Перейти к материалам
разбор

Похоже, за 80% заражений ковидом отвечают 20% «суперспредеров». Чем отличаются эти люди — и почему на их месте может оказаться почти каждый?

Источник: Meduza
Максим Шеметов / Reuters / Scanpix / LETA

Суперраспространители (или, как их еще называют, суперспредеры) — люди, которые во время эпидемии инфекционных заболеваний заражают больше людей, чем основная часть остальных больных. Если речь идет о коронавирусной болезни, то обычный человек в среднем заражает троих, а суперспредер — 6–8 человек. «Медуза» рассказывает о том, что узнали ученые к концу первого года эпидемии.

Все материалы «Медузы» о коронавирусе открыты для распространения по лицензии Creative Commons CC BY. Вы можете их перепечатать! На фотографии лицензия не распространяется.

Когда впервые узнали о суперспредерах?

На суперспредеров обратили внимание еще в первую волну эпидемии, в феврале — марте. Пожалуй, самый известный случай произошел с «пациенткой № 31» из Южной Кореи. Вирус появился в стране 20 января 2020 года — вместе с 35-летней китаянкой, прилетевшей из Ухани в Сеул. Однако женщину изолировали сразу после прилета, так что вспышки в тот раз удалось избежать: в течение месяца во всей стране заразилось всего 30 человек. Однако в феврале на сцене появилась женщина, которая стала «31-м случаем» заболевания. Появление этой женщины изменило все.

Где и когда заразилась «пациентка 31», до сих пор непонятно. Однако за несколько дней до постановки диагноза она успела побывать в нескольких людных местах города Тэгу и посетить Сеул. В Тэгу она попала в ДТП и обратилась в больницу. Еще будучи пациенткой, она дважды посещала службы в филиале христианской церкви Иисуса Синчхонджи, а между службами еще и пообедала в ресторане с шведским столом в отеле — и это несмотря на то, что в это время у нее уже была высокая температура. 

Когда «пациентку 31» все-таки направили на обследование и поставили ей диагноз, было уже поздно — и инфекционисты схватились за голову. Службы в храме успело посетить 9300 человек, из которых около 1200 человек пожаловались на симптомы, похожие на грипп. Всего на службе в церкви от «пациентки 31» заразилось более пяти тысяч человек — на 18 марта это было не меньше 60% всех случаев в Южной Корее.

Второй нашумевший эпизод связан с биотехнологической конференцией компании Biogen, которая прошла в Бостоне с 26 по 27 февраля. Во встрече приняли участие 175 человек. После конференции у 90 участников и тех, кто с ними общался, диагностировали коронавирусную болезнь. А когда исследователи из Массачусетского технологического института (MIT) проанализировали полные геномы коронавирусов из этого региона, выяснилось, что все они заразились от одного-единственного человека. У всех больных, побывавших на конференции или контактировавших с ее участниками, обнаружились вирусы из уникального штамма «родом» из Западной Европы, которого до конференции в США не было. Позже этот же штамм обнаружился у куда большего количества людей — исследователи предполагают, что заболевших около 20 тысяч.

Еще один случай связан с американским хором из долины Скагит (SVC). Это произошло на еженедельной репетиции 10 марта 2020 года, на которой присутствовал 61 человек. После репетиции 53 человека заразились, а двое — скончались. 

Случаи суперспредерства происходят по всему миру — например, 13 марта в Иордании состоялась большая свадьба, на которую было приглашено 350 гостей. После свадьбы заразилось 76 человек, одна женщина погибла. Скорее всего, все гости заразились от отца невесты — за четыре дня до торжества он приехал в Иорданию из Испании, где как раз начиналась эпидемия. 

Сегодня многие считают суперспредеров основным двигателем передачи инфекции.

Откуда берутся суперраспространители?

Согласно классической SEIR-модели распространения инфекционных заболеваний, которую традиционно использовали для предсказания масштабов и последствий эпидемий, каждый человек имеет равные шансы на контакт с любым другим. 

Это значит, что число заражений должно быть пропорционально произведению числа инфицированных и числа «уязвимых». Кроме того, количество предполагаемых заражений зависит от изначальной скорости передачи инфекции (то есть от свойств самого вируса) и от плотности контактов между разными группами людей. 

Но у SEIR-модели есть большой недостаток. На самом деле популяция людей вовсе не однородна и имеет сложную сетевую структуру. В разных социальных группах инфекция распространяется по-разному. Если речь идет о респираторных заболеваниях, то есть тех, что передаются от человека к человеку при чихании и кашле вместе с капельками слюны, то дело не столько в скученности, сколько в социальной активности определенных социальных групп и даже отдельных людей. 

