Перейти к материалам
истории

В Москве после реконструкции открыли «Художественный» — один из старейших кинотеатров России Что теперь внутри? И что осталось от здания со столетней историей?

Источник: Meduza
Ольга Алексеенко для «Медузы»

В апреле после семи лет реставрации в Москве открыли «Художественный» — один из старейших кинотеатров России. За его более чем столетнюю историю это далеко не первое обновление, еще в начале XX века «Художественный» реконструировал архитектор Ярославского вокзала Федор Шехтель (некоторые элементы его проекта сохранились и сегодня). По просьбе «Медузы» архитектурный журналист Ася Зольникова рассказывает, что сохранилось и что изменилось в «Художественном» — и почему для одних это место теперь ассоциируется со старым Голливудом, а другим реставрация показалась не самой удачной.

Каким был и каким стал «Художественный»

«Художественный» — один из старейших кинотеатров России и самый первый, для которого в Москве возвели отдельное здание. Дом по проекту архитектора Николая Благовещенского появился на Арбатской площади в 1909 году и за 112 лет ни разу не поменял основной функции, однако его неоднократно перестраивали. Первый раз — уже спустя три года после открытия, потому что кино набирало популярность, в связи с чем постройку решили увеличить. За реконструкцию отвечал Федор Шехтель — автор Ярославского вокзала, особняка Рябушинского и других дореволюционных памятников начала XX века. 

К 1913 году в «Художественном» появился новый зал, рассчитанный более чем на 900 зрителей. Прежнее помещение на 450 человек переделали в просторное фойе с буфетом и фонтаном. Главный фасад тоже изменился. Ранее здание было асимметричным, с небольшим куполом над входом в правой части. При Шехтеле появилось два одинаковых входа по бокам, между ними — четыре окна, а вверху — барельефы с изображениями греческих божеств Гелиоса и Селены и прямоугольный парапет с надписью «Художественный электро-театр».

Фасад «Художественного-электро-театра» в 1912 году
Кинотеатр «Художественный» / Музей кино

Именно этот, шехтелевский вариант «Художественного» дошел до наших дней с многочисленными привнесениями — например, в 1990-е, помимо кинозалов, внутри находились игровые автоматы и казино. В 2014 году кинотеатр закрыли на реконструкцию и вновь открыли в апреле 2021 года.

Главный фасад теперь такой же, как при Шехтеле: туда вернулись исторические надписи, декор и чугунные светильники. Расчищены окна, заложенные в советский период, восстановлен исходный цвет и текстура стен — теперь они настолько близки к оригинальным, насколько это позволили установить исследования реставраторов. Из принципиально нового появилось цифровое табло на парапете, а также входы в северной части здания. 

Интерьеры изменились куда радикальнее. Фактически, их создали с нуля, хотя вернули помещениям оригинальные планировки и включили в них то немногое, что уцелело от исторического декора. То, что получилось в результате, можно считать современной интерпретацией ар-деко, хотя и очень условной. 

Оформление залов построено на строгой геометрии и обилии дорогих материалов. Здесь много отражающих поверхностей, зеркал, позолоченного металла, полированного мрамора. На стенах центрального фойе появились росписи в виде бело-синих деревьев российско-грузинского художника Георгия Тотибадзе, с южной стороны установлен большой фонтан. Дизайн люстр разработали специально для кинотеатра. Самая массивная из них находится над новой лестницей в вестибюле здания: она собрана из хрусталя и весит 550 килограммов.

До закрытия «Художественного» в 2014 году отделка и мебель были куда скромнее — последний капитальный ремонт проводили еще в конце 1980-х. Впрочем, москвичи продолжали ходить туда — кинотеатр любили за дешевые билеты, ретроспективы киноклассиков, показы фильмов «Артдокфеста» и тематические «киноночи».

Архитектура для больших премьер 

«Художественный» с первых десятилетий был знаковой киноплощадкой: после революции его сделали первым кинотеатром Госкино. В 1931 году здесь представили первый в СССР звуковой фильм «Путевка в жизнь», а в 1955-м он стал первым широкоэкранным кинотеатром Москвы. Его история тесно связана с картиной Сергея Эйзенштейна «Броненосец Потемкин» — именно в «Художественном» наряду с кинотеатром «Метрополь» в январе 1926 года фильм впервые представили в широком прокате. В честь этого на фасадах обоих зданий появились объемные афиши в виде кораблей с красным флагом. Уменьшенный вариант макета для «Художественного» теперь хранится в Музее кино

