Перейти к материалам
истории

Надоело переживать из-за российских выборов? Почитайте про Германию, где все по-настоящему непредсказуемо — даже с Меркель прощаться пока рано

Источник: Meduza
Ludovic Marin / AFP / Scanpix / LETA

В воскресенье, 26 сентября, в Германии состоятся парламентские выборы. Нынешняя кампания — самая непредсказуемая за последние годы. Это не удивительно, ведь по итогам выборов в стране поменяется федеральный канцлер: Ангела Меркель уходит в отставку после 16 лет у власти. И до сих пор не ясно, кто ее сменит. Еще недавно фаворитом считался однопартиец Меркель Армин Лашет, до этого — кандидатка от «Зеленых» Анналена Бербок, а теперь в лидеры вырвался министр финансов Олаф Шольц, представляющий Социал-демократическую партию, которую многие политологи чуть ли не хоронили. Но кто бы ни победил, едва ли ему удастся быстро сформировать правящую коалицию. В итоге переговоры грозят быть такими долгими, что, видимо, Новый год немцы встретят еще при Ангеле Меркель.

14 сентября немецкий телеканал ProSieben показал передачу с участием кандидата в канцлеры, главы самой густонаселенной земли Германии Северный Рейн — Вестфалия, однопартийца, единомышленника и потенциального преемника Ангелы Меркель Армина Лашета. Ток-шоу вели два одиннадцатилетних ребенка, Паулине и Ромео, и антураж был соответствующий: политика встретили в украшенном огоньками и игрушками шатре, на фоне играла музыка словно из какого-то мультфильма. Все располагало к тому, чтобы зритель увидел традиционное шоу с наивными детьми и мудрым, добрым взрослым. Формат, вполне подходящий будущему канцлеру за две недели до выборов.

Началось все действительно невинно — с вопроса, почему Лашет решил стать канцлером. Однако уже на втором вопросе — собирается ли он бросить курить свои «сигарки» — политик начал нервничать. «Я не втягиваю дым в легкие», — то ли неловко отшутился, то ли серьезно ответил Лашет.

Выдохнуть ему не дали. Почему потенциальный преемник Меркель послал полицию, чтобы выгнать людей из «домиков на деревьях»? То есть, переводя с детского, разогнал лагерь экоактивистов в Хамбахском лесу. Этот вопрос снова заставил его нервничать. На следующем — о том, почему христианские демократы выдвинули в депутаты политика, имеющего репутацию крайне правого, — Лашет начал огрызаться.

«Канцлерский формат» оказался ловушкой: Лашет выглядел неуверенно, слишком легко заводился, ему не удалось скрыть свое раздражение. «Если он так заводится, разговаривая с детьми, то что он будет делать на встрече с Путиным», — пишут в комментариях на ютьюбе.

Слишком веселый выходец с Рейна

Передача с Ромео и Паулине — очередной пиар-провал Лашета, деятельность которого в последние месяцы лучше всего описывается словом «кринж» или словосочетанием «испанский стыд». Его задачей было просто забрать власть из рук Ангелы Меркель, которая тщательно все подготовила и в период пандемии в очередной раз сумела вернуть немцам доверие к своей партии. Но оказалось, что Лашет обладает уникальной способностью — провалиться буквально на ровном месте. Началось все в июле, когда на камеры попал его задорный смех. Смеялся Лашет, стоя позади президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера, который давал пресс-конференцию, посвященную жертвам наводнения на западе Германии, как раз в тех местах, где оно унесло жизни 140 человек.

В сентябре журнал Der Spiegel вышел с коллажем, на котором Лашет был запечатлен на фоне графика с падающим рейтингом и надписью «Упс!» (этот номер листали Ромео и Паулине). Падение действительно впечатляло: с 29% в июле до 22% в середине сентября. За это же время рейтинг соперников его партии, социал-демократов, вырос с 16 до 26%.

При этом нельзя сказать, что Лашет — плохой политик. Темпераментный 60-летний холерик, обладатель самой подвижной мимики в немецкой политике, до сих пор он делал вполне успешную карьеру в рейнском регионе, где жизнерадостность, легкость и игривость в порядке вещей. Иногда кажется, что там могут посмеяться даже во время траура (что Лашет в некотором смысле и продемонстрировал). Но для остальной Германии кельнское жизнелюбие порой выглядит диковато, особенно на фоне сдержанной Меркель. В сети есть видео, где Ангела Меркель принимает в своем ведомстве делегацию рейнского карнавала и, кажется, просто не понимает, чего от нее хотят все эти разодетые в дурацкие костюмы люди. Лашет, напротив, чувствует себя в атмосфере карнавала как рыба в воде.

Тем обиднее провал в детском шоу. Впрочем, как выяснилось позднее, вопросы детям через наушники, по-видимому, нашептывали взрослые редакторы. Это действительно была ловушка, в которой, прикрываясь детской невинностью, Лашета тыкали в самые уязвимые места. 

