Перейти к материалам
истории

«Я пешком перешла границу» Многие россияне до сих пор не могут вернуться домой из-за рубежа — мы с ними поговорили

Источник: Meduza
Lillian Suwanrumpha / AFP / Scanpix / LETA

Многие россияне до сих пор не могут вернуться в страну из-за пандемии коронавируса. Бесплатная эвакуация и материальная помощь положены не всем, кто-то не может добраться до аэропорта из-за сложной логистики, в отдельных странах подходящих рейсов просто нет. «Медуза» поговорила с теми, кто застрял за границей.

Дмитрий

(Упоминается только имя по просьбе героя)

В начале марта мы с женой и сыном поехали отдыхать на Самуи (остров Таиланда, — прим. «Медузы»). Обратно должны были вернуться в конце месяца, но решили улететь раньше после того, как узнали о том, что происходит в мире. Авиакомпания не поменяла нам билеты из-за пандемии. Мы остались в Таиланде до назначенной даты, но и тогда вылететь не получилось. Прямо в аэропорту Бангкока мне сказали, что уже вылетевший самолет развернули.

Сейчас мы находимся на Самуи и ждем вывозного рейса. Сразу же подали [заявку] на матпомощь. Но стали получать ее только на 48-й день после подачи заявления. «Госуслуги» и МИД ничего не обещали, информации никто дать не мог. Сейчас деньги присылают не всегда, но сколько положено — по 2400 рублей на одного человека. Живем худо-бедно. Основная проблема — необходимость постоянно продлевать страховку, а также платить за жилье. Это дорого. Самая дешевая страховка на неделю без покрытия коронавируса стоит 3500 рублей, с ковидом — 7200. Ее все и делают — мало ли что.

Чтобы попасть из Самуи в Бангкок на вывозной рейс, нужно проделать длинный путь. Мы об этом позаботились еще до пандемии, когда взяли комплексные билеты Самуи — Бангкок — Москва. На самолете добираться до Бангкока один час. Второй вариант — ехать на перекладных 740 километров по морю и воде весь день.

Билеты мы покупали у «Аэрофлота», так что авиакомпания отвечает за весь путь до Москвы. Но все рейсы от Самуи до Бангкока они отменили. На скайсканере и в местной авиакомпании мы нашли аналогичные рейсы и попросили «Аэрофлот» поменять их на наши билеты. Они отказали со словами, что в их базе нет таких рейсов. Тогда мы позвонили в офис авиакомпании Bangkok Airways, которая осуществляет эти перелеты. Там сказали, что решить вопрос можно, если им позвонит представитель «Аэрофлота». Но пока ничего не решено. «Аэрофлот» не хочет напрягаться, хотя во всем мире напрягаются. При нас немец менял билеты — с ним на связи по телефону был представитель местной авиакомпании.

Если бы «Аэрофлот» поменял нам билеты, нам не пришлось бы платить за дорогу до Бангкока. Сейчас на троих это стоит около 40 тысяч за 45 минут полета. В обычное время — около 15 тысяч. Мы не должны испытывать неудобства, ведь билеты были куплены заранее.

8 июня резко объявили вывозной рейс из Бангкока до Москвы на 11 июня. Мы зарегистрировались. Но до аэропорта вынуждены добираться за свои деньги объездным путем на нескольких автобусах и пароме. Билеты на самолет слишком дорогие. Сейчас собираем вещи и готовимся к завтрашней переправе.

Дарья Сомова

25 февраля я приехала в Алма-Ату в гости к родственнице. В Россию на Камчатку взяла обратный билет на конец марта. 21 марта поздно вечером мне позвонили из авиакомпании и сказали, что рейс отменен. А 22 марта уже закрыли границу.