«Художественный» в 1956 году
Владимир Сергиенко / Музей кино
Афиша «Художественного» в 1961 году
Всеволод Тарасевич / Музей кино

У бизнесмена Александра Мамута, который оставался основным заказчиком реконструкции кинотеатра с 2016 по 2020 год, была идея сделать «Художественный» «кинотеатром премьерного показа, для фестивалей и ретроспектив». Проектирование и реализация проекта велись под руководством бюро Strelka CA. Генеральный директор бюро Дарья Парамонова в разговоре с «Медузой» также отмечает, что они хотели создать здесь «главную премьерную площадку Москвы», а поход в кинотеатр превратить для москвича в значимое событие.

«Сегодня кино очень утилитарно, — рассказывает Парамонова. — Люди покупают попкорн, приходят в темный зал и не обращают внимания на то, что их окружает до сеанса. А здесь была задача создать [значимое] место, при том новые интерьеры должны были взаимодействовать с наследием Шехтеля». 

Кто и за что отвечал в проекте (и сколько это стоило)

Strelka CA разрабатывало общее видение, проводило внутренние тендеры для архитекторов, дизайнеров и других специалистов, а также следило за ходом работ. Это бюро — подразделение КБ «Стрелка», созданное при участии бизнесмена Александра Мамута. Он обратился к архитекторам после того, как в 2016 году его компания «Пионер» взяла «Художественный» в аренду у города сроком на 20 лет. 

До Мамута, с 2014 по 2016 годы, заказчиком реконструкции была организация Москино, которая входит в Департамент культуры Москвы. За архитектурный проект тогда отвечало бюро Wowhaus: архитекторы предлагали по-максимуму восстановить то, что осталось в здании от Шехтеля. Но от проекта отказались — подрядчик ООО «СианСтрой» отклонился от графика и мэрия расторгла с ним контракт. После этого кинотеатр передали в частные руки.

Чертеж Шехтеля
Кинотеатр «Художественный» / Музей кино
Проект декора стен зрительного зала
Кинотеатр «Художественный» / Музей кино
Люстра
Кинотеатр «Художественный» / Музей кино
Зал в разрезе
Кинотеатр «Художественный» / Музей кино

По решению Strelka CA, за интерьеры и архитектуру отвечали два иностранных бюро. Интерьерное оформление выполнила испанская студия Lázaro Rosa-Violán. Архитектурную часть прорабатывали берлинские архитекторы merz merz — их выбрали в том числе потому, что у них был большой опыт работы с архитектурным наследием. В Германии они занимались реконструкцией Немецкой государственной оперы в центре Берлина и Берлинской государственной библиотеки.  

У обоих коллективов есть и другие проекты в России, они связаны с коммерческими заказами: merz merz проектировали дилерский центр «Мерседес Авилон» на исторической территории завода ЗИЛ, а по проектам Lázaro Rosa-Violán выполнены интерьеры более двух десятков магазинов одежды масс-маркета по всей России — в основном это магазины фирм Lefties и Oysho.

Мамут в 2017 году оценивал затраты на реконструкцию «Художественного» в «миллиарда полтора рублей». Московские власти выделили на реконструкцию 870 миллионов рублей, а остальные расходы бизнесмен собирался разделить с Романом Абрамовичем. Однако в процессе реконструкции, в 2020 году, 45% медиахолдинга Rambler Group Александра Мамута выкупил «Сбер» — в сделку также вошла и доля в кинотеатре. Зампред «Сбера» Станислав Кузнецов в дальнейшем рассказывал, что инвестиции банка в реконструкцию кинотеатра составили еще 2,6 млрд рублей. 

Почему интерьеры не восстановили в прежнем виде

Парамонова рассказывает, что когда они приступили к работе, в кинотеатре уже мало что оставалось от изначальных интерьеров. По ее словам, с 2014 по 2016 годы строители повредили большую часть отделки. Как видно на фотографиях тех лет, в главном зрительном зале разломали ряды кресел и почти целиком уничтожили потолок. В этом и других помещениях сбили лепнину, отделку лестниц боковых фойе и многое другое. При этом, как утверждает Парамонова, далеко не все документы и чертежи уцелели — и это тоже усложнило восстановление исторических деталей.

«Все, что уцелело или что реставраторы смогли восстановить по результатам историко-научных изысканий, вернулось на свои места. Возник вопрос, что делать с «очищенными» стенами. Мы подумали, что стилизация [оформления] под Шехтеля будет неуместной. И попытались представить, как бы развивался этот кинотеатр, если бы история была линейной — без потрясений XX века. Это такой проект про наше неслучившееся прошлое».

