Перейти к материалам
разбор

Феназепам может вызывать зависимость. Теперь его будет сложнее купить — и нет, это не обязательно хорошая новость

Источник: Meduza
Кирилл Кухмарь / ТАСС / Scanpix / LETA

С 22 марта 2021 года феназепам относится к сильнодействующим веществам и его продажа без рецепта становится уголовно наказуемой. Кроме того, феназепам теперь «подлежит предметно-количественному учету», из-за чего его нужно будет выписывать по более сложной процедуре. Обычно из-за таких изменений препарат начинают назначать значительно реже. И вот как это повлияет на пациентов.

Феназепам — советский препарат, который во многих странах считается опасным. Люди им действительно злоупотребляют

Феназепам — это бензодиазепин, то есть препарат, который подавляет работу центральной нервной системы, в результате чего проявляется успокоительный эффект. К другим бензодиазепинам относятся, например, лоразепам, диазепам, клоназепам.

Бензодиазепины используются при различных психических расстройствах (в частности, при тревожных расстройствах и синдроме отмены из-за алкогольной зависимости), при эпилепсии и бессоннице. Но психиатр Mental Health Center Наталья Степанова уточняет, что феназепам никогда не должен становиться основным препаратом при лечении. Его следует использовать как вспомогательное средство, причем назначать коротким курсом.

Проблема в том, что бензодиазепины все чаще используют люди без медицинских проблем. Более того, бывает, что ими злоупотребляют и пациенты. «Я думаю, что очень много пожилых пациентов зависимы от феназепама, они его применяют как снотворное, — пишет в ответ на вопрос „Медузы“ эпилептолог центра „Эпинейро“, автор блога о неврологии Анна Дробитова. — Есть и такие, кто его применяет 20 и более лет подряд. Раньше его часто с этой целью назначали, хотя это и неверно».

Эпилептолог Центра эпилептологии и неврологии им. А. А. Казаряна и центра «Геномед» Артем Шарков рассказывает об историях зависимости из своей практики: «Я наблюдал несколько случаев, когда пациент симулировал [судорожный] приступ, чтобы получить феназепам, или когда из-за тревожности пациент длительно принимал феназепам, а в итоге развивалась зависимость, вплоть до тяжелых панических атак и психоза на отмене».

«Зависимость от феназепама — довольно частое явление, — говорит психиатр Наталья Степанова. — Зачастую пациенты уже приходят со сформировавшейся зависимостью, и ты узнаешь, что они принимают этот препарат несколько лет, бесконтрольно, в высоких дозировках, используют как спасительную таблетку, которая облегчает засыпание, быстро снимает тревогу. И, конечно, они от него отказываются с трудом. Много сил и времени уходит на то, чтобы потихонечку „снять“ феназепам».

Феназепам — советская разработка, и его преимущественно используют в России. Во многих других странах он не зарегистрирован, попадает туда нелегально, и люди там им тоже злоупотребляют. Международный комитет по контролю над наркотиками отнес феназепам к психотропным веществам, находящимся под международным контролем (как и многие другие бензодиазепины).

Минздрав изменил правила выписки и продажи феназепама. Раньше его можно было легко достать даже без рецепта

Феназепам — один из двух бензодиазепинов, которые раньше в России продавались по простому рецепту. Все остальные препараты этой группы давно попали сначала в список сильнодействующих веществ, а потом психотропных, оборот которых ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля. Соответственно, уже много лет назначать их довольно сложно.

В случае с феназепамом при желании легко можно было найти аптеку, которая продавала лекарство и вовсе без рецепта. Правда, эксперты, с которыми поговорила «Медуза», заметили, что в последние два-три года рецепт стали требовать чаще и возможностей купить феназепам без него стало меньше. Тем не менее, как говорит психиатр Наталья Степанова, пациентам до сих пор удается приобретать препарат без назначения врача, в том числе без рецепта.

С 22 марта 2021 года феназепам относится к сильнодействующим веществам (хотя в основном бензодиазепины — в списке психотропных веществ, оборот которых ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля). Это значит, что теперь его продажа без рецепта уголовно наказуема.

Кроме того, сообщает «Фармацевтический вестник», Минздрав настаивает на том, чтобы препарат подлежал предметно-количественному учету (несмотря на то, что до сих пор официально не входит в список соответствующих лекарств). От аптек и больниц это требует того, чтобы учет таких препаратов велся в специальном журнале. Журнал необходимо держать в сейфе, ключи от которого хранятся у специального уполномоченного.

В свою очередь, врачи должны выписывать рецепт по специальной форме, в которой нужно указать большой объем информации и поставить несколько печатей — иначе аптека не может принять рецепт. В специальных журналах ведется учет бланков рецептов, сами бланки хранятся в запираемом металлическом шкафу или в металлическом ящике. Рецепт действителен 15 дней.