Люди разного социального положения и рода занятий распространяют болезнь по-разному. Скажем, врач, который ведет прием в больнице, может за сутки встретиться с сотнями пациентов и коллег. А одинокий пенсионер за те же сутки может вообще не иметь ни одного контакта. Понятно, что если коронавирусной болезнью заразится первый, то у него будет гораздо больше шансов стать суперспредером, чем у второго. 

В итоге, по данным из Гонконга, 19% первично заразившихся людей способствуют 80% вторичных заражений. Данные из Индии это подтверждают: всего 8% инфицированных — причина 60% вторичных случаев, а около 70% инфицированных вообще никого не заразили. А судя по апрельскому исследованию, всего 10% пациентов «в ответе» за 80% заражений.

Все это в общих чертах соответствует эмпирическому «правилу 20/80», которое сформулировали еще в «доковидные» времена. Правило касалось венерических заболеваний и паразитозов: за 80% вторичных заражений «ответственны» всего 20% первично заболевших. Судя по тем данным, что у нас есть, подобное «сверхраспространение» имеет место и при новой коронавирусной болезни.

Кто может стать суперспредером?

Потенциально суперспредерами могут быть не только врачи, но и, например, курьеры, продавцы в магазинах и учителя. Или самые обычные люди — как, например, 43-летний вьетнамец, который побывал на праздновании Дня святого Патрика в баре без механической вентиляции и ухитрился заразить 18 человек. 

Исследователям удалось выявить три обстоятельства, которые могут превратить в суперспредера фактически любого человека, даже такого, у которого в обычное время не так уж много контактов. Это замкнутые пространства с плохой вентиляцией, скопление людей и тесное общение «лицом к лицу». Как правило, это бары, спортзалы, фабрики, корабли, церкви и школы. 

Помимо помещения, в котором оказался зараженный человек, важную роль играет то, как себя ведут окружающие его люди. Пение (как в хоре SVC), крики (как на свадьбе) и тяжелое дыхание (как в спортзале или в баре без вентиляции), судя по всему, тоже увеличивают риск заразиться.

Чем отличается организм этих людей?

Одна из популярных гипотез гласит, что суперраспространители являются носителями более агрессивного штамма коронавируса. Другая — что рассеивают при кашле больше вирусов, чем другие люди.

На самом деле все, что мы пока знаем об особенностях суперспредеров, не связанных с их социальной или профессиональной ролью, — это то, что все они взрослые люди, а не дети. В начале пандемии исследователи прорабатывали версию, что дети, которые болеют легко и без симптомов, могут быстро распространять эпидемию в школах и детских садах и заражать взрослых членов собственных семей. Позже выяснилось, что дети действительно могут заражать взрослых, но чаще бывает наоборот: не дети заражают взрослых, а взрослые — детей.

Гипотеза, что суперраспространители носят в себе какие-то особо агрессивные штаммы коронавирусов, тоже не подтвердилась. В противном случае контакт с ними приводил бы к появлению новых суперспредеров — однако на практике этого не происходит.

При этом есть люди, у которых особенности строения тела действительно могут способствовать распространению коронавирусной болезни, Скажем, человек с заложенным носом кашляет сильнее и дальше, выдыхая на 300% больше мелких капель, в которых могут быть вирусные частицы. Если носовые ходы сужаются, при чихании в них увеличивается давление и «залп» жидкости летит дальше. Однако мы пока не знаем, насколько серьезный вклад это вносит в распространение реальной, а не «лабораторной», инфекции. 

Сейчас исследователи активно проверяют и гипотезу, согласно которой люди с более узкими носовыми ходами — например, аллергики и пациенты с искривленными носовыми перегородками — имеют больше шансов стать суперраспространителями.

Как бороться с суперраспространением?

Лучшее (и самое простое), что мы можем сделать, — избегать замкнутых пространств с толпами народу. Кроме того, ученые и государства должны продолжать изучать контакты заболевших и отслеживать цепочки передачи — это поможет выявить случаи сверхраспространения болезни. Если в суперспредерстве отдельных людей все-таки есть биологическая компонента, такая работа поможет ее выявить.  

В противном случае каждый из нас рискует в какой-то момент, совершенно этого не желая, превратиться в суперспредера.

Последнее, что мы узнали об эпидемиологии ковида

Даниил Давыдов

Реклама