Перейти к материалам
Митинг против поправок к Конституции. Москва, 15 июля 2020 года
истории

В России с гомосексуальными людьми борются практически официально. Вот что ЛГБТ-пары могут сделать, чтобы хоть как-то защитить свои права

Источник: Meduza
Митинг против поправок к Конституции. Москва, 15 июля 2020 года
Митинг против поправок к Конституции. Москва, 15 июля 2020 года
Юрий Кочетков / EPA / Scanpix / LETA

В российском законодательстве нет четко прописанного запрета на гей-браки, но нет и разрешения. Заключить однополый брак на территории России официально нельзя, при этом действующий Семейный кодекс признает союзы, заключенные за рубежом. Это создает правовую коллизию, из-за которой вероятность того, что ЛГБТ-людям удастся воспользоваться своими «семейными» правами, зависит от чистой случайности. Им приходится искать обходные пути, чтобы обезопасить себя, своего партнера и детей в стране, где государство целенаправленно стремится сохранить их маргинальный статус. «Медуза» рассказывает, как, невзирая на это, однополые пары могут защитить свои права в России прямо сейчас.

Эта статья — часть нашей программы поддержки благотворителей MeduzaCare. В ноябре она посвящена правам ЛГБТ+. Все материалы можно прочитать на специальном экране.

В январе 2005 года депутат Госсобрания Башкирии Эдвард Мурзин и главред журнала «Квир» Эдвард Мишин подали документы на заключение брака в московском ЗАГСе. Это была, скорее, художественная акция, чем реальная попытка пожениться: Мурзин — гетеросексуальный мужчина, состоящий в гражданском браке с цисгендерной женщиной. «Мы друг друга не любим, но хотим, чтобы справедливость восторжествовала», — говорил Мишин «Эху Москвы».

За 11 лет до этого, в апреле 1994 года, в том же Бутырском ЗАГСе уже побывали художники Ярослав Могутин и Роберт Филиппини (на тот момент бойфренд Могутина). Как и Мишин с Мурзиным, они пришли за отказом. И в 2005-м, и в 1994-м «брачующихся» у входа в ЗАГС ждала толпа журналистов, которых они сами и пригласили. Это был простой способ продемонстрировать бесправность социальной группы, к которой относят себя миллионы россиян — ЛГБТ+. 

Художники Ярослав Могутин и Роберт Филлипини во Дворце бракосочетания. Москва, 12 апреля 1994 года
Валерий Христофоров / ТАСС

25 января 2017 года, 12 лет спустя, в прямом эфире вечернего выпуска новостей на телеканале «Дождь» двое мужчин — Павел Стоцко и Евгений Войцеховский — рассказали, как им удалось легализовать свой брак в России. Пара заключила союз в Дании, а по прибытию в Россию обратилась в ближайший МФЦ, чтобы проштамповать паспорта (согласно 158 статье Семейного кодекса, браки, заключенные за границей, признаются действительными в РФ, если отсутствуют обстоятельства, препятствующие заключению брака). Во время эфира ведущая «Дождя» Анна Монгайт попросила Стоцко и Войцеховского показать документы с двуглавым орлом на обложке и штампом о гей-браке внутри. «Потрясающе. У меня такой же», — сказала она. В это действительно было сложно поверить. 

Уже на следующий день к Стоцко и Войцеховскому домой пришла полиция. Им сообщили, что на них завели дело об умышленной порче паспортов. У них изъяли документы и намекнули, что никаких гарантий их дальнейшей безопасности нет. Они уехали из России. 

Кто может вступать в брак?

Согласно нынешней редакции российского Семейного кодекса, брак — это «свободный и добровольный союз мужчины и женщины, направленный на создание семьи и порождающий у них личные неимущественные и имущественные супружеские права и обязанности». В статье 14 кодекса перечислены обстоятельства, препятствующие вступлению в брак. Их всего три: если один из партнеров уже состоит в зарегистрированном браке, если они приходятся друг другу близкими родственниками и если хотя бы один признан судом недееспособным из-за психического расстройства. Среди этих обстоятельств негетеросексуальной ориентации партнеров нет. 

Таким образом, в России сейчас фактически может быть заключен брак между цисгендерным мужчиной и транс-женщиной (или цисгендерной женщиной и транс-мужчиной) — если у них в паспортах указан разный пол. Именно на ликвидацию этой коллизии была направлена законодательная инициатива Елены Мизулиной, которая хотела запретить транс-персонам вступать в брак и усыновлять детей. В итоге она не была одобрена правительством и Советом по правам человека (СПЧ).

