Перейти к материалам
Станислав Хржановский разговаривает с журналистом британской газеты Daily Mail Джеффри Леви, 1996 год
истории

Британец Джон Кингстон в детстве слушал рассказы своего польского отчима о преступлениях нацистов Годы спустя Джон выяснил с помощью «Би-би-си», что отчим сам участвовал в казнях

Источник: BBC News
Станислав Хржановский разговаривает с журналистом британской газеты Daily Mail Джеффри Леви, 1996 год
Станислав Хржановский разговаривает с журналистом британской газеты Daily Mail Джеффри Леви, 1996 год
ANL / Shutterstock.com / Rex / Vida Press

В 1954 году в польском клубе Бирмингема англичанка Барбара Кингстон познакомилась со своим будущим мужем Станиславом Хржановским. Он вырос в городе Слоним на западе современной Беларуси. До 1939 года Слоним принадлежал Польше, после присоединения Восточной Польши к Советскому Союзу вошел в состав Белорусской ССР, а во время Второй мировой войны на три года попал под немецкую оккупацию.

По словам Хржановского, когда началась война, он работал на лесопилке. В 1943 году немецкие оккупационные власти заставили его стать охранником в городском совете. В 1944 году он сбежал, попал в плен, а затем вступил в польскую армию, воевавшую против Германии на стороне западных союзников. В 1946 году, после установления в Польше просоветского режима, он вместе с другими польскими солдатами прибыл в Великобританию.

Хржановский рассказывал эту историю жене и ее детям, дочери Барбаре и сыну Джону. У них не было оснований ему не верить.

Джону было девять лет, когда он познакомился с Хржановским. Сначала мальчик ладил с отчимом, но потом тот стал проявлять жестокость. Хржановский приносил с фабрики, где работал, куски резиновой ленты и бил ими Джона. После этого у мальчика оставались шрамы. «Расти рядом с ним было кошмаром. Он был очень опасным человеком», — говорил позже Джон журналистам «Би-би-си».

Перед сном Хржановский рассказывал ему истории о том, что происходило в Слониме во время войны. Он описывал, как людей допрашивали и пытали; как младенцев хватали за ноги и били об угол здания — и мог это даже показать. Хржановский уверял, что лишь наблюдал за всем этим, но с годами Джон стал подозревать, что его отчим сам принимал участие в казнях.

Спустя годы Кингстон сообщил о рассказах отчима полиции. Хржановского опросили, но не стали ни в чем обвинять

В 1988 году Кингстон увидел в газете объявление о поиске доказательств против предполагаемых нацистских преступников. В объявлении говорилось, что британские власти получили от Центра Симона Визенталя список людей, которые могли быть причастны к убийствам в Германии или на оккупированных территориях во Время второй мировой войны, а позже перебрались в Великобританию.

Кингстон вспомнил истории, которые отчим рассказывал ему на ночь, — и сообщил об этом в полицию. Хржановского вызвали на опрос. Но полиция так и не дала ход делу, сославшись на недостаток доказательств. До того, как стало известно, что расследование остановлено, Хржановский успел подать документы на российскую, польскую и канадскую визы.

Пока британские власти проверяли предполагаемых нацистских преступников, несколько бывших сослуживцев Хржановского, вместе с ним перебравшиеся в Великобританию, умерли. Один из них, у которого Хржановский был свидетелем на свадьбе, покончил с собой. Еще один попал в тюрьму — Энтони Савонюк из города Домачево на западе Беларуси. В 1999 году он получил два пожизненных срока за убийство евреев во время войны. Он умер в тюрьме.

Кингстон ездил в Слоним, чтобы узнать правду о прошлом отчима. Там Хржановского опознали как участника казней

Хотя британская полиция свое расследование против Хржановского прекратила, его пасынок продолжил свое собственное. Он сделал копии военных фотографий отчима и в 1996 году поехал с ними в Слоним. Местная жительница Александра Далецкая узнала на фото полицая «Стасика», который во время войны застрелил ее мужа. Житель Слонима Казимир Адамович заявил, что видел, как однажды «Стасик» за три дня расстрелял 50 человек. Это доказывало, что Хржановский не просто наблюдал за массовыми казнями в Слониме, а участвовал в них.

Также Кингстон пришел к выводу, что Хржановский не сбегал от нацистов. По всей видимости, он вместе с немецкими войсками ушел из Слонима в 1944 году и был направлен в восточную Францию сражаться в рядах войск СС. Когда немцы капитулировали, он оказался в плену и только тогда заявил о переходе на польскую сторону.

