Перейти к материалам
истории

«Штетл» — документальный фильм об исчезающих еврейских местечках О лучшем дебюте премии «Лавровая ветвь» рассказывает Виталий Манский

Источник: Meduza
«Лавровая ветвь»

В Москве вручили премию «Лавровая ветвь» — с 2000 года эту награду получают неигровые фильмы и телепроекты, снятые на языках народов России. Лучшим дебютом этого года жюри назвало фильм Екатерины Устиновой «Штетл» (с идиша — «городок»). Герои картины прожили большую часть жизни в еврейских местечках бывшего СССР, на территории современной Украины и Молдавии. Сегодня эти поселения исчезают. По просьбе «Медузы» режиссер-документалист и президент «Лавровой ветви» Виталий Манский рассказывает о картине «Штетл».

Stanislav Moshkov / Ohtuleht / Scanpix / LETA

Виталий Манский

режиссер-документалист, президент премии «Лавровая ветвь»

Это фильм об исчезающей жизни еврейских местечек в Украине, Молдове. О том, что осталось на местах былой цивилизации. О еврейской культуре. О переплетении еврейской культуры с молдавской, украинской, русской. Такая, вполне себе кинематографически традиционная, но очень мощно наполненная энергией картина.

Автор Екатерина Устинова не просто приезжала в эти места — она брала нас за руку и приводила туда. Очень деликатно и очень любовно проводила по заросшим тропинкам былой жизни. В этом есть особая трогательность и особая чувствительность — она руками расчищает заросшие тропинки, которые вели к речкам, колодцам, домам, порогам жилых, кишащих жизнью пространств. И это в картине вызывает особую грусть. Особенно когда ты накладываешь на то, что видишь сегодня, всю трагедию еврейского народа XX века. Думаю, из картины неслучайно изъято знание о том, что кроме идиллических отношений местных жителей с евреями были куда менее идиллические страницы истории: предательства, подлости, жестокость, зверства. В картине это все несуществующим фоном висит над благолепием — и создает дополнительные смыслы, дополнительные волны эмоций.

Когда автор получала приз и выходила на связь онлайн, она в своей речи упомянула папу [Сергея Устинова] — и сначала назвала его спонсором, а потом через запятую сказала, что папа — историк, поддержание этого знания [о еврейских местечках] — это пространство его деятельности. Тогда я понял, что его спонсорство заключалось и в открытии потайных дверей в этот большой мир.

cdkino

В этом году на конкурсе «Лавровая ветвь» было рекордное количество фильмов в номинации «Лучший дебют» — и среди них были правда очень мощные работы. Это были дебюты, которые уже доказали свою состоятельность премьерами на крупнейших мировых фестивалях и какими-то другими очевидными свершениями. Решение принимается пятьюдесятью ведущими документалистами разных поколений. Видимо, в их коллегиальном решении эта картина набрала наибольшее количество голосов — сплелись и эмоциональная составляющая, которая, безусловно, тут очень важна, и достаточно внятный и в чем-то традиционный метод повествования. Для молодого режиссера это сильный жест — здесь она не предъявляет себя в качестве новатора и первооткрывателя, картина сделана без авторского эгоизма, а всю ее отдает предмету повествования.

Когда я ее смотрел, поймал себя на мысли, что это сродни погруженному всматриванию в затухающий костер. Думаю, что каждый человек испытывал эти чувства, когда после долгой дороги ты разводишь костер, а потом, когда все съедено, выпито и сказано, ты остаешься у этого костра — а это уже не костер, а мерцающие угольки, которые тебе как бы рассказывают обо всем том ярком, что было. И о том, что в эти мгновения завершается. Мне кажется, этот фильм зафиксировал последние мерцания большого костра. И это производит очень сильное щемящее ощущение.

Ближайшие показы фильма: 15 и 16 декабря в «Центре документального кино» в Москве.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Записала Наталья Гредина

Реклама