Ольга Алексеенко для «Медузы»
Ольга Алексеенко для «Медузы»
Ольга Алексеенко для «Медузы»

Дизайнеры Lázaro Rosa-Violán предложили использовать в качестве отправной точки мотивы кинофестивалей в Каннах, Сан-Себастьяне, Венеции, Берлине. Парамонова говорит, что прямых отсылок нет и «статуэтку «Оскара вы здесь не найдете» — речь идет именно об атмосфере, которую создают интерьерные решения. Отсюда и выбор материалов, и явные отсылки к эстетике ар-деко, которая в свою очередь ассоциируется с «золотым веком» Голливуда.

Что конкретно изменилось

На главный фасад вернулись барельефы античных божеств Гелиоса и Селены, от которых избавились в 1950-е в ходе «борьбы с излишествами»; отреставрировали мужской и женский маскароны, а также надписи «Электро-театръ», «Входъ» и «Выходъ» (дореволюционная орфография сохранена) — все это воспроизвели по документам, предоставленным Центральным архивом научно-технической документации Москвы (ЦАНТД), Музеем архитектуры им. Щусева и другими источниками. 

Ольга Алексеенко для «Медузы»
Ольга Алексеенко для «Медузы»
Ольга Алексеенко для «Медузы»
Ольга Алексеенко для «Медузы»

Работа с северным фасадом включала восстановление декора, который появился уже после Второй мировой войны — до того вплотную к зданию прилегал жилой дом (его хорошо видно слева от кинотеатра на этом фото), который был разрушен в 1941 году при бомбежках. Позднее, в 1950-е, стену украсили пилястрами и розетками, которые со временем были частично утрачены. Внутри здания из более поздних, «сталинских» деталей также остались ажурные вентиляционные решетки. 

Когда в отсутствие чертежей было неясно, как выглядел тот или иной элемент здания, его воспроизводили на том же месте, но не пытаясь стилизовать. К примеру, на планах у Шехтеля в центральном фойе находился фонтан — его чашу обнаружили во время нынешней стройки. Внешний вид этой детали не сумели доподлинно восстановить, поэтому решили сделать фонтан по историческим габаритам, но в новом дизайне. Растения в стеклянных колбах должны напоминать о зимнем саде с пальмами, который находился в кинотеатре в начале XX века.

Ольга Алексеенко для «Медузы»
Ольга Алексеенко для «Медузы»
Ольга Алексеенко для «Медузы»

Из исторических деталей в фойе помимо решеток восстановили декоративные карнизы и фризы. Дубовые двери, ведущие в основной зал, изготовили по фотографиям начала XX века. В боковом северном фойе по двум сохранившимся ступеням воспроизвели лестницу, ведущую на второй этаж. Оригинальные ступени — вторая и пятая по счету сверху. Металлические ограждения лестницы полностью оригинальные, но перила не сохранились. По предложению реставраторов, их форму воспроизвели по перилам в одной из шехтелевских усадеб. 

Не все, что было сохранено при реконструкции, заметно посетителям. Например, в главном зале под полом скрыта оркестровая яма, а за потолком — небольшая часть исторических ферм, ранее поддерживающих зрительный зал. Они потеряли несущую способность и заменены на более современные конструкции, но две из них музеефицированы и скрыты за специальной дверцей на техническом этаже.

В главном зале для зрителей снова открыли балкон — в последние годы перед закрытием туда не пускали из-за угрозы обрушения. Ограждение балкона сохранилось шехтелевское, потолок восстановили по чертежам архитектора, однако пропорции изменились: новые кессоны стали глубже, чтобы вместить внутрь инженерные коммуникации, в том числе акустическое оборудование. Еще часть колонок спрятана за стенным декором в виде руста — для того, чтобы создать его, потребовалось искать специальную акустическую штукатурку.

Ольга Алексеенко для «Медузы»

Руст и другие части стен выкрашены в приглушенный темно-розовый оттенок. Парамонова объясняет, что от изначального желтого цвета зала, каким он был при Шехтеле, отказались, поскольку он «не подходит для кинотехнологий, так как является слишком светлым». Однако небольшой выкрас, показывающий исторический цвет интерьеров, можно найти с правой стороны от балкона. Изменения также коснулись «гребенки», то есть уклона пола — его увеличили, чтобы люди не загораживали друг другу экран во время просмотра.