По прозвищу «шольцомат»

Лашета могла бы спасти слабость соперников. Ему противостоят 63-летний социал-демократ Олаф Шольц, занимающий в коалиционном правительстве Меркель пост министра финансов, и 40-летняя представительница партии «Зеленых» Анналена Бербок. В апреле «Зеленые» были самой популярной партией в стране, но Бербок еще до Лашета пережила череду скандалов, из-из которых рейтинг партии упал настолько сильно, что она фактически лишилась шансов возглавить правительство. Бербок обещала немцам другую, чистую и открытую, политику (а запрос на нее особенно возрос в начале года, когда выяснилось, что депутаты от партии Лашета и Меркель лоббировали покупку масок у аффилированных с ними фирм), но тут в ее книге обнаружился плагиат, а еще оказалось, что она с большим опозданием уведомила бундестаг о доходах на стороне и приукрасила свою биографию на сайте.

Не блистала она и на дебатах, которые кандидаты в канцлеры провели в новом для немецкой политики формате «триэли» — дуэли с участием трех кандидатов. Победителем трех «триэлей» неожиданно стал обладающий нулевой, если не отрицательной, харизмой бюрократ Олаф Шольц, который много лет возглавлял Гамбург. Сейчас мало кто сомневается, что именно «шольцомат», как его прозвали в прессе за отсутствие эмоциональности и «реакции робота», станет следующим канцлером.

Слева направо: Олаф Шольц, Анналена Бербок и Армин Лашет во время теледебатов. 19 сентября 2021 года
Future Image / Imago / Scanpix / LETA

Уроженец Челябинска Николай Хауфлер был депутатом земельного парламента Гамбурга от Христианско-демократического союза (Гамбург, как и Берлин, одна из 16 федеральных земель Германии) при бургомистре Шольце (он занимал этот пост в 2011–2018 годах) и вел против него избирательную кампанию. «Он уже 20 лет такой же, какой и сейчас. Его и в 2001 году звали „шольцомат“. Очень сложный соперник, потому что не допускает перегибов в левую сторону, жестко забирает голоса из „середины“ и доходит до умеренно правых. Успешные люди с карьерой его уважают», — говорит Николай.

По словам Хауфлера, главным преимуществом Шольца было следование девизу «gutes Regieren» («хорошее управление») — он делал ставку на решение насущных проблем, а не на утопические или идеалистические проекты. «Например, он решил жилищную проблему в Гамбурге, просто начав строить дома, что в Германии довольно сложно. Строительство новых домов в Германии всегда вызывает локальные протесты местного населения, с которыми надо как-то справляться, а это очень трудоемко. Что видно по Берлину, где не смогли застроить даже [бывший аэропорт] Темпельхоф [в самом центре города]. Шольц же строил целые районы, обозначив годовую норму и назначив человека, ответственного за решение этой проблемы», — объясняет Хауфлер.

Способности Шольца решать насущные проблемы нашли подтверждение во время пандемии, когда он в должности министра финансов занимался спасением немецкой экономики в условиях небывалого кризиса. Его управленческий опыт особенно востребован на этих выборах, когда впервые в истории ФРГ в них не участвует действующий канцлер. В результате именно Шольц выглядит продолжателем дела Меркель, давая избирателям одновременно и ощущение новизны, и уверенность, что ничего радикально не поменяется.

«Ты голосуешь за Шольца, если тебе важна та Германия, в которой ты привык жить. Но это не консервативное сохранение „статус-кво“, потому что те же люди хотят изменения верхушки. Получается, за социал-демократов сейчас голосуют люди, которые хотят, чтобы все осталось как было, и одновременно, чтобы многое изменилось. Это парадоксально, в этом есть определенная доля шизофрении, но это так», — объясняет берлинский политолог и член Социал-демократической партии Алексей Юсупов.

Как Меркель и талибы разрушили надежды христианских демократов

16 лет Меркель во главе правительства вкупе с общемировыми тенденциями на размывание идеологий изменили жесткий немецкий парламентаризм. Меркель подстраивала политическую систему под собственный прагматизм, уменьшая роль партий и идеологий и повышая роль личности. В итоге избиратели смотрят на Шольца, Лашета и Бербок, оценивая их лидерские качества, и гораздо меньше, чем в прошлые годы, обращают внимание на программы партий — отсюда и почти американское увлечение немцев «триэлями».

Об этой «персонификации» немецкой политики говорит и еще один берлинский политолог, тоже член Социал-демократической партии Дмитрий Стратиевский. «Как минимум на двух предыдущих выборах среди избирателей ХДС социологи замечали значительные группы, голосовавшие за партию только „из-за Меркель“. Причем часть голосов перетекала даже из лагеря социал-демократов, от тех избирателей, которые видели в Меркель центристку, чуть ли не левоцентристку, почти социал-демократку. Мне не слишком нравится такая тенденция в парламентской республике, но это объективная реальность», — говорит он. Теперь прослеживается обратная тенденция: за Шольца готовы голосовать немало традиционных избирателей ХДС, которые видят в нем консерватора, «своего».