Людям, у которых в паспорте указан одинаковый пол, заключить брак на территории России все еще невозможно. Эта норма дискриминирует не только цисгендерных негетеросексуальных людей, но и интерсекс-людей (как правило пол, назначенный им в документах, определяется произвольно), а также транс-персон. Для последних процедура смены документов часто становится возможной только в сочетании с серьезными хирургическими вмешательствами (удаление груди у транс-мужчин и удаление яичек у транс-женщин) или гормональной терапией. Фактически, российские власти вынуждают транс-людей прибегать к этим процедурам, чтобы «убедиться», что они действительно хотят совершить транс-переход. 

В России не только не разрешены гей-браки, но пока не существует и института партнерства (именно он часто становится «переходной» фазой между полным непризнанием и разрешением однополых браков). Тем не менее, есть легальные способы, с помощью которых живущие в России цисгендерные негетеросексуальные люди, интерсекс-люди и транс-персоны могут хотя бы частично восстановить правовой дисбаланс. Ведь заключение брака прежде всего — не ритуал, а юридическая процедура, изменяющая правовой статус партнеров. 

Читайте также

Трансгендерный переход — то же самое, что смена пола? Трансгендерные люди живут меньше остальных? Почему их не любят даже некоторые феминистки? Стыдные вопросы про трансгендерность — новая версия!

Читайте также

Трансгендерный переход — то же самое, что смена пола? Трансгендерные люди живут меньше остальных? Почему их не любят даже некоторые феминистки? Стыдные вопросы про трансгендерность — новая версия!

Имущественные права 

Ипотека

С 2018 года в России действует программа льготной семейной ипотеки. На сайте Госуслуг указано, что в программе могут участвовать семьи, в которых с 1 января 2018-го и до 31 декабря 2022-го родился второй, третий или последующий ребенок. Для однополых пар такой возможности нет. Но у них есть другая опция: взять ипотеку как созаемщики. «Вообще, российским гражданским законодательством предусмотрена свобода договора, — поясняет Максим Оленичев, юрист ЛГБТ-группы „Выход“. — Конечно, не каждый банк может пойти на то, чтобы одобрить такую ипотеку. Но один не одобрит — другой одобрит». 

Созаемщиком может выступить любое лицо (или лица, их может быть несколько), для этого необязательно быть родственниками. Люди, состоящие в официальном браке, автоматически становятся созаемщиками, — но на однополые пары это правило не распространяется. Созаемщик несет такую же ответственность по обслуживанию кредита, как и заемщик. В некоторых банках существуют дополнительные условия для них: например, ими могут стать только наемные работники (но не индивидуальные предприниматели, владельцы бизнеса и т. д.). 

Права созаемщика должны быть четко определены в дополнительном договоре, заключаемом между ним и заемщиком, поскольку по закону созаемщик не может автоматически претендовать на долю в приобретаемой по ипотеке недвижимости (как в случае зарегистрированного брака, где это будет считаться совместно нажитым имуществом).

Такой способ приобретения недвижимости подходит для тех, кто хочет обезопасить себя на случай расставания с партнером. «Потому что, к сожалению, если, находясь в партнерстве, только один человек будет выступать кредитором, он в случае расставания и останется собственником квартиры, и другому не на что будет претендовать», — комментирует Максим Оленичев. 

Что, если вы не берете ипотеку, а сразу покупаете квартиру на совместные средства? Тогда имущество можно оформить в общую долевую собственность — и разграничить доли пропорционально вкладу каждого партнера или поделить пополам. Кроме того, в долевую собственность могут быть оформлены и другие делимые и неделимые вещи — например, автомобиль. Тогда имуществом вы будете распоряжаться сообща. 

Страхование

Семейная медицинская страховка стоит гораздо дешевле (до 10-20%), чем несколько отдельно приобретенных полисов. В некоторых страховых компаниях семейным парам дают скидку на КАСКО и страхование жизни, страхование от невыезда за границу. По закону это должно распространяться и на однополые браки, заключенные за границей. И вот тут российская система «непризнания однополых браков» тоже недавно дала сбой.

22 июня 2020 года директор программ российской ЛГБТ-сети Игорь Кочетков сообщил, что ему удалось получить налоговый вычет (13%) на страхование жизни своего супруга. «По российским законам все люди, состоящие в браке, имеют право возвращать через налоговый вычет 13% некоторых расходов, понесенных в интересах супруга. К таким расходам относится и страхование жизни. Чтобы получить вычет, нужно заполнить налоговую декларацию, что я и сделал. К заявлению приложил нотариальный перевод нашего американского свидетельства о браке», — написал Кочетков.

Супруг Кочеткова — психолог и активист Кир Федоров. Он считает, что российским ЛГБТ-парам нужно более активно реализовывать свои права, особенно пока законодательную лакуну с отсутствием официального запрета не ликвидировали. «Люди часто говорят, что в России запрещены однополые браки, но это не так. Нет институтов заключения брака, но нет и прямого запрета. По сути, использовать семейные права можно», — говорит Федоров.

