Перейти к материалам
истории

После Второй мировой тысячи заключенных ГУЛАГа прокладывали Трансполярную магистраль. Когда умер Сталин, строительство забросили Остатки железной дороги все еще можно найти в тундре и тайге. Фотопроект «Мертвая дорога» Дениса Зезюкина

Источник: Meduza

Как и многие масштабные стройки в СССР, строительство Трансполярной магистрали началось после окончания Второй мировой войны — и продолжалось до смерти Иосифа Сталина в 1953 году. По плану Трансполярная магистраль должна была стать железной дорогой длиной почти полторы тысячи километров; она прошла бы от станции Чум в Коми до поселка Игарка на Енисее. Большая часть магистрали сегодня заброшена. Историю этой призрачной дороги, проходящей через северные леса и болота, и людей, которые строили ее в крайне тяжелых условиях, в своем фотопроекте «Мертвая дорога» рассказывает фотограф Денис Зезюкин. «Медуза» публикует снимки, которые он сделал во время изучения того, что осталось от магистрали и жизни вокруг нее, и рассказ о том, как заключенные ГУЛАГа пытались реализовать один из многих советских утопических проектов. Собственные фотографии Денис Зезюкин дополнил архивными снимками, а свой текст — воспоминаниями тех, кто строил Трансполярную магистраль.

В детстве я испытывал особую тягу к железным дорогам. Мечтал стать машинистом, когда вырасту. Моя семья жила в небольшом городе на крайнем севере Западной Сибири. Поезда в наших краях не ходили, и я очень хотел, чтобы железная дорога когда-нибудь появилась. Однажды кто-то из взрослых рассказал мне о заброшенных рельсах и деревянных бараках в лесу за городом. Их историю я узнал уже будучи взрослым, и она легла в основу этого проекта.

Фрагмент железной дороги недалеко от разъезда Щучий, в 40 километрах от Надыма. 2021 год

C 1947 по 1953 год в послевоенном СССР силами заключенных ГУЛАГа и вольнонаемных строили Трансполярную магистраль. Будущая железная дорога длиной 1480 километров должна была проходить от станции Чум в Коми АССР до поселка Игарка на Енисее.

Дорогу строили сразу с двух концов. Западный участок — в документах он назывался строительством № 501 — брал начало на Полярном Урале. Восточный, или строительство № 503, тянули от Игарки. Происходило все это в условиях Крайнего Севера: суровые зимы с сорокаградусными морозами, длящиеся минимум полгода, и короткое лето, когда солнце практически не садится и в воздух поднимаются полчища гнуса. Бесконечные болота, реки и озера. Тундра и тайга.

Трансполярная магистраль была задумана в 1928 году, а ее необходимость стала особенно понятна советскому руководству в годы Великой Отечественной войны. Главной задачей была транспортная связь с Норильским промышленным районом, где добывали много сырья, в том числе необходимого для производства брони. Первые работы над будущим маршрутом начались в 1943–1944 годах.

В 1947 году было принято решение о строительстве нового морского порта у мыса Каменный на севере полуострова Ямал. Проект реализовывался в спешке, и, когда за первый год построили всю необходимую инфраструктуру, выяснилось, что акватория Обской губы в этом месте не подходит для приема морских судов. Порт решили возводить на реке Енисей в районе поселка Игарка. Таким образом, в 1949 году железную дорогу потянули на восток практически по широте Северного полярного круга.

Ледоход на реке Енисей в районе города Игарка. Архивная фотография из отчетного альбома ГУЛЖДС (Главное управление лагерей железнодорожного строительства) МВД СССР о строительстве Трансполярной магистрали. 1951 год
ГА РФ. Фонд Р-9407а, опись 1, дело 1259
Болотистая местность вдоль трассы Надым — Салехард. 2021 год
Деревянный мост у разъезда Щучий, в 40 километрах от Надыма. 2020 год
Остатки насыпи. 2021 год
Подача и выгрузка материалов с плети (состав из вагонов-платформ для перевозки грузов), 39-й километр. Архивная фотография из отчетного альбома ГУЛЖДС МВД СССР. 1949 год
Источник: ГА РФ. Фонд Р-9401, опись 3, дело 103
113-й километр. Готовый участок пути. Архивная фотография из отчетного альбома ГУЛЖДС МВД СССР. 1949 год
ГА РФ. Фонд Р-9401, опись 3, дело 103
Заброшенный железнодорожный мост недалеко от Надыма. 2021 год
Остатки железнодорожного депо. 2020 год
Железнодорожные костыли, найденные на магистрали во время экспедиции в 2020 году

По ходу строительства трассы каждые 7–10 километров возводили лагерный пункт, в котором жили работавшие на участке заключенные. В этих пунктах располагалось несколько деревянных бараков, баня, столовая, другие хозяйственные постройки и обязательно штрафной изолятор. По периметру была натянута колючая проволока, по углам стояли вышки с часовыми. 

Большую часть лагерного населения составляли осужденные по «закону о трех колосках» и 58-й статье. Но были и матерые, блатные уголовники, сидевшие за воровство, грабежи и убийства, что способствовало насилию, частым разборкам и бандитизму в поселениях. Жили там скученно: на одного человека полагалось полтора квадратных метра жилплощади.

