Перейти к материалам
Скифское золото, экспонат выставки «Крым: золото и тайны Черного моря» в музее Алларда Пирсона, Нидерланды. 20 августа 2014
истории

Суд Амстердама постановил вернуть «скифское золото» Украине. Это значит, что другие ценности у Крыма тоже могут забрать? Объясняет заместитель директора Музея русской иконы Сергей Богатырев

Источник: Meduza
Скифское золото, экспонат выставки «Крым: золото и тайны Черного моря» в музее Алларда Пирсона, Нидерланды. 20 августа 2014
Скифское золото, экспонат выставки «Крым: золото и тайны Черного моря» в музее Алларда Пирсона, Нидерланды. 20 августа 2014
Peter Dejong / AP / Scanpix / LETA

26 октября Апелляционный суд в Амстердаме решил, что коллекция «скифского золота» из музеев Крыма должна быть передана Украине. Несколько сотен уникальных предметов были отправлены на выставку в Нидерланды еще в феврале 2014 года. После завершения выставки Россия присоединила Крым, а «скифское золото» стало предметом споров. «Медуза» узнала у заместителя директора музея Русской иконы Сергея Богатырева, были ли в истории похожие случаи, что будет дальше с экспонатами и как решение суда может повлиять на будущие выставки.

— Какую ценность имеет «скифское золото»?

— С моей точки зрения, правильно говорить крымское, а не скифское. Хотя термин «скифское золото» есть, но применительно к месту нахождения это крымское золото.

 — Но называют его «скифским».

— Там не только скифское, там много цивилизаций за всю историю находилось. Крым — это перекресток совершенно различных культур, этим предметам несколько тысяч лет. Там были скифы, греки, другие античные поселения. И это «золото» важно прежде всего как не наследие Крыма, России или Украины, а как мировое наследие. 

— По решению апелляционного суда в Амстердаме «скифское золото» должны передать Украине. С музейной точки зрения как выглядит эта ситуация? 

— Есть правило in situ, когда все археологические находки после раскопок остаются в том месте, где они были найдены. Это общемировая практика. Если предметы не имеют высокой художественной значимости, так называемый массовый материал, его закапывают там же, где он был обнаружен. Он никуда не уходит и остается в том же месте. 

Думаю, в договорах с крымскими музеями, которые на тот момент находились под юрисдикцией Украины, есть пункт договора о возврате предметов в место их хранения и экспонирования, именно в те музеи, откуда они приехали: Центральный музей Тавриды, Бахчисарайский историко-культурный заповедник. Музеи хранят золото независимо от принадлежности к тому или иному государству. 

— В истории это первый такой спорный случай? 

— Впервые в истории такое произошло. 

— Это уже финальное решение? Теперь золото перевезут в Украину?

— Государство и представители крымских музеев будут добиваться справедливого решения. Я думаю, что это выйдет за пределы Королевства Нидерландов, может быть, в Европейский суд. Надеюсь, это будет не политическое решение. Хотя и сейчас, думаю, по букве закона, судебная система Нидерландов имеет обоснования для своего решения.  

Скифское золото на выставке «Крым: золото и тайны Черного моря» в музее Алларда Пирсона, Нидерланды. 20 августа 2014
Музей Алларда Пирсона

— Решение суда Нидерландов может повлиять дальше на выставочные процессы в других странах? 

— Сложно прогнозировать. Но есть порядок, который более менее един по всему миру. 

Например, в Париже недавно открыли выставку работ, принадлежавших ранее братьям Морозовым, экспонаты для которой предоставили Эрмитажа и Третьяковская галерея. Это огромная, интересная, достаточно дорогостоящая выставка с экспонатами мирового уровня. Есть договоренности между двумя музеями, двумя площадками, есть гарантии государственных органов, принимающей стороны Франции о возврате, есть требования к страхованию. 

Я не знаю, как это происходило в случае с золотом. Но решение [о золоте] — не решение одного дня. Это сложный процесс. И данное решение может притормозить и ограничить количество международных выставочных проектов в связи с пока неясной ситуацией. А так обычно любой выставочный процесс — это масса гарантий с обеих сторон.

— Если «скифское золото» финально все-таки передадут Украине, можно ли оценить эту потерю для российского музейного фонда? Ведь этих экспонатов не было в музейном фонде России, их вывезли в то время, когда Крым принадлежал Украине.

— Вполне возможно, что они не были включены в российский музейный фонд, так как находились за территорией Крыма [в Нидерландах]. 

В любом случае, предметы этой коллекции принадлежат конкретному музею. По российскому законодательству музейные коллекции неделимы и должны составлять единое целое. И с точки зрения музейного сообщества предметы независимо от юрисдикции территории должны возвращаться в тот музей, где они были.  

— К каким последствиям приведет решение суда Амстердама, если оно будет финальным и его поддержат вышестоящие суда? Украине тогда могут передать все крымские коллекции?

— Теоретически такое решение может быть вынесено юридически, но как быть с фактической передачей? Если говорить про крымскую коллекцию, которая относится к этой выставке, такой вариант возможен. Но сейчас экспонаты вообще в судебной юрисдикции. Как дальше пройдет состязание сторон и кто будет убедительнее в доказательствах, тот и одержит победу. Всем просто надо понимать, что крымские музеи готовят апелляцию, и насколько знаю Следственный комитет, МИД проявили повышенный интерес к этому вопросу.

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Беседовала Александра Сивцова

Реклама