Перейти к материалам
Михаил Федяев в суде. 15 декабря 2021 года
истории

Люди аплодируют: посадили олигарха По делу о взрыве на «Листвяжной» задержали Михаила Федяева — одного из богатейших людей России. Андрей Перцев рассказывает, почему его арест изменит весь Кузбасс (и не только)

Источник: ТАСС
Михаил Федяев в суде. 15 декабря 2021 года
Михаил Федяев в суде. 15 декабря 2021 года
Максим Киселев / ТАСС / Scanpix / LETA

В середине декабря суд арестовал главу холдинга «Сибирский деловой союз» (СДС), одного из богатейших людей России Михаила Федяева. После аварии на шахте «Листвяжная» его обвинили в злоупотреблении полномочиями и нарушении норм безопасности. При этом до ареста Федяев пользовался в Кемеровской области почти неограниченным влиянием: выходцы из его компании работали чиновниками и депутатами, холдинг получал миллиардные госконтракты, а на предприятия СДС с удовольствием приезжали президенты и федеральные министры. Теперь в регионе опасаются передела собственности, хотя многих жителей и радует арест «теневого губернатора». Спецкор «Медузы» Андрей Перцев рассказывает историю одного из последних региональных бизнесменов, который имел прямое влияние даже на федеральную власть.

«У вас замечательные традиции, они заложены нашими предками и остаются в нашей душе и в нашем сердце. Сегодня мы сделали не первый, но и не последний шаг в развитии отрасли. Но мы еще многое должны будем вместе сделать для того, чтобы жизнь в России была лучше, а труд — более достойным, чтобы условия работы горняков были более безопасными, а уровень оплаты труда соответствовал вашему вкладу в развитие страны», — обещал Владимир Путин (тогда премьер-министр) 24 января 2012 года.

Обращался он к кемеровским горнякам и рабочим, собравшимся на заводе СДС-Маш. На тот момент Путин уже объявил, что будет участвовать в президентской кампании 2012 года, — и митинг численностью более пяти тысяч человек, формально организованный «Общероссийским народным фронтом», имел явно предвыборный контекст.

«Я целиком и полностью поддерживаю кандидатуру Владимира Владимировича Путина. Не побоялся этот мудрый человек ни ответственности, ни тех трудностей, которые перед ним стояли», — не скупился на похвалы со сцены рабочий завода Дмитрий Плотников.

Администрация президента и региональные власти не случайно выбрали для проведения митинга это предприятие — его собственник, директор холдинга СДС Михаил Федяев, считался предельно лояльным и надежным.

В тот же день Путин и Федяев приехали в недавно открытый региональный центр дзюдо. Построил центр и оплачивал его работу именно глава СДС.

«Тогда визит премьера организовал Федяев. Можно сказать, Путин приехал к нему лично в гости», — объяснил корреспонденту «Медузы» собеседник, работавший тогда в администрации региона.

Через десять лет Михаила Федяева арестуют после пожара на шахте «Листвяжная»: его обвиняют в злоупотреблении полномочиями и нарушении промышленной безопасности.

Арест Михаила Федяева

Михаил Федяев — один из богатейших людей России. Его прочили на место главы Кузбасса, а теперь арестовали из-за аварии на «Листвяжной»

Арест Михаила Федяева

Михаил Федяев — один из богатейших людей России. Его прочили на место главы Кузбасса, а теперь арестовали из-за аварии на «Листвяжной»

«Он принял решение быть с властью»

Визит Путина в начале 2012-го не был случайностью. Кемеровский политолог Александр Коновалов так охарактеризовал отношения Михаила Федяева и руководства страны и региона: «Он давно принял решение быть с властью, быть в системе — это кредо СДС».

Коновалов вспомнил, как в начале 2000-х годов большинство работников холдинга Михаила Федяева вступило в ряды единороссов. Естественно, в партию власти вступил и сам Федяев (после появления уголовного дела о взрыве на «Листвяжной» ЕР его членство приостановила). А в 2011 году, когда Кремль создал «Общероссийский народный фронт», работники СДС вступили и в него.

Отец Михаила Федяева, Юрий Федяев, тоже шел в ногу со властью, только с советской. Он руководил крупными сельхозпредприятиями, входил в бюро обкома КПСС и был депутатом облсовета. Но Михаил по стопам отца не пошел — он поступил в кемеровский институт и отучился там на инженера-механика. В советские годы Михаил Федяев работал в кемеровской автоколонне и быстро стал ее замдиректора. А во время перестройки Федяев пришел в бизнес.