Теперь, по мнению опрошенных «Медузой» экспертов, препарат станут назначать гораздо реже (в силу забюрократизированности процесса). В частности, не во всех клиниках есть бланки таких рецептов.

Даже с рецептом, объясняет врач-психотерапевт Павел Бесчастнов, купить такой препарат будет довольно сложно. Во-первых, аптек, которые работают с препаратами, подлежащими предметно-количественному учету, гораздо меньше, чем тех, где можно было купить феназепам раньше. Во-вторых, как говорит эксперт, практика показывает, что из-за падения спроса на бензодиазепины (которые станут реже назначать) аптеки будут не заинтересованы в закупке таких препаратов.

Теоретически, если нельзя найти необходимый препарат в аптеке, его можно получить при госпитализации. Если, конечно, госпитализация оправданна для пациента. Но и в больницах врачи и медсестры сталкиваются с большой бюрократией и риском уголовной ответственности за неправильно заполненные документы.

Врачи опасаются, что ужесточение правил может ударить по пациентам, которым лекарство действительно нужно. Среди них много людей старшего возраста

Из-за изменений может возникнуть сразу несколько проблем, говорит Анна Дробитова. Пациенты, которые годами принимали феназепам, рискуют столкнуться с синдромом отмены и другими неприятными последствиями зависимости. Нередко это люди старшего возраста — и им необходима помощь нарколога.

Другая проблема ожидается как раз в больницах. «Сейчас в ковидных госпиталях много пожилых, у которых есть нарушения сна, панические расстройства, они не дают покоя ни себе, ни врачам, ни сестрам, ни соседям по палате… — пишет Дробитова. — Хорошо идут транквилизаторы на короткий период». Феназепам относится именно к ним.

Артем Шарков, хотя сам и не назначает этот препарат, понимает, почему его так ценят в больницах: «Он (был) единственный доступный, без хранения под семью замками и двумя журналами учета (а в стационаре на дежурстве простота решает). Быстро действует [если это таблетка, которая растворяется во рту], в целом трудно передозировать, почти не дает угнетения дыхания при внутривенном введении. То есть успокоить ажитированного и сверхтревожного пациента можно было быстрее».

Но и тем пациентам, которых не кладут в больницы, бензодиазепины тоже бывают довольно сильно необходимы. «Есть ряд состояний, при которых другие противотревожные препараты не справляются, и тревога настолько сильная и выраженная, что мы не можем полностью отказаться от бензодиазепиновых препаратов, — говорит психиатр Mental Health Center Наталья Степанова. — И если информировать пациента о риске зависимости, ограничивать время приема двумя неделями, польза перевешивает риски. Но, конечно, каждый случай индивидуален, и мы изначально избегаем назначений подобных препаратов пациентам с зависимостями в анамнезе, суицидальным риском и т. д.». 

Назначать конкретно феназепам, судя по словам экспертов, имело смысл только потому, что найти альтернативу было очень трудно или вовсе невозможно. Иначе выбор делался бы в пользу других, более безопасных и эффективных бензодиазепинов. Но они уже давно под строгим контролем. Теперь сложно назначать будет и феназепам.

Если в клинике нет бланков для рецептов установленной формы, то у врача нет возможности выписать такой препарат. В этом случае единственное, что ему остается, — отправить пациента в другую поликлинику. «А там могут и отказать [в назначении такого препарата], не посчитав необходимым, — пишет эпилептолог Анна Дробитова. — Тем более попасть на прием к узкому специалисту в поликлинике не так-то быстро сейчас».

Важно, что в рецепт вносится множество дополнительной информации.

«Безусловным минусом будет, что строгий учет съедает и без того небольшое время на прием у врача, превращая поликлинический прием в выписывание бумажек», — пишет эпилептолог Артем Шарков.

«Формально препарат не будет запрещен, но выдача и учет настолько сложны, и настолько велики риски неприятностей с проверяющими органами, что доктора просто перестанут его выписывать, — считает врач-психотерапевт Павел Бесчастнов. — Это дополнительная отчетность, дополнительные проверки, могут прийти специальные неприятные люди, спросить, почему врач назначил такой препарат, есть ли для этого показания в истории болезни. Ровно то же случилось с прегабалином, алпразоламом и некоторыми другими. В принципе, рецепт можно получить, но это очень сложно».

«Будут, значит, люди жить без бензодиазепинов, — подытоживает Павел Бесчастнов. — Бензодиазепины начали использовать в 1960-е годы. Человечество до них как-то справлялось».

Нечто подобное уже сделали с «Лирикой»

Правительство хочет осложнить продажу препарата «Лирика». Это плохая идея

Нечто подобное уже сделали с «Лирикой»

Правительство хочет осложнить продажу препарата «Лирика». Это плохая идея

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Дарья Саркисян

Реклама