Перейти к материалам
разбор

СМИ постоянно пишут о прорывах в лечении ковида, рака и других заболеваний. Как понять, чему из этого верить? Инструкция «Медузы»

Источник: Meduza
разбор

СМИ постоянно пишут о прорывах в лечении ковида, рака и других заболеваний. Как понять, чему из этого верить? Инструкция «Медузы»

Источник: Meduza

Новости на медицинские темы и раньше были довольно противоречивыми — без специальной подготовки нельзя было разобраться, вредит кофе здоровью или все-таки нет. Во время пандемии таких новостей стало еще больше, и проблемы с ними все те же. Медицинский редактор «Медузы» Дарья Саркисян составила инструкцию для всех, кто хочет читать новости про животворящую чагу, целебную силу имбиря и понимать, стоит ли использовать эту информацию в реальной жизни.

Примите тот факт, что все сложно

Новости о том, что существует какое-то простое решение проблем, всегда очень симпатичны — они гораздо симпатичнее новостей, в которых сообщают, что ничего не известно и все сложно. Но, к сожалению, наука и медицинская наука в частности устроены так, что надежные знания мы получаем из целого массива исследований. Почти никогда не бывает такого, что одно испытание переворачивает существующие убеждения или дает исчерпывающее представление о каком-то явлении. Это относится и к нормальным процессам, происходящим в организме, и к заболеваниям, а также их лечению. Взять хотя бы банальную ОРВИ — человечество до сих пор не умеет ее лечить. Доказанная эффективность есть только у симптоматического лечения, которое не сокращает продолжительность болезни.

При этом ковид — новое заболевание, и знаем мы о нем далеко не все, что хотелось бы, несмотря на невероятный объем исследований. Поэтому хотя новости о «простом советском» препарате, вылечивающем ковид, — это то, во что очень хочется верить, ради своего здоровья стоит следовать важному правилу: если что-то звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой, скорее всего, это неправда.

Обратите внимание на информационный повод

Нередко поводом для новости становится то, что в идеальном мире не считалось бы важным для СМИ.

Например, новости о том, что какой-то препарат помогает при определенном заболевании или что яблоки предотвращают болезнь Альцгеймера, появляются из-за высказываний публичных людей (в том числе блогеров и звезд шоу-бизнеса). Или даже рядовых врачей либо ученых, к которым обратился журналист.

Например

Российские СМИ стали писать, что в день можно есть только четыре мандарина. Это не так — ешьте сколько хотите!

Например

Российские СМИ стали писать, что в день можно есть только четыре мандарина. Это не так — ешьте сколько хотите!

Проблема в том, что эти высказывания вполне могут быть недостоверными. В современной медицине мнение одного человека не считается надежным источником информации. Гораздо надежнее хорошо проведенные исследования. Безусловно, в таких текстах врач может транслировать не столько свою точку зрения, сколько результаты исследований и рекомендации врачебных организаций, однако часто это не так (и проверкой фактов в цитатах журналисты занимаются редко). Более того, бывает, что в качестве экспертов журналисты используют людей с непрофильным образованием. И, к сожалению, даже регалии могут мало что значить.

Классическим примером будет дважды нобелевский лауреат Лайнус Полинг, который активно продвигал идею невероятной пользы витамина C в профилактике различных заболеваний. При этом престижная награда не должна была придавать ему какой-либо вес в области медицины: это были премия по химии и премия мира. Полинг был химиком, и его утверждения не подкреплялись и не подкрепляются никакими качественными исследованиями. Однако люди к нему прислушивались, а журналисты давали ему слово.

Бывает и так, что поводом для журналистского текста становится заявка на патент. Именно так было с новостями про лечение ковида чагой. Но это довольно ординарное событие, и при такого рода заявке нет необходимости подтверждать эффективность средства — достаточно того, чтобы это было новое техническое решение (с некоторыми оговорками, прописанными в Гражданском кодексе). Патент можно получить даже на джем из репы с орехом просто потому, что это новое сочетание, которое можно приготовить определенным способом.

Еще часто можно встретить новости о том, что началось какое-либо научное исследование. Если вы не ученый, который занимается этой темой, такая информация не принесет вам пользы (кроме разве что расширения кругозора): тот факт, что ученые начали что-то изучать, никак не говорит об эффективности метода. Однако освещение этих тем в СМИ может создать иное впечатление.