По его словам, они с Кочетковым подали документы без специальных процедур и дополнительного юридического сопровождения. «Потом этот кейс вышел в публичное поле, и никакой репрессивной реакции не было. Это подчеркивает, что реализация своих прав в России возможна», — добавляет активист.

Федоров считает, что нужно стараться создавать как можно больше подобных прецедентов: «Например, попробовать взять ипотеку как молодая семья в банке. Это могут быть какие-то бонусы внутри компании — страховка, например. Никто просто так ничего не даст — просто потому, что не знает об этом. У невидимых людей нет прав». В то же время, отмечает он, необязательно выносить это в публичное поле, если вы опасаетесь репрессивных мер в отношении себя и своей семьи.   

Наследование 

Закон допускает наследование по закону и завещанию. При наследовании по закону переживший супруг стоит в первой очереди (вместе с детьми и родителями наследодателя). Хорошая новость для ЛГБТ-пар: наследование по завещанию приоритетнее наследования по закону. Вот что написано в статье 1111 Гражданского кодекса: «Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом». Надежнее всего — обратиться к нотариусу, который поможет вам подготовить бланк завещания. 

В 2018 году в Гражданском кодексе появилась новая статья 1140.1. (Наследственный договор). Это договор, который наследодатель может заключить с любым из лиц, которые могут призываться к наследованию. Там он определяет круг наследников и порядок перехода прав на его имущество к пережившим сторонам договора или к третьим лицам, которые могут призываться к наследованию. Наследственные договоры, в отличие от завещаний, могут быть удостоверены только нотариусом.

Договор о совместном проживании 

Еще один вид договора, который можно заключить для урегулирования возможных бытовых споров. Например, можно закрепить бесплатное проживание человека в квартире партнера и одновременно — совместное ведение расходов по обслуживанию помещения. Как поясняется на сайте ЛГБТ-сети: «Если квартира принадлежит одному из партнеров, можно заключить с другим партнером договор безвозмездного пользования жилым помещением. В договоре, в частности, может быть оговорено, что партнер будет проживать там совместно и оплачивать коммунальные платежи».

Читайте также

Стыдные вопросы о гомосексуальности Что нужно знать о сексуальной ориентации и откуда берется гомофобия?

Читайте также

Стыдные вопросы о гомосексуальности Что нужно знать о сексуальной ориентации и откуда берется гомофобия?

Форс-мажоры со здоровьем 

Отсутствие легального статуса лишает ЛГБТ-людей некоторых прав, связанных с жизнью и здоровьем себя и близких. Долгие годы одной из главных проблем был доступ в реанимацию, куда пускали (если пускали), как правило, только родственников. Некоторые ЛГБТ-люди на этот случай оформляли медицинские доверенности и даже меняли с партнером фамилии на общую или двойную. Психолог и активистка Зоя Матисова-Рош отмечает: «Существует стереотип: если фамилия общая — значит, родственники». Иногда в ход шли уговоры и взятки. В конечном итоге все зависело от расположения врача. 

19 августа 2020 года Минздрав России утвердил общие требования к организации посещения пациента родственниками или законными представителями пациента. Кроме них в реанимацию теперь могут пройти и знакомые пациента, но только с его согласия (либо с согласия руководителя отделения медицинской организации, если пациент находится в состоянии, когда не может дать его сам). Пока в приказе нет четких критериев, которыми будут руководствоваться должностные лица больницы при согласовании посещения тяжелого пациента.

Как отмечает юрист ЛГБТ-группы «Выход» Максим Оленичев, в случае, если один из партнеров попадает в больницу, есть два варианта. Первый — пациент может написать заявление на имя главврача с просьбой предоставлять информацию о здоровье своему партнеру. «Там статус отношений не важен», — подчеркивает Оленичев.

Еще больше полномочий по защите прав пациента партнер получит в случае оформления доверенности. Заверять ее у нотариуса необязательно, но рекомендуется (в случае оспаривания интересов, например со стороны родственников). Как указывается на сайте российской ЛГБТ-сети, доверенность дает даже более широкие права нежели те, что есть у родственников больного. Вот тут есть примерный образец такой доверенности с перечнем прав (их можно дополнять или сокращать). Важно: оформление доверенности не значит, что пациент утрачивает свои права. Он сохраняет их в полном объеме. 

Доверенность — очень удобный механизм для защиты своих прав. Можно заключить генеральную доверенность, либо несколько специальных: например, на представление интересов во всех госорганах, на представление интересов в банке и пользование банковским счетом, на ведение дел в суде, на получение корреспонденции. Некоторые доверенности можно не заверять у нотариуса, но лучше на всякий случай убедиться, что это действительно так. 