Помимо личностных качеств кандидатов удар по ХДС и Лашету нанесли и «черные лебеди» последнего времени. «Первый кризис — это „корона“, второй — наводнение в Северном Рейне — Вестфалии, то есть неспособность властей, несмотря на наличие у них информации, вовремя предупредить и спасти тех людей, которые погибли. Третий кризис — это Афганистан», — говорит Алексей Юсупов, который сам с 2015 по 2017 год возглавлял отделение близкого к социал-демократам фонда Фридриха Эберта в Кабуле.

В Германии, которая вступила в афганскую кампанию еще при Герхарде Шредере и вынужденно прервала ее вместе с американцами, сложился широкий консенсус: правительство сделало недостаточно, чтобы спасти «своих людей» в Афганистане — в этом сошлись и правые (например, ветеранские организации), и левые.

В последние дни перед выборами с поддержкой Лашета на нескольких мероприятиях еще выступит Ангела Меркель, которая до этого воздерживалась от активной поддержки партийного кандидата, противостоящего министру из ее правительства. Первое из этой серии выступлений прошло в приморском Штральзунде — в «родном» округе, где она восемь раз подряд выигрывала одномандатные выборы в бундестаг. Привезти Лашета к «своим людям» должно было продемонстрировать высокое доверие к нему. Но журналист Мориц Гатман, глава отдела внутренней политики журнала Cicero, вернувшись с севера в Берлин, сделал печальный для ХДС/ХСС прогноз: «У Лашета ничего не получится».

«Оказалось, что Лашет в Восточной Германии совсем не тянет. Об этом всегда говорили, и это только подтвердилось. Меркель слишком поздно включилась в эту игру. И сделала это, видимо, только под давлением. Даже по ее меркам эту речь не назовешь эмоциональной. Она не кричала: „Это Армин Лашет, мой преемник, я его полностью поддерживаю“. Она словно долг отдавала. А Лашет просто не находит общий язык с людьми в Восточной Германии. Он их не понимает, они его не понимают», — делится с «Медузой» впечатлениями от мероприятия Мориц Гатман, отлично знающий русский язык. Между Меркель и Лашетом явно не хватает «химии». Действующий канцлер, как отмечают наблюдатели, мыслями где-то далеко.

Все главное — после выборов

Впрочем, даже сейчас, когда кажется, что Шольц просто не может упустить победу, политологи предлагают не спешить. «Максимальное в истории количество людей еще не решили, за кого они будут голосовать. До 40% будут решать в последнюю неделю, и как они решат — сказать сложно», — говорит Юсупов. Рейтинг ХДС/ХСС вроде бы начал расти.

Более того, после подсчета голосов ничего не закончится. Попавшие в бундестаг партии вступят в коалиционные переговоры, причем попасть в правительство теоретические шансы имеют все партии, за исключением правопопулистской «Альтернативы для Германии», которая по-прежнему в немецкой политической системе играет роль неприкасаемой. Хотя в парламент она наверняка пройдет и, вероятно, почти с тем же результатом, что четыре года назад.

«Реальна коалиция красно-зелено-красная (между социал-демократами, „Зелеными“ и „Левыми“) или красно-зелено-желтая (между социал-демократами, „Зелеными“ и либералами из „Свободной демократической партии“). Продолжать „большую коалицию“ (между ХДС и социал-демократами) ни у кого из партнеров нет сил; для Лашета это было бы политическим самоубийством, причем не только на федеральном уровне, но и с точки зрения сохранения премьерства в Северном Рейне — Вестфалии», — считает Стратиевский.

Причем возможны и экзотические варианты вроде того, что правительство сформируют социал-демократы и «Зеленые», а поддержат его, не войдя в его состав, «Левые». Теоретически Лашет может даже возглавить правительство, если выиграют социал-демократы, но с небольшим отрывом, и он соберет коалицию с участием нескольких других партий.

«Переговоры, скорее всего, затянутся, Рождество и даже Новый год с высокой долей вероятности мы встретим при канцлере Меркель», — прогнозирует политолог Стратиевский. По итогам выборов 2017 года переговоры о коалиции продлились полгода.

Какой была Ангела Меркель в период расцвета

Самая влиятельная женщина в мире Как Ангела Меркель стала главным политиком Европы и что ей угрожает сейчас. Репортаж «Медузы»

Какой была Ангела Меркель в период расцвета

Самая влиятельная женщина в мире Как Ангела Меркель стала главным политиком Европы и что ей угрожает сейчас. Репортаж «Медузы»

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Дмитрий Вачедин

Реклама