Перейти к материалам
Сбор подписей у суда в Ростове-на-Дону в поддержку активистки Анастасии Шевченко, которую осудили за работу в «нежелательной организации»
истории

Активистов судят за старые посты со ссылками на «нежелательные организации». Мне тоже надо что-то удалить? А что именно? Или уже поздно?

Источник: Meduza
Сбор подписей у суда в Ростове-на-Дону в поддержку активистки Анастасии Шевченко, которую осудили за работу в «нежелательной организации»
Сбор подписей у суда в Ростове-на-Дону в поддержку активистки Анастасии Шевченко, которую осудили за работу в «нежелательной организации»
Эрик Романенко / ТАСС

В Чувашии проходит целый ряд судов над главой правозащитного проекта «Апология протеста» Алексеем Глуховым. На него составили десять административных протоколов, все — из-за постов и репостов в соцсетях Глухова. Один из протоколов — за ретвит фотографии политика Виталия Милонова в футболке с экстремистским лозунгом. Еще девять — за ссылки на сайт «Открытой России», объявленной «нежелательной организацией». В ней Глухов проработал два года юристом — еще до того, как «Открытую Россию» признали «нежелательной». Большинство своих постов со ссылками на сайт организации он тоже сделал до этого. При этом пройти по ссылкам все равно невозможно: сайт организации давно не работает. По просьбе «Медузы» юрист Центра защиты прав СМИ Светлана Кузеванова объясняет, как российские законы позволяют преследовать Глухова — и почему это касается каждого.

Светлана Кузеванова

Старший юрист Центра защиты прав СМИ

В самой норме — российском Кодексе об административных правонарушениях — под запретом именно «участие в деятельности [нежелательной организации]». Но практика складывается так, что «участием в деятельности» признают в том числе и распространение материалов «нежелательной организации».

Логика правоприменителей очень прямолинейна. «Нежелательные организации» создают материалы, а вы, распространяя эти материалы [в соцсетях], помогаете рассказывать об их деятельности. Значит, вы участвуете в их деятельности.

К ответственности могут привлечь даже за старые посты со ссылками?

Эта огромная практика — когда распространение постов [рассматривается] как «участие в деятельности» — началась с 2017 года. Специфика заключается в том, что людей привлекают к ответственности за посты, опубликованные до того, как организацию признали «нежелательной». Люди об этих постах уже даже не помнят. И это самая дичь.

Есть постулаты, на которых базируется все законодательство и правовая система в стране. Один из них — «закон обратной силы не имеет». Этой догме юристов обучают в вузе. То есть [теоретически] человека нельзя привлечь к ответственности за то, что он распространил какие-то материалы тогда, когда их публикация еще не была незаконна. 

При этом у нас очень избирательное правоприменение в последние годы. Мы видим, что одни и те же законы — например, закон о «нежелательных организациях» или закон об «иноагентах» — применяются выборочно. Только к тем, кому «повезло» больше, чем остальным. Если посмотреть в ретроспективе практику по статье 20.33 КоАП, можно увидеть, что она применялась либо к людям, которые имели отношение к «Открытой России», либо к координаторам ее штабов.

Но становится ли нам от этого спокойнее? Конечно, нет. В теории это небезопасно для всех. На мой взгляд, нужно удалить все ссылки и репосты на материалы «нежелательных организаций» из своих соцсетей. Потому что, если такая практика есть, она может коснуться любого.

Как понять, что именно удалять из соцсетей?

Надо посмотреть реестр «нежелательных организаций», который ведет Минюст. Но здесь есть определенная специфика. Например, в случае с «Командой 29» «нежелательной» признана чешская организация, которая по названию никак с ней не совпадает. Но сайт «Команды» заблокирован, потому что государство считает, что это «продукт деятельности» той чешской организации.

Как обычный человек, который не следит за новостями и не разбирается в тонкостях правоприменения, должен понять, что сайт «Команды 29» запрещен, потому что, по мнению государства, это ресурс «нежелательной организации»?

Разве уже не поздно удалять такие посты?

Мы не можем знать, когда контролирующие органы или правоохранители зафиксируют [пост со ссылкой или репост]. Вы сейчас кинетесь [удалять эти материалы], а, может быть, 15 минут назад ваш пост уже зафиксировали.

Но я не могу сказать, что удаление постов бесполезно. Минимальные меры безопасности должны предпринять все. Законы, которые ограничивают или запрещают распространение информации, касаются каждого, кто что-то постит. 

А если ссылка уже не работает, все равно могут судить?

С точки зрения здравого смысла, справедливости и нормального применения закона, конечно, должно иметь значение [рабочая ли ссылка].

При этом я не встречала дел, где бы это анализировалось и влияло на решение. Если сайт заблокирован, но получить информацию на нем можно с помощью VPN, я думаю, скорее всего, это признают правонарушением.

Если же в принципе сайт закрыт и не функционирует — а почти все «нежелательные организации» закрыли свои сайты, — по идее, состава [правонарушения] уже нет.

Но так рассуждал бы юрист, защищающий человека в суде. Что будет думать суд — сказать очень сложно. Потому что, к сожалению, такие дела рассматриваются на уровне «как надо» и «как сказали». Все это очень далеко от права. 

Что может грозить за такие посты?

Первично привлекают к административной ответственности. Если есть повторный случай — к уголовной. 

Любое наказание назначается судом. Суд определяет его, исходя из всех обстоятельств дела, и, безусловно, должен обосновать свое решение. На него могут влиять и объем совершаемых правонарушений — например, что их много. И неоднократность — что вы делаете это не в первый раз. А также «особая злостность» — если, скажем, у вас много подписчиков. И так далее. 

Что делать, если протокол уже составили?

Нужно звонить адвокату, прибегать к помощи профессионального юриста. Конечно, не факт, что это спасет. К сожалению, эти дела слишком политизированы для того, чтобы они рассматривались и заканчивались справедливо. Но с юридической помощью будет сложнее наломать дров и сделать что-то не так. Адвокат или юрист поможет грамотно себя представлять в суде и окажет защиту там, где она действительно нужна. Шанс есть всегда, надежда умирает последней.

Читайте также

Вы — враги Отечества, и вас нужно вешать на столбах Как государство решило разгромить независимые СМИ — и какую реальную роль в этом сыграли «доносчики» и Совет безопасности России. Расследование «Медузы»

Читайте также

Вы — враги Отечества, и вас нужно вешать на столбах Как государство решило разгромить независимые СМИ — и какую реальную роль в этом сыграли «доносчики» и Совет безопасности России. Расследование «Медузы»

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Записала Кристина Сафонова

Реклама