Вернувшись в Великобританию, Кингстон связался с Хржановским. Тот все отрицал. Это был последний разговор пасынка и отчима.

С учетом новых фактов, собранных Кингстоном, британская полиция снова опросила Хржановского. И снова не стала предъявлять ему обвинения, сославшись на недостаток улик. Кингстон был разочарован и прекратил попытки привлечь отчима к ответственности.

Спустя год расследование против Хржановского начали в Германии. Сам он умер, так о нем и не узнав

В 2016 году корреспондент «Би-би-си» Ник Саутхолл наткнулся на несколько статьей о пожилых людях, осужденных в Германии за преступления времен Второй мировой войны. Саутхолл знал о расследовании, которое вел Кингстон, и решил его возобновить. Журналист убедил британского исследователя Холокоста Стивена Анкера помочь ему. Тот через источники в Беларуси получил копию справки КГБ с именами и датами рождения некоторых людей, которые были полицаями во время войны. Хржановский был в этом списке. Также в списке оказались люди, фамилии которых он упоминал в разговорах с пасынком.

Сведения, которые собрали Кингстон, журналисты «Би-би-си» и Анкер, заинтересовали правоохранительные органы Германии. Там начали расследование в отношении Хржановского как предполагаемого бывшего участника немецких полицейских и военных подразделений. Следователи сосредоточились на информации о том, что зимой 1942 года он убил в Слониме более 30 мирных жителей.

Видео с фотографиями Хржановского и фрагментами его разговоров с Кингстоном

Хржановский был первым гражданином Великобритании, чьи предполагаемые преступления во время Второй мировой войны стали расследовать в Германии. Но сам он умер в октябре 2017 года, так и не узнав об этом. А спустя полгода умер и Кингстон. Он завещал передать все доказательства, которые собрал против отчима, журналисту Нику Саутхоллу.

Хржановский говорил, что хранит некий секрет. Возможно, речь шла о работе на британскую разведку

Среди собранных материалов была аудиокассета с записью одного из разговоров Хржановского и Кингстона (Кингстон записывал эти беседы, надеясь позже использовать их в качестве улик). В беседе Хржановский заявил о неком «английском секрете», который он хранит.

Чтобы понять, что это может быть за секрет, Саутхолл просмотрел сотни архивных кинохроник, пытаясь отыскать там Хржановского. И в конце концов нашел — на кадрах, снятых в марте 1954 года в лагере Мариенфельде в Западном Берлине, который власти ФРГ открыли для приема беженцев из ГДР. В расширенной версии этой хроники удалось найти еще четырех мужчин, которые были на фотографиях из архива Хржановского. Двое из них находились вместе с ним в Слониме во время оккупации, еще двое — вероятно, после перехода на сторону Польши.

Саутхолл обратился к профессору Университета Брэдфорда Хассану Угайлю, специалисту в области компьютерного анализа лиц. Он подтвердил, что на пленке из Западного Берлина снят именно Хржановский и люди, которые с ним ранее фотографировались.

После войны в лагере Мариенфельде работали агенты американской, французской и британской разведок. Они собирали информацию о советских вооруженных силах в ГДР. Три эксперта по безопасности и разведке, ознакомившись с биографией Хржановского, допустили, что он мог работать на британскую разведку. Знание русского, польского и немецкого, а также навыки в радиосвязи могли сделать его полезным агентом в Восточной Европе. Если это было так, британские спецслужбы знали о прошлом Хржановского и могли дать ему гарантии безопасности, считают историки Стивен Доррил и Энтони Глис.

При этом историк Пол Мэддрелл заявил «Би-би-си», что не увидел доказательств связи между Хржановским и спецслужбами какой-либо страны. Британские власти на вопрос об этой связи не ответили.

После войны в Великобританию могли приехать тысячи бывших коллаборационистов. Но преследовать их уже поздно

Если Хржановский и другие люди, сотрудничавшие с немецкими нацистами, действительно позднее работали на британскую разведку, — это «пятно позора» для Великобритании, заявил «Би-би-си» директор иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя Эфраим Зурофф. Депутат британского парламента Роберт Халфон пообещал обратиться в парламентский комитет по разведке и безопасности с требованием выяснить, имело ли место такое сотрудничество.

Историк Мартин Дин, который работал с британской полицией при расследовании военных преступлений, рассказал «Би-би-си», что в конце Второй мировой войны к польским военным частям присоединились около 50 тысяч коллаборационистов. Около трети из них осели в Великобритании. По оценке Дина, среди этих людей оказались более 30 выходцев из Слонима. Но большинство из них, вероятно, уже умерли.

Пересказала Ольга Корелина

Реклама