Другой прием, который часто используется в СМИ, это «журналист испытывает что-то на себе»: человек придерживается какой-то диеты и худеет либо не худеет через неделю. Или принимает какой-то БАД, а через месяц сообщает, что спит лучше либо хуже. Все это не может доказать эффективность или неэффективность метода и в лучшем случае является развлекательной публикацией.

Схожий информационный повод — у кого-то заболевание проявило себя не так, как у большинства людей, или из-за лекарств случилась редкая нежелательная реакция. Например, в СМИ периодически появляется информация о молодых людях, которые «ничем не болели», но быстро умерли от ковида. Такое действительно бывает, но частота этих публикаций создает впечатление, что подобных случаев в процентном отношении гораздо больше, чем есть на самом деле.

Посмотрите, кто еще писал на эту тему

Дело не в количестве публикаций — в конце концов, от частого повторения ложь правдой не становится — а в том, какие СМИ посчитали важным рассказать об этом. Если эта тема освещается только в желтой прессе или только в прессе, которая не специализируется на науке либо медицине, то, возможно, это не то, что действительно важно.

Обратите внимание на контекст и другие признаки качественной журналистской работы

Каждое исследование добавляет к имеющимся знаниям что-то новое, но в медицине оно почти никогда не может снести все старое и указать на ошибочность всех накопленных знаний. Именно поэтому журналистские статьи, освещающие лишь одно научное исследование, считаются некачественной работой. В материале всегда должен быть контекст, необходимо рассказывать, какие исследования проводились раньше и какое место среди них занимает новое.

К признакам некачественной работы сайт Health News Review, который много лет оценивал журналистские статьи, относит в том числе следующее:

  • в тексте не указаны плюсы и минусы обсуждаемого теста, лекарства или методики;
  • журналист никак не оценивает качество доказательств;
  • журналист запугивает читателей;
  • журналист не обратился к независимым экспертам;
  • новый подход никак не сравнивается с уже существующими;
  • в тексте не указана стоимость и доступность нового метода лечения.

Проверьте источник

Журналистская статья может опираться на состоявшееся научное исследование, а не на чьи-то высказывания или патентные заявки, и при этом быть некачественной и даже опасной. Проблема в том, что научные новости писать сложно, и на русском это проще делать, не анализируя научную статью, а пользуясь работой англоязычных коллег, которые уже все прочитали на языке оригинала и опубликовали новости. Зарубежные коллеги, правда, могут ошибаться в интерпретации данных или даже использовать в качестве источника пресс-релиз, а не оригинальную работу. А в пресс-релизах, конечно, результаты могут трактоваться неверно или слишком оптимистично.

Эта цепочка приводит к публикации довольно некачественных текстов на русском. Поэтому лучше посмотреть, на что ссылается автор: если на оригинальную научную статью — хорошо; если на что-то другое — не очень; если ссылки просто нет, а есть упоминание условных «британских ученых», это совсем плохо, потому что велика вероятность, что автор даже не видел оригинальную публикацию.

Отдельно стоит сказать про препринты, которых в 2020 году стало особенно много. Препринты — это научные статьи, которые пока не прошли весь процесс, необходимый для публикации в научном журнале. Статью сначала должен одобрить редактор, затем ее должны одобрить и, возможно, отправить на доработку рецензенты. Этот процесс может занимать довольно много времени, а с началом пандемии такие задержки могут стоить жизни многим людям. Вместе с тем прекрасно понятны и риски: несмотря на все недостатки рецензирования (в частности, его не всегда проводят хорошо), оно в каких-то случаях все же может уберечь от публикации некачественных данных. Препринты — это новая часть нашей жизни, и ссылки на них не признак плохой журналистики, однако хорошо, если автор объясняет все ограничения, связанные с самой природой препринтов.

