Перейти к материалам
Город Бад-Мюнстерайфель. 16 июля 2021 года
истории

Больно, когда родной город превращается в руины Как Германия переживает сильнейшее наводнение, во время которого погибло больше 100 человек. Репортаж «Медузы»

Источник: Meduza
Город Бад-Мюнстерайфель. 16 июля 2021 года
Город Бад-Мюнстерайфель. 16 июля 2021 года
Ina Fassbender / AFP / Scanpix / LETA

В середине июля в нескольких странах Европы прошли сильнейшие ливни. Особенно пострадала Германия: из-за затоплений погибли больше 100 человек, десятки людей до сих пор считаются пропавшими без вести. По просьбе «Медузы» журналистка Ирина Чевтаева, живущая в Германии, рассказывает, как страна справляется с последствиями наводнения — на примере одного города в одном из самых пострадавших регионов, земле Северный Рейн-Вестфалия.

Пенсионер Рольф Кесер вечером 14 июля смотрел телевизор. На улице шел дождь, становилось все более шумно. Кессер не обращал на это внимания, пока его жена не выглянула в окно и не сказала: «Кажется, там плывет наша машина».

Пара была на втором этаже. Рольф решил спуститься вниз: проверить, не затопило ли подвал. Но даже первый этаж уже был полон воды — и она все прибывала. «Мы не спали всю ночь, просто стояли и смотрели на это», — рассказывает он «Медузе». 

Рольф Кесер живет в центре немецкого курортного городка Бад-Мюнстерайфель недалеко от Кельна (порядка 20 тысяч жителей, земля Северный Рейн-Вестфалия). Его дом стоит на берегу реки Эрфт. Именно этот район города затопило сильнее всего — он расположен в низине в окружении холмов.

Вид на город сверху. 16 июля
Ina Fassbender / AFP / Scanpix / LETA
Рольф Кесер
Ирина Чевтаева

По словам Кесера, в его доме уровень воды был выше плеч: на стенах остались темные следы. «Вот часть нашей жизни», — говорит он и показывает на груду мебели и досок в иле.

Такие же кучи у многих других домов. Вода залила первые этажи домов, размыла часть фундаментов, уничтожила асфальт и брусчатку. В этой части города до сих пор нет водоснабжения и электричества, связь работает с перебоями.

Сейчас город очищают в основном сами жители. Выносят все из затопленных домов, пытаются отмыть вещи в тазах и контейнерах с водой. Несколько десятков человек в больших башмаках и с коричневыми от ила коленями, скрипя лопатами, убирают песок и куски камней с одной из центральных площадей. Между ними ходит подросток с бумажным пакетом, в котором лежит мармелад, и спрашивает: «Кто-то хочет сладостей?» Одни берут у него упаковки, другие с серьезными лицами проходят мимо. 

Главное о наводнении

На западе Германии во время наводнения погибли больше 100 человек. Еще сотни (а возможно, больше тысячи) пропали без вести. Главное

Главное о наводнении

На западе Германии во время наводнения погибли больше 100 человек. Еще сотни (а возможно, больше тысячи) пропали без вести. Главное

«Это сюрреалистично. Я как будто попала в фильм ужасов. Больно, когда родной город превращается в такие руины», — говорит «Медузе» студентка Дениз. Она тоже живет на берегу Эрфта, в доме XVII века: «Моя квартира находится на втором этаже, туда вода не дошла, но магазин этажом ниже просто вымыло».

Сначала Дениз — как и многие — не придала большого значения ливням и прибывающей воде: «Такое бывает, ну затопит немного, здесь это нормально». А потом выглянула в окно и увидела проплывающие мимо контейнеры, шкаф, ветки деревьев.

«Вода прибывала с двух сторон, я была полностью отрезана от семьи и друзей и не могла выйти из дома. Я знаю, что некоторые в это время пытались помочь соседям. Утром воды стало меньше и мы смогли увидеть, что разрушено. В принципе, разрушено все», — описывает студентка. Сейчас она живет в доме у своей матери Натали — он находится на холме и там есть электричество. 

Видео, которое сняла Дениз из окна своего дома во время наводнения

Женщины выходят в центр города и помогают очищать магазин под квартирой Дениз: там слой ила и голые стены. «Нам говорили, что будут дожди. Но такого наводнения не ожидал никто», — подчеркивает Натали. Ее белая футболка и джинсы в коричневых разводах, на руках большие перчатки.

Тут же и ее подруга Уте. «Вечером, когда я ехала с работы, воды уже было много, но я не думала, что будет еще столько! Я проснулась утром 15 июля и вообще не поняла, что происходит. Связи не было, я пошла в город. Сначала нужно было сообщить близким, что мы живы, потом помочь соседям, помощь здесь нужна абсолютно любая», — говорит Уте.

Женщины стоят посреди улицы. Натали хочет продолжить рассказ, но из-за угла выбегает мужчина в черной футболке и кричит: «Там напротив горит дом!»

Дениз
Ирина Чевтаева

«Черт, черт, черт. Тогда все взорвется. Я не знаю, перекрыт ли газ, нужно уходить», — говорит Натали.

Они с Уте идут по улице. Говорят всем, кто еще выносит мебель и расчищает дома: «Мы слышали, дом горит».