Я стала звонить в консульство — мне все время говорили, что рейсов нет. Звонила в авиакомпанию и спрашивала, когда откроют границу. Все время смотрела рейсы и билеты на самолеты, думала, что смогу улететь, но вылеты отменяли пять раз. Я не знала, куда еще обращаться. Очень страдала, так как была без информации. Надеялась, что улечу самолетом, и не понимала, почему меня нельзя выпустить.

Материальную помощь я так и не получила, хотя заявку оставила. В Алма-Ате пыталась устроиться на подработку, но не вышло. Все это время я жила без заработка, в убыток. Продолжала арендовать место в парикмахерской в России за 10 тысяч рублей, чтобы его не потерять, при этом ничего не зарабатывала. Уже рушилась вся жизнь. Если бы я задержалась еще, то, думаю, меня бы не дождался любимый человек.

Методом тыка я наткнулась на телеграм-чат застрявших за границей. Если бы не этот чат, никто бы мне не помог. Когда отменили рейсы через Минск в первых числах июня, я в панике написала в группу «застрявших». Мне сказали, что выбраться можно пешком. Я сразу открыла карту Казахстана, нашла ближайший город к границе и взяла билет на рейс до Павлодара. Хорошо, что в это время авиасообщение внутри страны открыли.

Из Павлодара меня довезли до границы. Я перешла ее пешком: было несколько пропускных пунктов, смотрели паспорт, измерили температуру и пустили на родину. В России меня встречал другой водитель, который подвез до новосибирского аэропорта. Очень рада, что нашлись люди, которые помогают добираться россиянам домой, хотя, конечно, не бесплатно.

Алексей Шикалов

Моя знакомая Нона Николаевна застряла в Гамбурге и сейчас живет у нас. Ей 79 лет. В декабре Нона Николаевна приехала, чтобы поухаживать за дочкой, которая прошла курс химиотерапии. Нона Николаевна должна была улетать 18 марта, но 16 марта рейс отменили. Мы думали, что получится улететь в апреле или мае, но полетов из Гамбурга не организовывали.

Билет Ноны Николаевны в Россию все еще действителен, он от «Аэрофлота». Но сейчас рейсы предлагают только из Франкфурта — это 700 километров от нас. Нона Николаевна пожилая, одна она не сможет добраться [до аэропорта]: вдруг заблудится или на нервной почве что-то произойдет. А я не могу отвезти ее сам, так как работаю. Ждем рейсы из Гамбурга, но пока они стоят только на август, никакой гарантии тоже нет. Сейчас все зависит от России — какая там будет обстановка. Германия начинает все [границы] открывать.

Только благодаря нам Ноне Николаевне есть где жить и питаться. 6 мая мы подали заявление на материальную помощь. Сначала его вроде бы одобрили, но ничего не присылали. 20 мая я позвонил и сказал, что выплат нет до сих пор. Мне ответили: они скоро будут, все одобрено. С тех пор ничего не приходило, а 4 июня в статусе вдруг появился отказ. Я стал звонить в МИД России, там сказали написать жалобу на почту. Написал, и теперь опять ждем ответа.

Я больше месяца добивался, чтобы Ноне Николаевне оказали обещанную государством помощь: писал и много раз звонил на горячую линию в МИД, — но пока, к сожалению, никакого результата. Думаю писать письмо на имя [премьер-министра Михаила] Мишустина.

Ольга Подлосинская

Я живу на Самуи с 2011 года. Последние пару лет уезжаю в Россию на лето и возвращаюсь сюда в туристический сезон — работаю гидом. В этом году приехала на Самуи в декабре, поработала зимние месяцы. Обратного билета в Россию у меня не было: когда здесь работаешь, покупаешь билет за неделю до выезда. Еще и рабочий сезон быстро закончился. Сейчас я живу без работы, без визы и без билета на самолет. Мне немного проще, так как я знаю остров и есть много знакомых. Я знаю, где можно недорого снять жилье, поесть. Есть серьезная агрессия [по отношению к людям, застрявшим за границей] со стороны россиян: про нашу ситуацию говорят, что мы на матпомощи сидим и нас бесплатно еще вывозят. Мне лично на материальную помощь пришел отказ очень быстро, так как у меня нет обратных билетов. Это основная причина отказов.