Лестница на чердак и новый амфитеатр 

До реконструкции в «Художественном» было пять залов: все, кроме большого зрительного зала, появились после расширения в советские годы. Сейчас, когда здание вернулось к «шехтелевской» конфигурации помещений, залов четыре. Самый маленький из них, на 21 место, находится на втором этаже южного фойе. 

Два новых зрительных зала по 46 мест расположены на новом этаже — это одно из самых заметных привнесений в оригинальный проект. Его устроили на месте холодного чердака с будкой для хранения кинопленки. Парамонова объясняет, что это решение позволило сохранить внешний вид здания без изменений — с улицы новых объемов не видно за массивным парапетом. При этом она подчеркивает, что в подвальном этаже строить было нельзя, поскольку рядом проходит метро.

К новым залам ведет винтовая лестница из черного мрамора, которая находится в центре вестибюля и перетекает в стойку ресепшн. Это очень заметный элемент, но немецкое бюро merz merz настояло на том, чтобы поставить ее посередине, поскольку шехтелевский проект выстроен по оси и боковое расположение нарушило бы симметрию.

Ольга Алексеенко для «Медузы»
Ольга Алексеенко для «Медузы»
Ольга Алексеенко для «Медузы»

Главный архитектор merz merz Ханс Гюнтер-Мерц в интервью «Афише» говорил, что проект «Художественного» напоминал ему работу с Государственной оперой в Берлине. Как и там, в кинотеатре люди сидят перед экраном и смотрят шоу. Но, по его мнению, мало просто обустроить залы для показов — важно, чтобы место воспринимали как общественное пространство, куда можно приходить и вне киносеансов. 

Парамонова в разговоре с «Медузой» дополняет: одной из главных проблем, выявленных при анализе территории, была выключенность здания из окружающего контекста. Авторам проекта хотелось, чтобы это место избавилось от имиджа «транзитной» зоны — для этого, помимо зрительных залов, здесь открыли библиотеку на втором этаже и несколько кафе и ресторанов.

Ольга Алексеенко для «Медузы»

Для еще большей проницаемости в здании предусмотрели входы со всех сторон, в том числе через кофейню на северной стороне ближе к станции метро «Арбатская» синей ветки. В этой части уровень здания опустили, сделав небольшой амфитеатр, где летом собираются выставить столики. Здесь видно одно из немногих заметных расхождений с историческим экстерьером — фрагменты стены повернуты под углом 90 градусов, а за ними располагаются стеклянные двери. По словам Парамоновой, это решение удалось согласовать со специалистами по наследию.

За что хвалят и критикуют новый «Художественный»  

9 апреля кинотеатр открыли для публики. Мнения о проекте разделились. Многим пользователям соцсетей «Художественный» понравился: его называют «тем самым кинотеатром из голливудских фильмов» и хвалят за качественную проработку интерьеров, рестораны и библиотеки.

В то же время среди тех, кто застал кинотеатр до реконструкции, многие возмущены радикально новым интерьером. В частности с критикой проекта неоднократно выступал бывший заместитель директора Музея кино, заведующий отдела кинопрограмм в Третьяковской галерее Максим Павлов. Он отмечает, что первоначальный проект Wowhaus был «очень трепетным к наследию», а в нынешнем виде кинотеатр превратился в «новодел в старой коробке стен». «Внутри изменено практически все, даже большой зал опущен под уклоном так, что входные двери у сцены превратились в декоративные элементы, утратив собственно функции дверей», — дополняет Павлов в комментариях к одному из постов у себя в фейсбуке. По его мнению, у специалистов было достаточно документов и других данных, чтобы восстановить кинотеатр в более приближенном к оригиналу виде.

Ольга Алексеенко для «Медузы»
Ольга Алексеенко для «Медузы»
Ольга Алексеенко для «Медузы»

Историк дизайна и преподаватель Британской высшей школы дизайна Виктор Дембовский в комментарии «Медузе» отмечает, что интерьерам «Художественного» не хватает цельности: «При работе с историческим зданием нужно либо создавать подчеркнуто исторические интерьеры, либо дистанцироваться от них и делать что-то совсем современное. А здесь многое не соотносится: люстры указывают на роскошь фойе советских домов культуры, с чем совершенно не соотносятся росписи с деревьями на стенах и буквально футуристический фонтан. В результате интерьер не складывается в единую картину — как будто пространства этих залов существуют отдельно от их дизайна».

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Ася Зольникова

Реклама