Работали преимущественно руками. Женщины трудились наравне с мужчинами: восьмичасовая смена и один выходной в неделю, который был не всегда. За перевыполнение плана заключенным сокращали срок, а на финальных этапах строительства дороги даже ввели заработную плату. Правда, зачастую заключенные видели ее только на бумаге либо деньги у них отбирали «блатные».

Колючая проволока в одном из лагпунктов. 2020 год
Барак в одном из лагерных пунктов. 2021 год
Остатки нар внутри лагерного барака. 2021 год

Из воспоминаний Вальтера Руге:

Но где, черт побери, мы находимся, что мы тут будем делать? Через контакт с вольнонаемным техническим и медицинским персоналом кое-что просачивалось. Оказалось, что отсюда должна была строиться на уровне полярного круга железная дорога на запад в сторону Салехарда на Обской губе длиной примерно тысячу километров. Первое наше впечатление об этой гигантской стройке и поселке Ермаково, где нас высадили, — мох, болото, лишайники, травы.

Из воспоминаний Алексея Салангина:

Прибыли в Ермаково на совершенно пустое место. Зона была огорожена проволокой. Кругом болота, заросли, в воздухе — комарье. Жили сначала в палатках 20 метров, сплошные нары в два яруса. Мох нарубили как кирпич, обложили им палатки. По концам — печки, посередине — стол. 200 человек на нарах — 40 сантиметров на одного человека. Утром волосы примерзали к стенке.

Из воспоминаний Ирины Алферовой-Руге:

Одеты мы были в телогрейки, бушлаты, шапки, ватные брюки, мужское белье, ботинки ЧТЗ, валенки. На нарах в три-четыре этажа каждый имел свое место, тюфяк с сеном, байковое одеяло. Раз в месяц водили в баню. Летом на работе (объекте) можно было помыться в каком-то болоте или в Енисее.

Из воспоминаний Алексея Салангина:

Побеги были редкими. Был у нас нарядчик (тот, кто разводит на работы), его фамилия Алимов. Штурманом дальнего плавания был. Хорошо ориентировался. Убежал вместе с блатным. Вернулся блатной один. Где, говорят, второй? Я его съел. За людоедство расстреляли.

Выход изыскателей на трассу. Изыскатели занимаются предварительным исследованием местных условий для строительства промышленных объектов, железных дорог или разработки полезных ископаемых и природных ресурсов. Архивная фотография из отчетного альбома ГУЛЖДС МВД СССР. 1949 год
ГА РФ. Фонд Р-9401, опись 3, дело 103
Морда оленя, покрытая гнусом. Архивная фотография из отчетного альбома ГУЛЖДС МВД СССР. 1949 год
ГА РФ. Фонд Р-9401, опись 3, дело 103
Камера штрафного изолятора в лагерном пункте у разъезда Глухариный. 2021 год
В штрафном изоляторе в лагерном пункте у разъезда Глухариный. 2021 год
Брошенная одежда рабочих — вероятно, тех, кто строил новую автомобильную трассу Надым — Салехард (открыта в 2020 году) параллельно старому железнодорожному полотну. 2020 год

Как пишут в своей книге «История „Мертвой дороги“» историк Вадим Гриценко и журналист Вячеслав Калинин, количество подневольных трудящихся, которые участвовали в строительстве за все то время, что оно продолжалось, могло достигать порядка ста тысяч человек с учетом ротации. За шесть лет стройки из запланированных 1480 километров было построено и введено в эксплуатацию около 800 километров.

5 марта 1953 года умер Сталин. Вскоре после смерти своего главного идеолога вечным сном уснула и сама дорога. Проект признали нецелесообразным и законсервировали. Многие заключенные попали под амнистию и освободились, оставшихся этапировали на другие стройки. Часть строительного инвентаря вывезли, но многое попросту бросили.

Следы строительства остались и по сей день. Из леса выглядывают лагерные вышки, провисают над реками остатки мостов. Лагерные пункты постепенно разрушаются, а рельсы крадут охотники за черным металлом. Ряд объектов признан памятниками культурного наследия, но добраться до них проблематично. Интерес к месту проявляют в основном туристы и немногочисленные энтузиасты, которые пытаются сохранить историю.

Лагерные вышки. 2021 год
Вкладыш к отчету ГУЛЖДС МВД СССР о строительстве Трансполярной магистрали. 1949 год
Фонд Р-9407, опись 1, дело 1081
Оркестр заключенных при театре в поселке Ермаково. Автор снимка — ссыльный Вальтер Руге, проживавший в Ермаково в годы строительства магистрали. 1951 год
Краеведческий комплекс «Музей вечной мерзлоты» в Игарке

В своем проекте я использую архивные материалы о строительстве. Начальство стройки отправляло отчеты о ходе работ в Москву, в том числе и в формате фотоальбомов. Они находятся в свободном доступе в фондах Государственного архива РФ. Я нашел и множество текстовых свидетельств участников стройки на сайте красноярского отделения «Мемориала», и ряд любительских фотографий, снятых ссыльными в поселке Ермаково в годы строительства. Они хранятся в электронном каталоге Библиотеки конгр