истории

Скифско-украинское золото Суд Амстердама отказался возвращать ценные музейные экспонаты в Крым

Meduza
Золотой шлем IV века до нашей эры с выставки «Крым: золото и тайны Черного моря»
Золотой шлем IV века до нашей эры с выставки «Крым: золото и тайны Черного моря»
Фото: Peter Dejong / AP / Scanpix / LETA

Окружной суд Амстердама 14 декабря отказался возвращать Крыму древности, вывезенные из местных музеев на выставку в Голландию еще до референдума о присоединении полуострова к России. Экспонаты выставки «De Krim — Goud En Geheimen Van De Zwarte Zee» («Крым: золото и тайны Черного моря») с 2014 года находятся в хранилище амстердамского Музея Алларда Пирсона. После закрытия выставки в августе 2014 года только 19 предметов покинули Нидерланды: это были экспонаты из киевского Музея исторических драгоценностей. Украинское правительство настаивает, что и остальные предметы — а их более пятисот — должны вернуться на Украину. Четыре крымских музея требовали возвращения древностей в свои коллекции. По просьбе «Медузы» журналистка Юлия Штутина рассказывает историю крымских древностей, застрявших в Голландии.

Выставка «Крым: золото и тайны Черного моря» прошла в 2014 году — она объединила экспонаты из Музея исторических драгоценностей Украины, Керченского историко-культурного заповедника, Центрального музея Тавриды, Бахчисарайского историко-культурного заповедника и Национального заповедника «Херсонес Таврический». Прежде, чем попасть в Амстердам, экспозиция побывала в Бонне, в Рейнском земельном музее (Rheinisches Landesmuseum Bonn). 

Выставка должна была показать обширные связи полуострова, лежавшего на перекрестье торговых путей между Западом и Востоком. Помимо ювелирных украшений, керамики и оружия на ней впервые были показаны лаковые шкатулки I века нашей эры, попавшие на полуостров из Китая. Эта поразительная находка и была фактическим ядром экспозиции. Незадолго до окончания выставки археолог Валентина Мордвинцева рассказала «Немецкой волне» о новейшей истории этих артефактов. Вот отрывок из этого эмоционального разговора: 

«Все началось с того, что мой бывший муж, археолог Юрий Зайцев, во время раскопок фактически спас эти китайские лаковые шкатулки. И вот они у нас в холодильнике лежали, и мне очень хотелось от них избавиться. У меня как раз был проект в Германии, я ходила и у всех спрашивала, где же их можно отреставрировать… Мы получили в Японии от Фонда Сумитомо деньги на реставрационный проект и отвезли эти несчастные органические остатки в Японию. Там их четыре года реставрировали. Это была кропотливейшая работа японских реставраторов! Представьте себе: из такого хлама, фактически из мусора были воссозданы древние шедевры — лаковые вещи I века нашей эры. Никто до конца не понимал значения этого открытия. Чтобы люди начали это понимать, их надо было сперва как-нибудь „раскрутить“. Так появилась идея отправить эти шкатулки куда-то на выставку. Сперва мы хотели организовать выставку в Японии, но там как раз случилось землетрясение, это произошло буквально через две недели после того, как мы увезли оттуда шкатулки. Денег на выставки там найти было сложно. И тогда мы вместе с моими друзьями в Бонне, немецкими археологами, посмотрели, какие классные вещи вместе с этими шкатулками еще были найдены. И тогда родилась идея организовать эту выставку в Германии, в Бонне».

Керченский музей отправил на выставку найденную еще в XIX веке скульптуру змееногой богини. Эта небольшая статуя (меньше полутора метров в высоту) в свое время произвела сенсацию: дело в том, что о союзе Геракла со змееногой девой, от которого произошли скифы, писал Геродот (История IV:9). Долгое время этот сюжет считался одним из фантастических домыслов отца истории, но оказалось, что у него есть материальное подтверждение: подлинное изображение змееногой женщины.

«Змееногая богиня»
«Змееногая богиня»
Фото: Восточно-Крымский историко-культурный музей-заповедник

Кроме того, устроители выставки привезли сначала в Бонн, а затем и в Амстердам предметы, которые исследователи только-только описали: «Два комплекса из Керчи, из могильника Джург-Оба. Это захоронение времен великого переселения народа, золотые вещи. Они требуют куда более тщательной научной публикации. Или комплекс Сувлу-Кая, это недавно открытый могильник под Бахчисараем… Эти вещи даже еще не опубликованы, кроме как в каталоге выставки» (цитата из упомянутого выше интервью Валентины Мордвинцевой).

