Перейти к материалам
новости

На концерте в Новосибирской филармонии пианист Тимофей Казанцев высказался о политических репрессиях в России Сотрудники филармонии попытались прогнать его со сцены, а потом извинились за его слова

Источник: Meduza

Пианист Тимофей Казанцев во время концерта в Новосибирске высказался против политических репрессий и предложил зрителям оставить подписи в поддержку местной активистки Яны Дробноход, обвиняемой по «дадинской статье». Видеозапись своего выступления Казанцев выложил на ютьюбе; на видео обратил внимание новосибирский штаб Алексея Навального.

Казанцев произнес речь на концерте, который прошел в Новосибирской филармонии 16 марта и был приурочен к 120-летию со дня рождения пианистки Веры Лотар-Шевченко, ставшей жертвой сталинских репрессий. Казанцев участвовал в концерте как лауреат Международного конкурса пианистов памяти Веры Лотар-Шевченко.

Сыграв сонату Бетховена, Казанцев обратился к зрительному залу. Он заявил, что на мероприятии в честь пианистки, прошедшей ГУЛАГ, логично сказать о существовании в современной России «масштабной машины политических репрессий». Казанцев назвал «дадинскую статью» одним из колес этой машины и заявил, что сейчас «эта статья пытается съесть» активистку Яну Дробноход. Он предложил всем желающим оставить подписи за активистку. Списки подписей пианист пообещал отдать депутатам горсовета и адвокату Дробноход для передачи в суд.

Сегодня безусловно важное культурное событие. Я попрошу прощения у филармонии, у организаторов концерта и, возможно, у организаторов конкурса за то, что не предупредил о том, что сейчас буду говорить. Даже для моей жены это, наверно, сюрприз. Но все-таки это мероприятие не только культурное — мы празднуем юбилей великой пианистки. Но и мероприятие политическое, потому что мы осуждаем ту репрессивную машину, которая поломала ей жизнь. И мне кажется вполне логичным, что на таком мероприятии следует сказать… А сказать это легче всего мне, потому что я не представляю ни филармонию, ни какую-либо другую организацию… Сказать о том, что в России сейчас действует масштабная машина политических репрессий (аплодисменты — прим. «Медузы»).

Конечно, хорошо это сказать. Но все-таки нас сейчас сколько, 150 человек в зале? Буквально три дня назад в такой же зал пришла полиция и забрала всех. И что, только я сейчас скажу, что репрессии — это плохо, вы похлопаете? И я подумал, что нет. Сегодня у меня для вас есть безусловно доброе дело. Каждому из нас даром. Из всех колес этой репрессивной машины есть особенное — статья Уголовного кодекса [212.1]. Она позволяет за три выхода на улицу посадить человека до пяти лет. Сегодня эта статья пытается съесть жительницу Новосибирска Яну Дробноход.

Мы уже делали это. Мы (в этот момент Казанцева перебил сотрудник филармонии — прим. «Медузы») спасали Александра Тихоновича от увольнения [с поста директора Новосибирской специальной музыкальной школы]. Те, кто хочет, могут оставить подписи в защиту Яны Дробноход. Я отдам один экземпляр [списка подписей] адвокату Яны, и он использует его в суде. Второй экземпляр я отдам депутатам горсовета Новосибирска Светлане Каверзиной и Хельге Пироговой, они сейчас в зале. И они тоже это используют, насколько это возможно. Прощу прощения за то, что отнял у вас вечер.

Когда Казанцев говорил, на сцену вышел сотрудник филармонии и сказал: «Тимофей, давай я продолжу концерт, а мы вот это все закончим. Все, уходи, пожалуйста». «Зря», — ответил пианист. Из зрительного зала потребовали дать музыканту договорить. После концерта, судя по записи Казанцева, сотрудница филармонии извинилась перед зрителями «за незапланированное выступление участника концерта» и заверила, что филармония не имеет к нему отношения.

Также на записи слышно, как после извинений сотрудницы филармонии женские голоса (вероятно, принадлежащие зрительницам) хвалят Казанцева и кричат ему «Браво!».

Timofey Kazantsev

В подписи под видеороликом на ютьюбе Казанцев подробно объяснил причины своего поступка. Он отметил, что мероприятие памяти Веры Лотар-Шевченко «просто кричало о том, что репрессии — плохо». «Если репрессии — плохо, то почему бы не сказать, что репрессии идут и сейчас?» — заметил пианист, добавив, что он сам «посидел в автозаке» во время акции в поддержку Навального в Новосибирске 23 января.

Ну а потом появилась мысль — раз я уже так подставляюсь перед родной филармонией, то можно было бы извлечь из этого больше пользы: меня уже больше месяца очень беспокоит история с Яной Дробноход. Одновременно вдохновляет и ужасает все, что происходит с ней, и конечно, Яна не должна остаться одна.

Казанцев заявил, что сотрудники филармонии забрали письма в городской совет и в суд, под которыми он предлагал подписаться за Дробноход.

Что касается наших дальнейших взаимоотношений с филармонией — я бы не забегал вперед: однозначно, опасения филармонии можно и нужно понять. Никаких санкций «немедленно» ко мне не применили, хотя очень неплохо поругались с дорогими мне людьми. <…> В любом случае, если вдруг наши дороги с филармонией всерьез разойдутся — хочу сказать ей огромное спасибо за сцену, теплый прием, интересные программы и прожитые вместе годы.

В разговоре с «Открытыми медиа» Казанцев вновь призвал «не пенять на филармонию». По его словам, после общения с руководителем организации Владимиром Калужским он сделал вывод, что «им все равно сегодня прилетело из многих инстанций». Казанцев назвал эту ситуацию «чудовищной»: «Я достаточно долго думал над своим выступлением с юридической точки зрения — и, в целом, там особо не к чему придираться. Тем не менее их прессуют за то, что сделал фактически сторонний человек».

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Ольга Корелина

Реклама