Перейти к материалам
«Красная зона» в отделении акушерства и гинекологии Боткинской больницы Санкт-Петербург
новости

«Фонтанка» рассказала о петербургской семье, в которой от ковида за неделю умерли отец, мать и их 36-летняя дочь. Она ждала ребенка — только его удалось спасти

Источник: Фонтанка
«Красная зона» в отделении акушерства и гинекологии Боткинской больницы Санкт-Петербург
«Красная зона» в отделении акушерства и гинекологии Боткинской больницы Санкт-Петербург
Александр Коряков / Коммерсантъ

В Санкт-Петербурге от коронавируса за неделю умерли все члены одной семьи — 64-летний отец, 61-летняя мать и их 36-летняя дочь, которая была на восьмом месяце беременности. Ребенка, которого она носила, спасли врачи Боткинской больницы, когда мать подключили к аппарату ИВЛ, пишет «Фонтанка».

36-летняя Светлана (фамилию семьи «Фонтанка» не называет) работала администратором в стоматологической клинике. Отец ее ребенка, как рассказали «Фонтанке» знакомые молодой женщины, «с самого начала беременности в этой истории не участвовал».

Двоюродная сестра Светланы по имени Лариса (ее фамилию «Фонтанка» также не называет) рассказала, что в октябре отцу Светланы сделали операцию на сердце. Жена и дочь навещали его в больнице и «вероятно, там и поймали вирус», считает Лариса.

По ее словам, отца Светланы выписали 28 октября, а уже на следующий день его забрала скорая с подозрением на коронавирус. Мать Светланы, которая тоже плохо себя чувствовала, медработники, по словам Ларисы, «даже не посмотрели». Сама Светлана сначала была в роддоме, но у нее тоже обнаружили коронавирус и перевели в Боткинскую больницу (там оказывают медицинскую помощь беременным и недавно родившим женщинам с подтвержденным диагнозом COVID-19). «У нее была температура 37, а потом ей становилось все хуже и хуже. Я ее спрашивала: „Чем тебя лечат?“ Она говорила: „Дают какой-то порошок от кашля и все“», — рассказала Лариса.

Она добавила, что вскоре в другую больницу положили и мать Светланы. К тому моменту компьютерная томография показала у женщины 60-процентное поражение легких, утверждает Лариса. Она отметила, что после КТ медработники рекомендовали матери Светланы срочную госпитализацию, но в больнице, куда ее привезли, мест не было, и пациентке предложили лечь на пол в коридоре. Что это была за больница, Лариса точно сказать не смогла.

Отец Светланы умер 5 ноября. 8 ноября в Боткинской больнице на аппарате ИВЛ скончалась сама Светлана. Врачи спасли мальчика, которого она носила. Мать успела придумать ему имя — Кирей, в честь дедушки. 12 ноября умерла мать Светланы.

Молодую женщину и ее родителей похоронили «в 1300 километрах от Петербурга, в республике, где каждый год выращивают по 30 миллионов роз», пишет «Фонтанка» (возможно, речь идет о Мордовии). По данным издания, их тела забрал для захоронения старший брат отца Светланы.

Дальнейшую судьбу новорожденного взяли на контроль органы опеки Петербурга. Мальчика готова усыновить Лариса, у которой есть трое своих детей. Желание забрать ребенка также выразил его предполагаемый биологический отец, рассказала «Фонтанке» уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Анна Митянина. Он подал в суд заявление об установлении отцовства, будет назначена генетическая экспертиза. «Фонтанка» отмечает, что новорожденный мальчик унаследовал две квартиры в Петербурге.

Санкт-Петербург находится на втором месте среди российских регионов по числу случаев COVID-19. По последним данным федерального оперативного штаба, с начала эпидемии в городе выявили больше 118 тысяч заболевших, 8756 из них умерли

Как пишет «Фонтанка», официально в Петербурге зафиксирован только один случай смерти от коронавируса беременной женщины: в мае в Боткинской больнице умерла 34-летняя мигрантка, ее ребенок тоже не выжил. При этом, по словам источников «Фонтанки» в медицинской сфере, в действительности от COVID-19 в городе умерли уже как минимум четыре беременные женщины (в том числе Светлана). В двух случаях детей удалось спасти.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Пересказала Ольга Корелина