Перейти к материалам
Заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков и российская делегация прибыли на переговоры в Женеву, Швейцария, 10 января, 2022 года
истории

Россия, США и НАТО опять ни о чем не договорились. А зачем вообще нужны были эти переговоры по гарантиям безопасности? Отвечает политолог Игорь Зевелев

Источник: Meduza
Заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков и российская делегация прибыли на переговоры в Женеву, Швейцария, 10 января, 2022 года
Заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков и российская делегация прибыли на переговоры в Женеву, Швейцария, 10 января, 2022 года
Denis Balibouse / Reuters / Scanpix / LETA

В четверг, 13 января, завершились переговоры России с США, НАТО и ОБСЕ о гарантиях безопасности, которые начались после многочисленных сообщений о концентрации российских войск у границы с Украиной. Судя по всему, сторонам не удалось договориться: каждая продолжает настаивать на своем. Россия требует гарантий, что Украина и Грузия никогда не войдут в НАТО, а США указывают, что никому не позволят вмешиваться в этот вопрос. По просьбе «Медузы» доктор политических наук Игорь Зевелев объясняет, зачем России и США нужны были переговоры, почему они не имели шансов на успех и почему их можно считать беспрецедентными.

Игорь Зевелев

Политолог, доктор политических наук 

В России и на Западе складываются совершенно разные нарративы в отношении того, что сейчас происходит в отношениях Москвы с Вашингтоном и Брюсселем. Страны Запада, прежде всего, США, называют это диалогом, в то время как российская сторона предпочитает описывать встречи дипломатов как переговоры. Разница в терминологии отражает фундаментально разные подходы. Страны Запада не принимают ключевые предложения России о том, чтобы были утверждены юридически обязывающие положения относительно прекращения расширения НАТО и отказа от размещения ударных вооружений вблизи российских границ. С точки зрения Запада, целью диалога является деэскалация напряженности вблизи украинской границы. А с точки зрения России, переговоры совершенно не об этом: они о гарантиях безопасности для России. Это совершенно разные подходы.

США и НАТО высказывают такую точку зрения, что диалог с Россией сейчас необходим для предотвращения «военного вторжения России в Украину». А концентрацию российских вооруженных сил вблизи украинской границы страны Запада и НАТО рассматривают как определенный кризис, который надо деэскалировать. Поэтому они и согласились на эти встречи. США не хотели бы возникновения новой напряженности в Европе, когда вся глобальная стратегия администрации президента Байдена сфокусирована на жесткой конкуренции с Китаем. Новый очаг напряженности в Европе — в отношениях с Россией — для американцев сейчас совершенно не с руки. Они бы хотели задвинуть Россию на дальнюю полку и сосредоточиться на других регионах. Но Россия совершенно не удовлетворена тем местом, которое ей отвела Америка. И если продолжить аналогию с дальней полкой, то Россия претендует на то, чтобы быть одним из машинистов поезда, а не пассажиром, которого сажают на неудобное и в чем-то небезопасное место. 

Тем не менее, сейчас вполне возможно запустить плодотворные переговоры относительно двух аспектов. Первый это договоренность в отношении ракет средней и меньшей дальности: где можно и где нельзя их размещать. Фактически, это продолжение договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, из которого США вышли, обвиняя Россию в его нарушении. Второй вполне реальный комплекс договоренностей, которые США и НАТО готовы обсуждать — и это было бы в интересах России — возобновление договоренностей об ограничении концентрации войск и отказа от проведения широкомасштабных военных учений вблизи определенных границ. Это трудные вопросы, но по ним возможны договоренности.

Что касается фундаментальных вещей, то есть отказа от формального расширения НАТО и размещения ударных вооружений вблизи российских границ, мне кажется, это сейчас нереально. Думаю, что российская сторона понимает, что американцы и члены НАТО на это не пойдут. Они не будут давать обещания, что Грузия и Украина никогда не войдут в НАТО и не могут отказаться от «политики открытых дверей». Хотя при этом все стороны понимают, что в практической плоскости членство в НАТО Украины и Грузии не будет стоять на повестке дня в ближайшее время. Россию беспокоит не столько их формальное членство в НАТО, сколько заметное военное присутствие США и НАТО на территории Украины без полного членства. И именно это Россия объявляет угрозой национальной безопасности.

Читайте также

Россия и США провели в Женеве переговоры по безопасности. Вот что главы делегаций сказали после встречи (Спойлер: ни о чем не договорились, но общение продолжится)

Читайте также

Россия и США провели в Женеве переговоры по безопасности. Вот что главы делегаций сказали после встречи (Спойлер: ни о чем не договорились, но общение продолжится)

Это загадка, почему российская сторона заявляет такие условия, хотя понимает, что НАТО на них не согласится. Думаю, только с течением времени мы поймем окончательно, для чего это было сделано. Но одна причина понятна сейчас. Это стремление России к тому, чтобы поставить ребром вопросы, которые ее давно беспокоят, а страны Запада отказывались их обсуждать. Даже не надеясь, что такие радикальные предложения сразу будут приняты, Россия добилась, что ее озабоченность своей безопасностью, вызванной расширением НАТО на Восток и размещением ударных систем вблизи границ с Россией, была услышана.

Озабоченности России по поводу расширения НАТО высказывалась с середины 1990-х годов. И когда было несколько волн расширения НАТО, Россия высказывала свои озабоченности. Поэтому сама постановка вопроса не новая. Но попытаться обернуть это в форму договоров и прямых юридических обязательств со стороны Запада — вот это впервые.

Мы не можем найти исторических аналогов происходящему сейчас диалогу и переговорам по нескольким причинам. Первое это то, что Россия, публикует текст проекта соглашений с НАТО и США о взаимных гарантиях безопасности до начала переговоров. Второе — это то, что Москва говорит устами заместителя иностранных дел Сергея Рябкова, что опубликованные проекты это не меню, из которого можно выбирать. Рябков говорит, что российские предложения могут быть приняты западной стороной только в комплексе. Таких прецедентов раньше не было. Возникает вопрос: а о чем тогда переговоры? Переговоры — это когда вы уступаете там, а мы — там. А тут одна сторона, Россия, ставит такие условия, что получаются не переговоры, а «да-нет», и все. Это беспрецедентно.

Мы не знаем, уберет ли Россия войска с границ с Украиной. Но думаю, что примерно через неделю мы услышим важное заявление Москвы относительно итогов трех раундов переговоров в Женеве, Брюсселе и Вене, которые состоялись за последние три дня, и узнаем, каковы следующие шаги России. То, с чем обратился Путин к членам коллегии МИДа еще в ноябре, а именно держать в напряжении западные страны, пока удается. Все с напряжением ждут, каковы следующие российские шаги. Я рискну предположить, что Россия заявит о том, что она предпримет военно-технический ответ, связанный с размещением новейших систем вооружений, прежде всего сверхзвуковых средств доставки, в достаточно чувствительных для Запада географических регионах.

«Медуза». Работаем 24/7. И только в интересах читателей Нам срочно нужна ваша поддержка

Беседовала Саша Сивцова