Перейти к материалам
новости

Националист Тесак найден мертвым в камере СИЗО. Он оставил предсмертную записку — но адвокаты и родные не верят в версию о самоубийстве

Источник: Meduza
Петр Кассин / Коммерсантъ

В следственном изоляторе № 3 в Челябинске найден мертвым националист Максим Марцинкевич, известный как Тесак. «В среду утром в одной из камер СИЗО ГУФСИН Челябинской области обнаружен без признаков жизни осужденный 1984 года рождения. Бригада врачей провела реанимационные мероприятия, но вернуть к жизни не удалось», — заявили в пресс-службе управления ФСИН. В ведомстве сообщили, что по факту случившегося проводится внутренняя проверка, также доследственную проверку начал СК.

По предварительным данным, Марцинкевич покончил с собой. Обстоятельства его смерти неясны. «Коммерсант» сообщает, что он умер от потери крови, рядом с ним обнаружили бритвенные лезвия. По информации газеты, тело нашли сокамерники. Mash, в свою очередь, пишет, что Марцинкевича обнаружили повешенным (хотя тоже упоминает про бритву) и что в четырехместной камере он был один. При Марцинкевиче нашли предсмертную записку, ее текст опубликовал телеграм-канал «#ФСИНСЕГОДНЯ». В записке Марцинкевич обращается к администрации СИЗО, приносит ей извинения «за доставленные неудобства» и просит передать его жене дневник и книгу «Протекционизм и коммунизм», а остальные вещи «утилизировать».

Адвокаты и родные Марцинкевича не верят в версию о самоубийстве. По словам адвоката Алексея Михальчика, Тесака пытали, заставляли признаться в убийствах и подписать явку с повинной. «Я не верю в то, что это было самоубийство. Марцинкевич не такой человек. И девятого числа у него был адвокат в Новосибирске, которому он сказал, что его последние три месяца пытали, заставляли подписать какие-то явки с повинной по убийствам в Москве 90-х годов. Я думаю, что это все звенья одной цепи», — заявил он «Подъему».

Марцинкевич отбывал 10-летний срок, к которому его приговорили за целый ряд преступлений, в колонии в Карелии. «Коммерсант» пишет, что его отправили по этапу в Москву через Красноярск, Новосибирск и Челябинск — зачем был выбран такой маршрут, неясно. Михальчик рассказал «Коммерсанту», что в Красноярске Тесак попал в «пресс-хату», где его заставили признаться в убийствах и написать явку с повинной. В Москве, по словам адвоката, СК должен был провести доследственную проверку этих данных.

Другие адвокаты, в разное время защищавшие Марцинкевича, сказали «Коммерсанту», что также не верят в версию о самоубийстве и будут добиваться полноценного расследования произошедшего. Брат националиста Олег Шульц также отметил, что тот всегда говорил: «Если найдут меня мертвым, не верьте [в самоубийство]». Пользователи соцсетей также вспомнили про пост Марцинкевича во «ВКонтакте» от 2014 года, где он писал, что «если на пересылке вскрою вены или повешусь — значит мне помогли». «Повода у него не было. Если это подтвердится, значит ему кто-то помог», — сказал «Интерфаксу» еще один адвокат Марцинкевича Иван Сидоров. Родители активиста потребовали возбудить уголовное дело об убийстве их сына.

Марцинкевич известен как основатель ультранационалистического движения «Реструкт». Свой первый срок он получил в 2007 году — за неонацистские лозунги во время дебатов в клубе «Билингва» (тогда заявление на него написал, среди прочих, Алексей Навальный, который вел эти дебаты), а в 2009 году его признали виновным в распространении расистских видеороликов. Выйдя на свободу в 2010 году, Марцинкевич запустил в ютьюбе канал «Оккупай-педофиляй», а затем «Оккупай-наркофиляй». Он и его соратники на камеру унижали предполагаемых педофилов и продавцов наркотиков, а затем публиковали записи. В 2014 году Марцинкевич получил срок за публикацию экстремистских видео во «ВКонтакте», а в 2017 году, находясь в заключении, был приговорен к девяти годам за возбуждение ненависти, разбой и хулиганство. При пересмотре дела последний срок был увеличен до 10 лет. С учетом частичного сложения сроков и времени, отбытого в СИЗО, Марцинкевич мог претендовать на условно-досрочное освобождение в 2021 году.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Григорий Левченко