— Надо уходить? — спрашивает мужчина в строительной форме, ставя лопату в сторону. Он с несколькими людьми убирает ил с пола отеля.

— Мы не знаем. Пришли сообщить, что дом горит», — отвечает Натали.

Люди начинают выходить и неспешно двигаться в сторону старых городских ворот, где стоят машины с пожарными. «Слишком солнечно сегодня, вот и горит», — шутят в толпе. Натали и Уте смеются.

Потом кто-то подтверждает: дом точно горит, из него идет дым, сработала сигнализация. Люди начинают двигаться быстрее. Натали бросает в сторону одного из жителей, который идет рядом с ней: «А он здесь еще и курит», и они с Уте снова смеются. Через полчаса им скажут, что можно вернуться к работе: дом потушен, дыма больше нет.

В день наводнения полицейских, пожарных или спасателей никто из опрошенных «Медузой» жителей города не видел. По их словам, они приехали только на следующий день после начала наводнения, когда вода уже начала сходить.

Вместе с тем мэр города Забине Прайзер-Марион в разговоре с «Медузой» утверждает, что спасательные службы были на месте сразу и что «сработать лучше было просто нельзя». Городские власти уже организовали пункты помощи, где есть одежда, вода и еда. Там же можно принять душ, переночевать или оставить детей под присмотром воспитателей. «Люди проявляют очень много солидарности, я такого еще никогда не видела», — подчеркивает Прайзер-Марион.

В город также приехали добровольцы со всей Германии — но, по словам местных жителей, прибыли и мародеры с зеваками. «Мы очень рады, что люди приезжают к нам помочь, таких большинство. Но хотелось бы, чтобы те, кто сюда просто развлечься приехал, оставались бы в стороне», — говорит Натали.

Рольф Кесер добавляет: «Ночью люди ходят по разрушенным домам и магазинам с фонариками. Ищут, что взять, я сам их видел, здесь через дорогу, но полиция это пресекает».

Мужчина возмущен действиями местных властей: «Мэр города рассказывает в интервью, что курортный город выглядит, как после бомбежки. Все так, но лично я ее [мэра] здесь не видел. А она могла бы поговорить с жителями, сказать пару утешительных слов, спуститься сюда. Нам хотелось бы получить безусловную поддержку от государства. Услышать, что помощь поступит быстро и без бюрократии. Пока этого нет». 

Местные жители очищают город. 16 июля
Ina Fassbender / AFP / Scanpix / LETA

Сама глава города объясняет «Медузе», что была в нижней части и общалась с жителями, но сейчас старается больше времени проводить в кризисном центре на холме, так как там есть мобильная связь. На вопрос о том, какие компенсации могут получить жители, она не смогла ответить, заявив, что этим должны заниматься не городские, а региональные и федеральные власти.

В немецком правительстве пока решают, сколько денег выделить на восстановление городов и компенсации жителям — масштаб разрушений и причиненного ущерба еще до конца не ясен. Хотя уже понятно, что наводнение стало крупнейшим за последние десятилетия.

Людям помогают полиция, пожарные, армия и добровольцы. И волонтерские организации, и сами жители собирают деньги, а также одежду, еду и средства первой необходимости для затопленных регионов. Многие готовы поселить у себя тех, кого эвакуировали из затопленных регионов, бесплатные номера им предлагают и отели.

В Бад-Мюнстерайфеле в результате наводнений погибли пять человек, по всей Германии — более 140, десятки числятся пропавшими без вести. Жители города признают: хотя курорт сейчас и выглядит «как после войны», но они в сравнении с другими, возможно, пострадали не так серьезно. Например, в городе Зинциге погибли 12 жителей интерната для людей с инвалидностью. А в Эрфштадте около 15 человек пока не могут покинуть квартиры и ждут помощи. 

Ирина Чевтаева
Imago Images / Xinhua / Scanpix / LETA
Ina Fassbender / AFP / Scanpix / LETA

В Эрфштадт 17 июля приехали президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер и глава земли Северный Рейн-Вестфалия, кандидат в канцлеры Армин Лашет. 

Лашет пообещал оказать прямую помощь без бюрократии, но после этого подвергся серьезной критике: в соцсетях опубликовали видео, как он смеется за спиной Штайнмайера, пока тот говорит о людях, «которые многое потеряли». Кандидат в канцлеры уже извинился и признал, что «это было неуместно».

Лашет уже назвал наводнение «катастрофой исторического масштаба», а канцлер Германии Ангела Меркель пообещала помочь пострадавшим всем, чем сможет. Меркель планирует посетить один из затопленных регионов 18 июля.

«Природа нанесла нам серьезный удар, и нам важно чувствовать, что политики видят проблему и решают ее. Я этого пока не чувствую», — подчеркивает Рольф Кесер.

И добавляет: «Но мы сейчас все посушим, почистим, пока нужно просто засучить рукава и действовать». Дениз в свою очередь говорит, что пока вообще не следила за тем, что делают власти: «Мне было некогда об этом думать. Мы здесь все поддерживаем друг друга, вот что важно. Если кто-то уже очистил свой подвал, идет помогать соседу». 

Читайте также

Как выглядят европейские города после сильнейших ливней и наводнений. Фотографии

Читайте также

Как выглядят европейские города после сильнейших ливней и наводнений. Фотографии

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Ирина Чевтаева, Бад-Мюнстерайфель

Реклама