Дети 

Согласно российской Конституции, институт семьи находится под защитой. ЛГБТ-семей это не касается. В России однополые партнеры вместе не могут усыновить ребенка. Таким образом, один партнер — биологический родитель или усыновитель — получает все права родителя, а второй остается практически бесправным, потому что приходится ребенку «никем».

По словам юриста Максима Оленичева, однополые пары иногда прибегают к институту, который предусмотрен статьей 12 федерального закона об опеке и попечительстве («Предварительные опека и попечительство»). Статья 12-я разрешает назначение опекуна на случай смерти либо иных обстоятельств (лишение дееспособности, тюремного заключения и т. д.). Опекуном или попечителем может быть назначен только совершеннолетний дееспособный гражданин. Но и здесь есть подводные камни: например, скорее всего, человеку не позволят стать опекуном, если он зарегистрировал однополый брак за границей. То же самое касается открытых ЛГБТ-людей. 

Помимо назначения опекуна, можно оформить доверенность на представление интересов ребенка во всех организациях, дать разрешение на доступ к информации, составляющей его врачебную тайну. Однако, по словам Татьяны Глушковой, юриста правозащитного центра «Мемориал», все это мало защищает от возможного вмешательства властей в частную жизнь: «Все это не поможет ровным счетом никак, если государство решит, что гомосексуальность родителя вредна для ребенка».

Как поясняет Глушкова, в наибольшей опасности находятся семьи, которые воспитывают усыновленных или находящихся под опекой детей. Во-первых, контроль за ними и так более пристальный, а во-вторых, в этом случае детей легче изъять из семьи. «Причем мужчины рискуют больше, — подчеркивает Глушкова, — потому что у государства одинокий отец, тем более одинокий усыновитель-мужчина автоматически вызывает подозрения в педофилии».

Летом 2020 года арестовали несколько врачей, которые якобы помогали мужчинам-гомосексуалам усыновлять младенцев, рожденных суррогатными матерями — хотя в России это законно. По мнению Татьяны Глушковой, эта активность Следственного комитета, однако, не означает, что скоро законодательство, регулирующее вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ), начнет ужесточаться — прежде всего, потому, что гомосексуальность перестали считать медицинским диагнозом. «Нормы, регулирующие порядок доступа к медицинским услугам, у нас, к счастью, пока еще пишет Минздрав, а не Следственный комитет. А Минздрав прекрасно знает, что гомосексуальность в соответствии с МКБ-10 заболеванием не является. А раз это не заболевание, то как это противопоказание вообще применять? Да и с одинокими женщинами непонятно. Им тоже запрещать использовать ВРТ, если они лесбиянки?»  

Если у гомосексуальной пары есть дети, самый надежный способ обезопасить себя — иметь возможность в любой момент покинуть пределы России. 

Что дает заключение однополого брака за границей? 

Самые популярные среди российских однополых пар направления «брачного туризма» — Португалия и Дания. Однополый брак нерезидентам также можно заключить в Канаде, США и Бразилии, ЮАР и Исландии. В каждой стране — свой перечень документов и требований (например, в Аргентине необходимо в течение семи дней до свадьбы сдать тест на венерические заболевания, и если хотя бы у одного партнера обнаружится инфекция, бракосочетание будет отменено). Поэтому так популярны Португалия и Дания — меньше всего документов, ближе добираться. Существуют специализированные туристические бюро, помогающие ЛГБТ-парам с оформлением документов и организацией свадьбы за рубежом.

Помимо символического значения, однополый брак дает конкретные юридические преимущества. Однополые браки в России де-факто признаются некоторыми иностранными компаниями и рядом российских организаций. Например, ЛГБТ-людям предоставляется льготная страховка или ДМО (дополнительное материальное обеспечение), распространяющееся на партнера. Кроме того, иногда компании берут на себя модерацию конфликтов на почве гомофобии, происходящих на рабочем месте. Но это, конечно, подразумевает открытость сотрудника.

ЛГБТ-инициативная группа «Выход», занимающаяся юридической и психологической поддержкой жертв дискриминации, проводит исследование доступности услуг гуманитарных сервисов и благотворительных организаций для ЛГБТ-людей, уязвимых с социальной точки зрения (например, тех, кто находится вблизи черты бедности, в ситуации бездомности, имеет зависимости, предоставляет секс-услуги за деньги). Если вы находитесь в такой ситуации или у вас был подобный опыт, вы можете принять участие в анонимном глубинном социологическом интервью. «Выход» ищет респондентов не только из Санкт-Петербурга, но из всех регионов России.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Анна Филиппова

Реклама