Крымские археологи и музейщики требуют возвращения всех артефактов и их можно понять: в одночасье их коллекции остались без лучших предметов. Однако и у музея Алларда Пирсона, являющегося частью Амстердамского университета, есть свои резоны. Принимающее выставку государство всегда подписывает договоры с двумя сторонами: с министерством культуры страны, которая присылает выставку, и собственно с музеями. Но присоединение Крыма изменило юрисдикцию музеев. После консультаций с адвокатами и МИДом Нидерландов руководство музея Алларда Пирсона объяснило свою позицию: «Контракты, заключенные непосредственно с музеями в Крыму, — это частные контракты, в рамках частного права. Но есть еще контракт, заключенный между государствами Нидерланды и Украина. Юристы должны установить, какой из этих контрактов является основным».

Меч из «Толстой могилы» — скифского кургана IV века до нашей эры, расположенного недалеко от станции Чертомлык Днепропетровской области. Золотые ножны меча украшают изображения крылатых львов, оленей, лошадей и орлов. Музей исторических драгоценностей Украины
Меч из «Толстой могилы» — скифского кургана IV века до нашей эры, расположенного недалеко от станции Чертомлык Днепропетровской области. Золотые ножны меча украшают изображения крылатых львов, оленей, лошадей и орлов. Музей исторических драгоценностей Украины
Фото: Arnold Pierson Museum

К весне 2015 года юридическая машина работала вовсю: против музея Алларда Пирсона подали иски все четыре крымских музея, а заодно к процессу в качестве сторон присоединились Нидерланды и Украина. Но в апреле окружной суд Амстердама не разрешил Нидерландам участвовать в тяжбе, поскольку такого исхода дела, который бы ущемил интересы этого государства, нет. 

В октябре 2016 года состоялось заседание суда, единственным итогом которого стало ходатайство Пауля Луба (Paul Loeb), адвоката музея Алларда Пирсона: он попросил судей найти такую формулировку, которая в дальнейшем позволила бы его клиенту избежать новых исков как от правительства Украины, так и от крымских музеев.

* * *

Украинская позиция была сформулирована еще в январе 2015 года: «Экспонаты не могут быть возвращены на оккупированную территорию, которая временно находится не под украинским контролем, их надо передать непосредственно государству Украина». Крымские музеи тогда же подготовили и передали в суд «большие справки о происхождении своих коллекций, где доказывается, что экспонаты действительно попали в музей Алларда Пирсона из наших фондов, что они были найдены на территории Крыма и их утрата приведет к нарушению целостности коллекций музеев». 

Российская сторона в лице Михаила Швыдкого, специального представителя президента РФ по международному культурному сотрудничеству, высказывалась осторожно: «Межмузейное сообщество и этика межмузейного сообщества предполагает, что эти вещи должны вернуться в те музеи, откуда они были взяты. Что касается судебного решения Нидерландов, мне трудно предсказать, каким оно будет, но замечу только, что сам факт длительности ответа на этот вопрос свидетельствует о том, что шансы есть». Министр культуры РФ Владимир Мединский в 2015 году комментировал ситуацию более резко: «Совершенно очевидно, не участвуя в этом процессе никоим образом, мы можем лишь констатировать, что изъятие культурных ценностей из музея в условиях, признанных международным правом единства и неделимости фактического музейного фонда, — во всех странах примерно одинаковое на эту тему законодательство — нас сразу отсылает во времена Второй мировой войны. Примерно тогда проходили переделы владения музейными ценностями. Ну, еще Наполеон этим баловался, вез из Италии все, что мог».

***

Окружной суд Амстердама 14 декабря постановил, что все древности необходимо вернуть Украине, поскольку только суверенные государства могут претендовать на объекты культурного наследия. Так как Крым не является суверенным государством, вопрос принадлежности крымских древностей должен определять суд Украины, то есть Киев должен рассматривать претензии крымских музеев. Все музеи Крыма уже заявили, что будут оспаривать решение амстердамского суда — на это у них есть три месяца. Все это время предметы их крымских коллекций будут находиться в Нидерландах.

Российский Минкульт назвал вердикт голландского суда «примером нарушения прав учреждений культуры и разрушения единства музейных коллекций».

Юлия Штутина