Перейти к материалам
истории

Ювенальная юстиция — это очень опасно? Она позволяет забирать детей у родителей? А в России она уже есть? Стыдные вопросы о ювенальной юстиции

Источник: Meduza
Bethany Beck / Unsplash

Про ювенальную юстицию в России чаще всего говорят ее противники, определяя «ювеналку» как систему контроля за семьями, в которой у родителей за малейшую провинность забирают детей (и никогда не отдают назад). По их мнению, именно это постоянно случается в США и странах Западной Европы, где ювенальная юстиция принята на государственном уровне. MeduzaCare разбирается, так ли это (спойлер — нет), и отвечает на другие стыдные вопросы о ювенальных технологиях.

Эта статья — часть нашей программы поддержки благотворителей MeduzaCare. Все материалы можно прочитать на специальном экране.

Что такое ювенальная юстиция?

Ювенальная юстиция — это современное детское правосудие. Она появилась в конце XIХ века в качестве специальных судов для детей, совершивших какие-либо преступления. Цель у таких судов иная, чем у обычного правосудия. Ювенальный суд исходит из того, что преступление, совершенное ребенком, не его вина, а его беда. Поэтому нужно не обвинять и наказывать детей, а изменять условия их жизни, воспитывать и социализировать.

В 2011 году Пленум Верховного суда назвал ювенальными технологиями методы работы с несовершеннолетними, которые стали участниками судебного процесса. Среди них: примирительные процедуры и медиация (как с пострадавшими, так и с собственной семьей), меры социальной поддержки, которые должны реабилитировать ребенка в обществе, психологическая помощь. Кроме этого, при рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних уголовные и уголовно-процессуальные законы предусматривают особые санкции и процедуры: возможность провести закрытые судебные заседания (чтобы оградить ребенка от чрезмерного вмешательства со стороны СМИ), обязательное участие законных представителей, принудительные меры воспитательного воздействия вместо судимости и т. д.

Ювенальная юстиция законодательно закреплена в большинстве стран. Например, в Греции, США, Канаде, Франции, Германии, Швейцарии и других.

В странах, где развиты ювенальные технологии, решение о лишении родительских прав принимают ювенальные суды?

Разные национальные системы устроены по-разному. Но, как правило, ювенальные суды рассматривают уголовные дела и другие правонарушения, совершенные несовершеннолетними. А решение о лишении родительских прав принимают семейные или обычные суды в соответствии с семейным законодательством. В России же решение о лишении родительских прав принимают обычные суды. У нас нет ни семейных, ни детских судов.

Зачем нужна ювенальная юстиция, если есть обычные суды?

Для работы с несовершеннолетними нужно понимать психологию ребенка. В странах с развитыми ювенальными технологиями необязательно создают отдельные ювенальные суды — иногда в самых обычных судах работают специалисты, имеющие профильное образование и подготовку для работы с детьми.

В России есть ювенальная юстиция?

Такого понятия в российской правовой системе нет. Хотя фактически ювенальные технологии существуют в России последние 10–15 лет. В федеральных документах для этого вместо «ювенальной юстиции» и «ювенальных технологий» используются другие термины: «дружественное к ребенку правосудие» и «восстановительное правосудие». О них упоминается в Национальной стратегии действия в интересах детей 2012–2017 годов и Концепции развития служб медиации для реализации восстановительного правосудия (вышла в 2014 году). Правда, ни один из документов не является законом — это только рекомендации.

Менять слова в документах пришлось, потому что в России существует мощное антиювенальное движение, которое понимает ювенальную юстицию как систему, которая отбирает детей у кровных родителей за малейшую провинность. В какой-то момент движение стало таким сильным, что понятие ювенальной юстиции перестали применять на официальном уровне.

В 2009 году общественный центр «Судебно-правовая реформа» создал Всероссийскую ассоциацию восстановительной медиации, которая включает около 30 регионов. По данным мониторинга центра, в 2018 году семь регионов России применяли программы восстановительного правосудия в делах по уголовно наказуемым преступлениям несовершеннолетних: Пермский край, Архангельская область, Алтайский край, Кемеровская область, Томская область, Чувашская Республика и Республика Татарстан. В гораздо большем числе регионов аналогичные программы применяются в делах по другим правонарушениям: общественно-опасным деяниям детей, не достигшим возраста уголовной ответственности, и административным делам. Отдельные суды, не входящие в мониторинг, например, в Липецкой и Свердловской областях также работают в этом направлении.

Как работает это «восстановительное правосудие»?

В рамках этого подхода судьи работают в сотрудничестве с комиссией по делам несовершеннолетних, службами примирения и медиаторами, социальными службами, подразделениями по делам несовершеннолетних МВД и органами опеки. Еще на стадии предварительного следствия комиссии по делам несовершеннолетних или суды оставляют заявки на восстановительные программы. Последние могут включать как примирение правонарушителей и пострадавших, так и комплексную работу с семьей ребенка (если речь идет о кризисной семье). В любом случае восстановительные программы работают не только с несовершеннолетним правонарушителем, но и с его окружением. Суд принимает решение только после того, как ребенок пройдет восстановительную программу.

То есть в России все-таки есть ювеналы, которые могут забрать ребенка?

Нет. Детей, конечно, могут изъять из семьи, но к ювенальной юстиции это не имеет никакого отношения. Хотя в регионах, где применяют восстановительное правосудие, специалисты работают не только с детьми, совершившими преступления, но и с семьями — помогают их сохранить. Например, у общественного центра «Судебно-правовая реформа» есть программа семейных конференций и советов, которые занимаются профилактикой социального сиротства.

Почему я регулярно слышу, что в России ювенальная юстиция уже работает — и это карающий инструмент?

Потому что под ювенальной юстицией ошибочно понимают органы опеки, а иногда и комиссию по делам несовершеннолетних, и полицию. Это понятие трактуют как хотят.

Случаи неправомерного изъятия детей из семей связаны с тем, что в России пока плохо работает профилактика социального сиротства, а органы опеки не имеют четких алгоритмов работы: у них нет методик оценки ситуаций, когда для ребенка есть серьезная опасность, а когда его можно оставить в семье. Именно из-за этого увеличивается количество неправомерных изъятий детей из кровных семей. Подробнее почитать об этом можно в нашем материале.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Александра Сивцова

При участии руководителя направления «Программы восстановительного правосудия по уголовным делам» общественного центра «Судебно-правовая реформа» Людмилы Карнозовой, юристов благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Ольги Будаевой и Маргариты Нетесовой, адвоката и специалиста по семейному и ювенальному праву Антона Жарова

Реклама