Перейти к материалам
истории

Журналист Иван Сафронов, которого подозревают в госизмене, регулярно и успешно проходил проверки спецслужб. «Медуза» выяснила, кто и как его проверял

Источник: Meduza
Александра Джорджевич

Задержанный 7 июля 2020 года по подозрению в госизмене советник гендиректора «Роскосмоса», бывший журналист «Ведомостей» и «Коммерсанта» Иван Сафронов неоднократно проходил проверки спецслужб в связи со своей работой. Последняя была при приеме на работу в «Роскосмос» в мае 2020-го. До этого он как репортер работал с Минобороны и входил в кремлевский пул. «Медуза» рассказывает, кто и как проверял Сафронова.

К работе советником гендиректора «Роскосмоса» Сафронов приступил в свой день рождения, 18 мая 2020 года, через два месяца после увольнения из «Ведомостей». При приеме на работу он прошел соответствующую проверку, заявил в день задержания Сафронова 7 июля руководитель пресс-службы «Роскосмоса» Владимир Устименко. На вопросы «Медузы» о деталях этой проверки пресс-служба «Роскосмоса» не ответила, сославшись на закрытость таких сведений.

Как рассказал «Медузе» бывший сотрудник госкорпорации, при поступлении на работу на позицию уровня советника гендиректора проверка службы безопасности длится примерно месяц. Кандидат заполняет подробную анкету с вопросами о родственниках, поездках за рубеж, судимостях. «Проверяют человека все службы, которые требуются — и внешние тоже», — говорит собеседник «Медузы». 

Другой собеседник «Медузы», хорошо знакомый с процедурой проверки сотрудников «Роскосмоса», говорит, что она практически аналогична проверке при поступлении на госслужбу. Анкета состоит из четырех страниц; проверкой сведений из нее и наведением других справок занимается департамент экономической безопасности «Роскосмоса». По словам собеседника «Медузы», точная процедура взаимодействия с госорганами при проверке потенциальных сотрудников не разглашается, однако без неформального согласования с ФСБ назначение Сафронова на должность советника гендиректора «Роскосмоса» вряд ли было возможно. ФСБ участвует в таких проверках, говорит и источник «Открытых медиа», близкий к этой службе.

Кроме того, по словам собеседника «Медузы», если бы при проверке к Сафронову возникли даже малейшие вопросы, об этом бы доложили Рогозину и назначение оказалось бы под вопросом. «Если должность подразумевает допуск [к гостайне], безопасность может его не дать — если у них есть вопросы — и рекомендовать не брать этого человека на работу. Но гендиректор может взять человека под свою ответственность, без допуска, например», — объясняет «Медузе» бывший сотрудник «Роскосмоса». У Сафронова не было доступа к закрытой информации, уточнила пресс-служба госкорпорации.

Проверку спецслужб журналист проходил и когда работал в «Коммерсанте» и был аккредитован в так называемом кремлевском пуле журналистов для участия в мероприятиях и поездок с первыми лицами государства. Сафронов начал работать в пуле в 2016 году, говорит один из его бывших начальников, бывший заместитель главного редактора «Коммерсанта» Глеб Черкасов. По его воспоминаниям, когда издание аккредитовывало Сафронова в кремлевский пул, к нему не возникло никаких вопросов и проверку он прошел спокойно.

Для аккредитации в пул нужно отправить в пресс-службу Кремля заявку от руководства редакции с просьбой аккредитовать корреспондента и файл с паспортными данными, оформленный в специальном программном обеспечении «Персонификатор» Федеральной службы охраны (ФСО, спецслужба, занимающаяся безопасностью президента, премьер-министра, спикеров парламента и высокопоставленных лиц). Такой же порядок действует при аккредитации в пул правительства. Пресс-служба передает присланные журналистами данные для проверки ФСО.

Бывший журналист кремлевского пула, заместитель главного редактора издания «Проект» Михаил Рубин вспоминает, как много слухов о том, что ФСО будет наводить о нем справки у его соседей и знакомых, он слышал перед такой проверкой. «На практике ничего такого нет: до меня не дошли никакие даже слухи, что меня как-то проверяют. Это не выглядело серьезно, воспринималось как рутинная бюрократическая процедура. Никаких справок из психдиспансера или лицензии на оружие при наличии. Даже встреч каких-либо с проверяющими не было», — говорит Рубин. 

Ожидание результатов проверки для тех, кто впервые аккредитовывается в пул, может составить от трех до шести месяцев. «Я ждал месяца три-четыре», — вспоминает Рубин. Когда проверка заканчивается, никаких официальных уведомлений об этом нет, пресс-служба просто начинает звать прошедшего проверку журналиста на мероприятия. «В этой процедуре [аккредитации в пул] нет никакой великой сложности, стать журналистом пула просто. Но я никогда не мог понять, проверяют журналистов серьезно или нет», — отмечает Рубин.

Как именно проходит проверка ФСО, журналистам доподлинно неизвестно. Многие из них слышали такую версию: идет проверка по базам МВД — это проверка паспортных данных, наличие судимостей, приводов в полицию; также берется справка у главного управления МВД по противодействию экстремизму (более известно как Центр «Э»). Об активном сотрудничестве ФСО с Центром «Э» может говорить тот факт, что на ежегодных пресс-конференциях президента Путина журналисты неоднократно замечали самого известного сотрудника Центра, майора Алексея Окопного. О том, что он несколько раз лично видел Окопного на этом мероприятии, «Медузе» сказал журналист и муниципальный депутат Илья Азар.

ФСО может отказать журналисту в аккредитации в пуле, однако причины они никогда не объясняют, говорят опрошенные «Медузой» журналисты. По словам нескольких бывших и действующих журналистов пула, распространена практика удаления из пула неугодных журналистов под предлогом, что те не прошли проверку ФСО. Но у Ивана Сафронова таких проблем никогда не было.

Пресс-служба ФСО не ответила на запрос «Медузы».

Помимо проверки для работы в кремлевском пуле, Сафронова многократно проверяли при аккредитации на мероприятия Минобороны, «Ростеха», военно-промышленные выставки и т. д., вспоминает бывший коллега Сафронова: «Даже для простой командировки c Минобороны, „Роскосмосом“ и другими уходит значительное время на проверку журналистов, аккредитация завершается иногда за несколько недель до самого мероприятия». 

Получается, что пока один отдел ФСБ согласовывал прием Сафронова на работу в «Роскосмосе», другой в это же время вел в его отношении оперативно-разыскные мероприятия. Как пишет «Коммерсант», опираясь на свои источники, следствие, в частности, ссылается на результаты прослушки телефонных переговоров Сафронова и анализа его почтовой переписки. Дело Сафронова ведет Следственное управление ФСБ, оно же ходатайствовало в суде об аресте Сафронова и намерено в понедельник, 13 июля, предъявить ему обвинение.

Фарида Рустамова