Сначала он возглавил кооператив на базе своего предприятия, потом руководил мелкими и средними кемеровскими предприятиями, а затем пришел в крупную федеральную инвесткомпанию «Миринвест». Там он познакомился со своим будущим партнером Владимиром Гридиным — а тот в свою очередь хорошо знал губернатора региона Амана Тулеева. Тулеев в советские годы возглавлял Новокузнецкую железную дорогу, а Гридин работал в его подчинении. Федяев и Гридин нашли общий язык и стали строить совместный бизнес, который достаточно быстро стал холдингом СДС.

«Сложно сказать, кто был первым, а кто вторым в этом партнерстве. Гридин был стратегом, а Федяев — тактиком», — так описал роли бизнесменов Александр Коновалов.

По его словам, «важной вехой» в истории СДС стал 1999 год, когда Михаилу Федяеву и Владимиру Гридину передали разрез «Черниговец», который до этого контролировала компания «Миком» бизнесмена Михаила Живило. У Федяева на руках было 13% акций «Черниговца», вместе с Гридиным он стал наращивать их пакет. Однако для получения контроля над разрезом понадобилась помощь силовиков — на территорию предприятия зашел ОМОН, менеджмент «Микома» просто сместили.

Передел прошел при поддержке областной власти: отношения Живило и Амана Тулеева были конфликтными. Бизнесмен в интервью «Коммерсанту» не отрицал, что столкновение произошло из-за того, что «Миком» не стал платить взносы в один из областных фондов, созданных губернатором. Позже Живило обвинили в подготовке покушения на Тулеева, бизнесмен эмигрировал во Францию.

Владимир Гридин
Валерий Шарифулин / ТАСС

Федяев и Гридин таких ошибок в отношении с Тулеевым не допускали. «Холдинг всегда играл по правилам, а правила были такие — выделять средства на договоры по социальному развитию. Федяев никогда не выступал против», — подчеркнул Александр Коновалов, добавив, что что Аман Тулеев с представителями крупного бизнеса иногда соглашался на удивительные решения: «В 2006 году владелец компании «Прокопьевскуголь» Владимир Лисин продал компанию городу за 1 доллар, поскольку существовал запрет на закрытие нерентабельных шахт и увольнение горняков. В конечном итоге управление перешло к Сибирскому деловому союзу».

Эксперт имеет в виду ситуацию с группой НЛМК Владимира Лисина, которая в 2006 году продала свой актив в регионе — предприятие «Прокопьевскуголь» — администрации города Прокопьевска за один доллар. По словам бывшего регионального чиновника, особого конфликта между Лисиным и Тулеевым не было, но «Тулееву нужны были более-менее заинтересованные в работе в Кузбассе собственники». Вскоре «Прокопьевскуголь» вошел в СДС. Другой близкий к администрации Тулеева человек характеризует методы работы бывшего губернатора с бизнесом так: «если что не нравилось, выживал из региона».

В начале и середине нулевых холдинг Михаила Федяева и Владимира Гридина активно расширялся: в его состав входили промышленные предприятия, аграрные и строительные фирмы, аэропорт Кемерово, ликеро-водочный завод, медиаактивы.

По словам собеседников «Медузы», для Амана Тулеева Гридин и Федяев «были близки и понятны» — это были «его люди», которые шли навстречу «просьбам и пожеланиям». Например, «Сибирский деловой союз» безвозмездно передавал муниципалитетам в собственность построенные детсады и участвовал в строительстве храмов.

«Подчеркивалось, что это происходит по инициативе губернатора. В обмен власти могли прикрыть глаза на вопросы экологии или охраны труда. Глубина проникновения холдинга в систему власти в Кемерово была очень серьезной», — подчеркнул близкий к тулеевской администрации источник «Медузы».

Рекрутинговое агентство

Одна из самых ярких форм этого «проникновения в систему» — работа многочисленных выходцев из СДС в администрации области. Неофициально холдинг даже называли «рекрутинговым агентством» администрации региона.

Действовал и обратный принцип: регионального чиновника, ушедшего со своего поста без скандалов, могли взять на работу в СДС. Так, в холдинге работал бывший руководитель аппарата Тулеева Евгений Баранов, а строительным подразделением «СДС-Строй» управляла бывшая заместитель губернатора Нина Глотко.

Но СДС не ограничивался и этим. Например, представители холдинга получали мандаты в областном совете депутатов — именно депутат облсовета, бывший гендиректор СДС Юрий Дерябин, возглавил компанию после ареста Михаила Федяева.

