то придет в вашу жизнь, что на время потребует внимания, и вам нужно будет его отдать. И это нормально, если вы остановитесь. Мы вас поблагодарим, обнимем, проводим, а потом, возможно, к нам или к кому-то другому вы вернетесь. Главное, чтобы волонтерство ощущалось вами как позитивный и важный этап в жизни — один из многих».

Еще о хороших фондах, которым сейчас особенно трудно

После 24 февраля многие российские благотворительные организации оказались в очень трудной ситуации. В том числе те, что выступили против войны Вот список из десяти НКО, которым вы можете помочь

Еще о хороших фондах, которым сейчас особенно трудно

После 24 февраля многие российские благотворительные организации оказались в очень трудной ситуации. В том числе те, что выступили против войны Вот список из десяти НКО, которым вы можете помочь

Василиса Кирилочкина