Оцените качество оригинального исследования

Безусловно, это очень трудоемко и требует больших усилий, но даже в журналистском пересказе могут быть видны недостатки исследования. Есть огромное количество признаков, которые указывают на то, что результаты исследования не должны влиять на повседневную жизнь. Вот лишь некоторые из них:

  • Исследование провели на культурах клеток или животных. Доклинические исследования (то есть испытания, которые предшествуют испытаниям на людях) могут пройти успешно, все мыши вылечатся от рака, но у людей эффект может быть совсем другим. Просто потому что организм человека работает немного не так, как организм мыши. То же касается и культур клеток: в лабораторных условиях очень многие вещества могут убивать коронавирус, но для человека они могут быть просто-напросто токсичны в эффективных дозах.
  • В исследовании обнаружили что-то новое в работе организма. Такие исследования могут установить, что при определенном заболевании какое-то химическое вещество в меньшем количестве вырабатывается в мозге. Однако из этого нельзя сделать вывод, что нужно принимать препарат, увеличивающий количество этого вещества, и тогда человек станет здоров. Дело в том, что причинно-следственные связи могут быть совсем другими, и восстановление уровня этого вещества в лучшем случае не приведет ни к каким результатам. Чтобы выяснить это, нужно проводить клинические исследования с участием людей.
  • В исследовании нашли корреляцию. Корреляция — это не причинно-следственная связь. Основатель просветительского фонда «Эволюция» и автор книги «0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия» Петр Талантов в своих выступлениях приводит такой пример: если провести исследование, окажется, что люди, которые носят зажигалки, чаще остальных заболевают раком легкого. Это корреляция, а не причинно-следственная связь: рак возникает не из-за зажигалок, и странно было бы думать, что переход на спички снизит риск развития рака. Тем не менее подобные ошибочные утверждения регулярно встречаются в новостях. Особенно в новостях про влияние различных продуктов на здоровье.
  • В исследовании смотрели на мягкие конечные точки. Другими словами, ученые оценивали не значимые для человека результаты (смерть, заболеваемость), а результаты, которые могут косвенно указать на важный исход. Например, если после вакцинации вырабатываются антитела к вирусу, это не значит, что прививка уменьшает риск заболеть.
  • Исследование качественное, результат есть, но по факту он минимальный. В пресс-релизах и новостях могут писать о том, что какое-то лекарство уменьшает боль или заболеваемость гриппом. Однако если присмотреться к данным, можно выяснить, что эффект минимальный: в одной группе заболело 10%, а в другой 9,8%. Или боль снизилась на полпункта из 10. Или может быть так, что заболевание само по себе настолько редкое, что снижение его риска даже на 50% лично для вас не играет особой роли. Не все готовы при таких исходных данных использовать новый метод в надежде на такой скромный эффект и принимать на себя риски нежелательных реакций.
  • В исследовании изучали эффективность какого-то лекарства, но не было контрольной группы. В таком случае неясно, как шло бы дело без изучаемого вмешательства. Если с новым иммуностимулятором все участники вылечились от ОРВИ, это не значит, что иммуностимулятор сработал: люди бы выздоровели и без лекарства.
  • В исследовании было очень мало участников, хотя заболевание распространенное. Чтобы результат был надежным, в исследовании должно быть задействовано много пациентов. Нельзя назвать точное число участников, которое было бы хорошим признаком, потому что в каждом случае оно разное и зависит от статистических выкладок. Однако за границей обычно не регистрируют препараты, которые исследовались лишь на нескольких десятках или сотнях человек. Исключения бывают, но часто они связаны с тем, что заболевание редкое и большее количество пациентов найти сложно.
  • В исследовании изучали конкретную группу пациентов, к которой вы не относитесь. Например, то, что помогает людям с тяжелым течением заболевания в больнице, может сделать только хуже тем, кто с тем же заболеванием, но в легкой форме остался лечиться дома.

Повторимся, это далеко не все критерии, которые указывают на качество и применимость исследования в реальной жизни, а лишь примеры. Хорошим помощником в разборе научной публикации будет сервис Understanding Health Research, который умеет задавать правильные вопросы. Есть немало и других полезных ресурсов, которые пригодятся в этом деле.

Полные тексты научных работ бывают доступны за большие деньги, но нередко их можно найти и через сервис «Google Академия». Часто такие публикации — на английском, потому что все международные (в том числе самые престижные) медицинские журналы выходят именно на этом языке. И если вы знаете язык не на таком уровне, чтобы читать научные статьи, можно воспользоваться онлайн-переводчиком.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Дарья Саркисян

Реклама