Отличные отношения были у холдинга и с другой важной институцией — кемеровской митрополией. Компания выделяла средства на строительства храмов, в том числе и на обустройство комплекса вокруг кафедрального собора. «Михаил Федяев — воцерковленный человек, он ходит на литургии, а не просто деньги дает. Видимо, православные ценности в какой-то момент заместили у него ценности советские», — предположил Александр Коновалов.

Один из собеседников «Медузы», работавший в СДС, в разговоре поставил между компанией и региональной властью знак равенства: «Это, считай, одно и то же». При этом атмосферу в холдинге он описывает так: «Все грызутся и стучат друг на друга, чтобы вырасти хоть на полголовы, чтобы приблизиться к менеджерам». «В администрации области те же нравы. И оттуда, и из СДС если ты уходил нехорошо, то попадал в черный список. Ни там ни там работать не будешь», — отметил он.

Кемеровский политик и общественник Максим Учватов в свою очередь вспоминает, как в 2019 году на крыльце СДС силовики задержали исполняющего обязанности мэра города Березовского Дмитрия Титова — при себе у него нашли 280 тысяч рублей. По данным следствия, чиновник взял взятку у главного бухгалтера холдинга. Сам Титов утверждал, что занял их (позже его приговорят к штрафу в три миллиона).

«После этого вся центральная площадь Кузбасса сидела в страхе три месяца», — смеется Учватов, добавляя, что, судя по тем же данным следствия, мэр получал в холдинге вторую зарплату. «Может, и другие мэры тоже получали?» — предполагает Учватов. По словам общественника, Михаил Федяев тогда на всякий случай покинул страну. Однако других фигурантов в деле Титова не появилось.

Близкий к кемеровской региональной власти собеседник «Медузы» так описал степень влияния Михаила Федяева: «Он парковал свою машину в Кемерово и не закрывал ее».

Знакомство с первыми

Предприятия СДС посещал в годы своего президентства и Дмитрий Медведев. В 2012-м он, одевшись в шахтерскую робу и каску, спустился в шахту «Листвяжная», где спустя девять лет произойдет взрыв, при котором погибнет 51 человек.

Дмитрий Медведев на «Листвяжной». 2012 год
Александр Астафьев / ТАСС

«Тулеев вез [крупных федеральных чиновников] в основном в СДС. Знал, что там все будет в порядке, не подведут, организуют как надо. Для Федяева это тоже было ценно — он получал контакт с первыми лицами», — рассказал работавший в кемеровской обладминистрации собеседник «Медузы».

По его словам, благодаря таким знакомствам Михаил Федяев всегда мог оперативно связаться с Владимиром Путиным и попросить содействия в решении проблем с госструктурами — например, в перевозке угля. Близкий к правительству источник «Медузы» эту информацию подтвердил.

Однако уже в тулеевские времена холдинг СДС стал постепенно «сжиматься»: его владельцы избавлялись и от непрофильных, и от профильных активов. Бизнесмену Роману Троценко продали фирму «СДС-Азот» и кемеровский аэропорт, на продажу ушли и некоторые угольные разрезы. 

«Была возможность — вот и набирали, но управлять такой махиной было сложно. [Из структуры] выделили компании по направлениям — «СДС-Уголь», «СДС-Строй», но все равно проблемы [с управлением] остались», — описывает проблемы СДС близкий к кемеровскому руководству источник «Медузы».

К этому же моменту у холдинга накопились серьезные долги. По состоянию на осень 2017 года, по сведениям Forbes, холдинг имел долгов на сумму от 50 миллиардов рублей до одного миллиарда долларов. Все из-за кредитов на покупку новых активов во времена высоких цен на уголь, которые позже стали снижаться.

Одновременно стала снижаться и степень влияния Федяева на региональные власти. У Тулеева появились новые фавориты, некоторые из них недолюбливали эсдээсовцев и считали их конкурентами в борьбе за влияние.

А в 2018-м у губернатора появился новый первый заместитель — человек «со стороны», бывший глава угольной компании «Колмар» (работающей в Якутии) Сергей Цивилев. Пошли слухи, что вскоре он сменит одного из последних российских губернаторов-старожилов — на тот момент Тулеев управлял областью 21 год. По словам собеседника, близкого к президентской администрации, в Кремле тогда старались не допустить «преемничества» — то есть сделать так, чтобы ситуацию в регионе контролировала Москва, а не бывший губернатор.

Однако у главы региона были свои виды на преемника. «Он думал передать власть кому-то близкому из своей команды. Была идея и с Федяевым, но самому Федяеву идти в губернаторы не хотелось — ему нравится управлять бизнесом и влиять на ситуацию в регионе. Если бы не пожар в «Зимней вишне», Тулеев, вероятно, смог бы отбиться от навязанного сверху человека, но пожар изменил все», — вспоминает близкий к кемеровской власти источник «Медузы».

