Перейти к материалам
истории

Еще утром математик Михаил Лобанов с отрывом побеждал телеведущего Евгения Попова. Но потом появились результаты электронного голосования… Вот рассказ кандидата в Госдуму от КПРФ и «Умного голосования»

Источник: Meduza
Евгений Фельдман / «Медуза»

На прошедших выборах математик, доцент МГУ Михаил Лобанов выдвигался в Госдуму по Кунцевскому округу Москвы от КПРФ. Утром 20 сентября Лобанов, согласно подсчетам его штаба, опережал телеведущего Евгения Попова на 10,5 тысячи голосов. Однако позже появились окончательные результаты с учетом электронного голосования. По ним Попов набрал 35,17%, а Лобанов — 31,65%. Доцент МГУ уже заявил, что электронное голосование «пририсовало» телеведущему «отрыв в 20 тысяч голосов», и намерен протестовать против этого. «Медуза» поговорила с Михаилом Лобановым о том, как в округе шла избирательная кампания и что он планирует делать с ее результатами.

— Как вы провели последние три дня?

— Ездил по УИКам, пытался «отбивать» фальсификации, поддерживал наших наблюдателей и давал комментарии СМИ. 

У нас была довольно уникальная для России кампания — на консолидации активистов из разных сфер и областей. Была уникальная ставка на низовую политику. А противостояла нам кампания с большим пиаром на больших деньгах (имеется в виду кампания телеведущего Евгения Попова, который выдвигался от «Единой России», — прим. «Медузы»). Это столкновение, которое дополнительно задевало людей.

— С какими нарушениями вы сталкивались?

— Нарушений было много, они связаны с членами УИКов. Там работают люди, которых заставляют там быть по мягкому принуждению со стороны работодателя и местных властей. Люди в комиссии мало знают или вообще не знают законы — отсюда ряд проблем. Фальсификации были заметны невооруженным глазом.

Часть из них удалось «отбить». Иногда избирательная комиссия или территориальная районная комиссия понимали, что [вброс] это большой риск и будет скандал. [После жалоб] они шли на уступки: «Только не раздувайте».

Михаил Лобанов (в зеленой кофте) в избиркоме

Но часть фальсификаций, к сожалению, попала в урны для голосования. В некоторых избирательных комиссиях просто игнорируют все доводы, говорят: «Пишите жалобу». Люди пишут жалобы, потом на следующий уровень пишут [жалобы], и дальше ничего не происходит.

— Как вы считаете, на результаты голосования повлияло выдвижение в вашем же районе еще одного оппозиционного кандидата — Кирилла Гончарова от «Яблока»? 

— На результаты, кажется, не очень повлияло. Но отразилось на предвыборной кампании, потому что в округе было две оппозиционные кампании. Это дезориентировало. «Выключало» участие людей, которые не очень четко ассоциируют себя с более левыми или более правыми и которым просто хотелось победы любого оппозиционного депутата над «Единой Россией». Они выжидали и включились только в последние дни. Если бы кампания [кандидата от оппозиции] была одна, многие бы включились раньше. 

Еще мы опасались, что на нас крайне негативно скажется продолжение кампании Гончарова после объявления кандидатов от «Умного голосования» (оно поддержало Лобанова, — прим. «Медузы»). Но по результатам голосования мы видим, что Гончаров получил не так много голосов (по последним доступным данным на сайте ЦИК, Гончаров получил 11 648 голосов, Лобанов — 72 805). Большая часть людей, которая была готова голосовать за него, «перетекла» ко мне в результате того оживления, которое было в округе и социальных сетях в последние дни.

— Вы пробовали договориться с Гончаровым?

— Да. У нас была встреча в последний день, когда еще можно было сняться с выборов. Мы предложили вариант, который, на наш взгляд, очень сильно увеличивал шансы победы над Поповым. Но, к сожалению, из этих переговоров ничего не вышло.

— Что вы ему предложили и почему он отказался?

— В ходе встречи были некоторые договоренности, которые мы сейчас не можем оглашать.

— Вы знаете, как жители округа реагируют на победу Евгения Попова?

— Думаю, что многие люди расстроены. Думаю, что у людей есть большие претензии к властям, связанные с тем, как они провели эти выборы. Надеюсь, что эта энергия уйдет не в пассивную сторону, а в сторону активности по политическим и локальным вопросам. Наша кампания вдохновила многих, и, думаю, этот опыт пойдет дальше за ее пределы.

— Как фильм Навального про Евгения Попова повлиял на результаты выборов?

— Как повлиял фильм, в процентах и количестве голосов оценить сложно, но как-то повлиял точно. С одной стороны, многие люди его посмотрели и узнали из него информацию. Но не все, кто посмотрел его, изменили свою позицию.

[С одной стороны] это мобилизовало протестно настроенную часть общества. С другой — подняло ставки для властей. В связи с этим расследованием стало еще проблематичнее признать поражение их ставленника, который олицетворяет режим.

— Какова роль «Умного голосования» на ваших выборах?

— Оно работает в крупных городах и в Москве. Мы видим, что на выборах в Мосгордуму в 2019 году «Умное голосование» реально давало шансы победить кандидатам, которые выступали не от власти. В 2021 году «Умное голосование» сработало тоже, но власти вытащили из рукава электронное голосование со своими результатами. Поэтому на данный момент все выглядит так, что в Москве прошли только единороссы и единороссы, замаскированные под самовыдвиженцев.

В этом году «Умное голосование» сработало как инструмент консолидации недовольных людей. В большом количестве московских округов возникло противостояние, но не между кандидатами, а между людьми. Через «Умное голосование» люди получили возможность выразить свое недовольство по отношению к тому, что творится в стране. 

— То есть в 2021 году «Умное голосование» сработало, но уже по-другому? Не как реальная возможность кандидату выиграть выборы, а как возможность людям выразить свое недовольство.

— Да, возможность консолидироваться разным людям. И для победы оно тоже работает, но не так, как в 2019 году. Потому что власть имущие оценили эти угрозы и приняли меры, которых не предпринимали раньше. При немного более честных выборах «Умное голосование» показало бы другие результаты. И были бы среди победителей кандидаты от оппозиции.

— Что будете делать после объявления победы Попова?

— Мы заявили о своем политическом несогласии с результатами выборов и будем заявлять дальше: о [некорректных] результатах электронного голосования, о том, как они прошли. Шансы, конечно, небольшие. Но будем двигаться, сохранять команду, дальше заниматься тем, что происходило в ходе кампании, стараться объединять людей для защиты общих интересов. Будем стараться влиять на все стороны жизни, формировать массовое демократическое движение, защищать экологию и влиять на развитие нашего города.

Читайте также

«Электронное голосование — абсолютное зло» Независимый электоральный аналитик Сергей Шпилькин — о том, как власти скрывают данные о ходе и результате выборов

Читайте также

«Электронное голосование — абсолютное зло» Независимый электоральный аналитик Сергей Шпилькин — о том, как власти скрывают данные о ходе и результате выборов

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Беседовала Александра Сивцова

Реклама