После пожара на центральной площади Советов в Кемерово собрался многотысячный стихийный митинг — его участники среди прочего требовали отставки губернатора и городских чиновников. Вскоре после этого Аман Тулеев в разговоре с Владимиром Путиным назвал протестующих «бузотерами» и заверил, что среди пришедших на площадь нет родственников погибших. Сергей Цивилев, напротив, вышел к людям и встал перед ними на колени, попросив прощения.

«Может, поведение Цивилева было не самым удачным, но он повел себя лучше, чем Тулеев. Стало очевидно, что Тулеев разучился понимать людей, раньше он успешно продавал себя как человека, который смог усмирить очень протестный в 90-е годы регион, потому что знает, что нужно его жителям. К 2018 году он окончательно покрылся бронзой и потерял способность к диалогу с народом», — вспомнил события тех дней близкий к АП источник «Медузы»

1 апреля 2018 года Аман Тулеев подал в отставку. «Считаю [отставку] для себя правильным, осознанным, единственно верным решением, потому что с таким тяжелейшим грузом на посту губернатора — ну нельзя, морально нельзя», — объяснил он свой шаг. При этом, по сведениям «Медузы», в Кремле рассчитывали, что губернатор проработает до мая и примет на себя всю ответственность за «Зимнюю вишню».

После того как Сергей Цивилев стал врио губернатора, местные влиятельные бизнесмены гадали, сохранится ли в регионе хотя бы часть тулеевских правил существования. Опасения, по словам одного из собеседников «Медузы» в региональной власти, были и у руководства СДС, однако они оказались напрасными. Сергей Цивилев и Михаил Федяев смогли сработаться, хотя и не сразу. «Поначалу была настоящая вражда, но по факту назначения сработались — иначе и быть не могло», — пояснил близкий к АП источник «Медузы».

Практика найма выходцев из холдинга в региональную администрацию тоже возобновилась. Пресс-службу областной администрации возглавил бывший сотрудник СДС Роман Быков. Бывший директор «СДС-Строй» Нина Глотко и замдиректора «СДС-Уголь» Валерий Казаков стали внештатными советниками Сергея Цивилева.

«Когда Тулеев ушел с поста, практически вся команда осталась: люди Тулеева, люди, приближенные к холдингу. Они Цивилева, можно сказать, взяли в плен: его окружили лаской и заботой, вниманием, праздник каждый день. Все остались при своих местах, все схемы, которые работали при Амане, работают и при Цивилеве», — уверен Максим Учватов.

Он подчеркнул, что именно при Сергее Цивилеве СДС стал активно и успешно участвовать в госконтрактах: «При Тулееве такого не было, разве что «СДС-Строй» мог получить на льготных условиях какие-то земли под строительство жилья. Уголь был в состоянии стагнации, надо было лататься, он перешел на бюджет».

Например, холдинг получил подряд на строительство обходной дороги вокруг Кемерова стоимостью 54,76 миллиарда рублей и построил Московскую площадь в Кемерово стоимостью 1,2 миллиарда.

Уже при Цивилеве Владимир Путин продолжил посещать предприятия СДС — в 2018 году он приехал на тот самый разрез «Черниговец», с получением контроля над которым было связано развитие компании.

Владимир Путин, бывший полпред президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло (покинул должность в 2021 году) и Михаил Федяев (слева направо). 2018 год
Алексей Дружинин / пресс-служба президента РФ / ТАСС

»«В регионе не было и нет другой такой ФПГ [финансово-промышленной группы], которая была бы так лояльна к региональной власти. При Тулееве партнерские отношения с СДС позволяли решить крупные вопросы социального развития угледобывающих городов. При Цивилеве у холдинга появилась новая возможность принести пользу региону: удалось реализовать крупные имиджевые проекты, включая грандиозное празднование 300-летия открытия Кузбасса», — подчеркнул в разговоре с «Медузой» политолог Александр Коновалов.

Один из кемеровских журналистов на условиях анонимности рассказал «Медузе», что после аварии на «Листвяжной» местные СМИ получили «настоятельные рекомендации» от власти не критиковать СДС в материалах о катастрофе: «Соответствующие органы разбираются, судить рано и так далее».

Однако губернатор Сергей Цивилев заверил «Медузу», что «взаимоотношения правительства Кузбасса с холдингом СДС строятся как и с любым другим крупным бизнесом, работающим на территории нашего региона».

Глава региона добавил, что не считает СДС «системообразующим» для области предприятием. По его словам, «считать кого-либо системообразующим противоречит курсу на диверсификацию экономики». Не видит Цивилев и особой роли СДС в социальной жизни региона: «У подавляющего большинства предприятий, работающих в области, есть социальные программы, СДС не является исключением».

А на вопрос о том, почему губернатор так часто посещает объекты СДС, он ответил так: «Я регулярно бываю на различных стройках региона, слежу за качеством выполнения работ, общаюсь с жителями, работниками и строителями объектов. Важно иметь обратную связь с людьми и личное представление о том, как идут дела в городах и районах. Точно так же при необходимости происходят рабочие поездки на крупные предприятия Кузбасса. Они являются важной частью экономики региона. И в контексте графика таких поездок не имеет значения, кто подрядчик или владелец того или иного объекта».

«Готов понести любую ответственность»

В последнее время цены на уголь бьют все рекорды, поэтому, по сведениям «Медузы», угольные активы СДС стали интересны крупным федеральным игрокам. При этом в самом холдинге тоже понимали, что могут хорошо заработать. По данным СПАРК, в 2020 году выручка «СДС-Уголь» составила 5,8 миллиарда рублей, прибыль — 14,5 миллиона. Консолидированных данных о показателях по всему холдингу нет, источники «Коммерсанта» оценивали его стоимость в два миллиарда долларов без учета долга.

«Холдинг добывает уголь, производит вагоны — на них есть дефицит. Но ему была нужна поддержка мощного федерального игрока», — пояснил близкий к региональному правительству собеседник «Медузы». По его информации, Михаил Федяев даже вел переговоры с одним из «альянсов» бизнесменов, близких к Владимиру Путину. Однако этот союз мог быть опасен для другого «альянса» — в итоге еще до взрыва на «Листвяжной» к СДС «стали проявлять интерес» силовики. Близкий к региональной власти источник «Медузы» также слышал эту версию.

Уже после взрыва Владимир Путин по видеосвязи пообщался с Федяевым, не показав привычного расположения: «Совет директоров как-то следит за тем, что происходит в сфере безопасности, или только деньги считает?» Глава СДС в ответ заявил, что «готов понести любую ответственность».

Однако президент продолжил. »[В предварительном отчете Следственного комитета] говорится, что принимались систематические меры к сокрытию факта о чрезмерной загазованности, фальсифицировались эти данные — ведь кто-то это делал. Зачем? Чтобы побольше там добыть и на экспорт отправить?» — негодовал Путин.

15 декабря Михаила Федяева арестовали. Теперь в регионе не исключают, что его холдинг может перейти к новым собственникам — к кому именно, неизвестно. »[Но рядовые жители] аплодируют: такого олигарха взяли. Это общий тренд в России — люди хотят справедливости», — считает Максим Учватов.

Близкий к кемеровским властям собеседник «Медузы», говоря о перспективах СДС, с опасением употребляет слово «передел». По его словам, после ареста Михаила Федяева риск смены собственника «очень сильно вырос». Наибольшую тревогу вызывает то, что различные предприятия холдинга «разойдутся по рукам»: «Кому интереснее уголь, кому — вагоны, кому — стройка».

Политолог Александр Коновалов в разговоре с «Медузой» отметил, что потенциальная «реструктуризация СДС чревата политической нестабильностью во всем Кузбассе». «Люди переживают: сейчас работа и какой-никакой соцпакет у них есть. Много злорадства, но много и сомнений. Понятно, что работать без главы холдинг несколько месяцев не сможет», — заключает он.

По мнению политолога Александра Кынева, риск утраты политической стабильности действительно есть: «Региональные авторитарные режимы держатся, пока не трогают их несущие конструкции».

«Если их трогают — нарушается координация. Тулеев хоть и ушел, но его система осталась, — добавил Кынев. — Надо понимать простую вещь: авторитаризм построен на неформальных практиках, это философия услуги за услугу».

Взрыв на «Листвяжной»

Начальник сказал: если план не сделаем, денег не будет Как выяснила «Медуза», за две недели до взрыва на «Листвяжной» завалило вентиляцию — и там начал скапливаться метан. Но работы никто не остановил

Взрыв на «Листвяжной»

Начальник сказал: если план не сделаем, денег не будет Как выяснила «Медуза», за две недели до взрыва на «Листвяжной» завалило вентиляцию — и там начал скапливаться метан. Но работы никто не остановил

«Медуза». Работаем 24/7. И только в интересах читателей Нам срочно нужна ваша поддержка

Андрей Перцев, Кемерово