Чтобы была возможность записаться на эвакуационный рейс (вывозной, — прим. «Медузы»), надо пройти целый квест и занестись во множество списков, которые регулярно обновляются. У нас тут мем ходил: три дня списки новые не формируют — скучно. Есть список на сайте консульства России в Таиланде, на «Госуслугах» — отдельный список. Если туда [в список на «Госуслугах»] не вписаться, то тебе точно не получить билет. Когда появляется информация, что пришел вывозной рейс, надо регистрироваться через «Госуслуги».  

В пик карантина я не регистрировалась [на вывозные рейсы], так как было просто непонятно, как добраться из Самуи до Бангкока, откуда вылетал самолет. Сейчас я занесла себя во все списки, которые только есть. Рейсы формируют примерно раз в две недели, но в данный момент их нет.

Об эвакуационных рейсах в Таиланде объявляют в три часа ночи. Если ты не спал и услышал о новом рейсе, можешь успеть туда зарегистрироваться. Они бесплатные для тех, у кого уже были билеты, за деньги — тем, кто не оплачивал обратный рейс.

Цена билета в одну сторону (для тех, у кого не было обратного билета) — 400 евро. Это дорого, в обычные дни за эти деньги можно слетать туда и обратно. Я могу потратить 400 евро на билет, а потом сесть в карантин и встречать людей в скафандрах. Или прожить здесь еще месяц. Надеюсь, что границы в Таиланде откроются с 1 июля и цены на билеты изменятся.

Елизавета Перевалова

В сентябре 2019 года я приехала учиться в Милан из Новосибирска. Зимой вернулась в Россию. 1 марта у меня должна была закончиться учебная виза, так что 24 февраля я вернулась в Италию, чтобы продлить ее и получить вид на жительство, на который я подавала еще в ноябре.

Я не планировала оставаться надолго, потому что учебу перевели в дистанционный формат. Билеты обратно купила на 5 апреля. Через неделю, как я приехала в Италию, начался карантин и все рейсы отменили. Все это время я сижу тут, снимаю комнату и жду вывозной рейс. 

На материальную помощь я подала [заявку] с самого начала. Ее рассматривали месяц, после этого я стала посуточно получать деньги. Через «Госуслуги» подала заявку на вывозной рейс — там формируют общий список [желающих уехать]. На моей памяти было три рейса [в Россию], они редкие, примерно раз в месяц. Ни на один из них меня не посадили, хотя в листе ожидания я есть. Сначала из-за того, что не было самолетов до Новосибирска. Потом я изменила конечную точку на Санкт-Петербург. У меня там живут родители и есть место, где провести карантин. Но и туда не попала из-за живой очереди: кто первый подал заявку, тот и улетел. Еще неудобно, что в Италии рейсы идут только из Рима. Я нахожусь в Милане. Уведомление о новом полете может прийти за два дня. И каким-то образом нужно добраться с севера на юг [страны]. Это либо на поезде четыре часа, либо автобусом еще дольше.

Пока что никаких новых рейсов не планируется. Последний чартерный [рейс] из Рима в Москву был в мае. Когда появится новый — непонятно, а посадят меня [в самолет] или нет — тем более. Я никак не могу повлиять на это.

Михаил Михайлин

Мы с женой находимся в Южной Флориде с октября 2019 года. 25 февраля к нам прилетела мама моей жены Татьяна Николаевна. У нас были планы слетать на Кубу, а 21 апреля у всей семьи были билеты на самолет в Москву от «Аэрофлота». Но последний регулярный рейс из Майами вылетел 15 марта. Сначала нам перенесли вылет на 2 мая, нам удалось на него зарегистрироваться — тогда еще не было истории с «Госуслугами». Но за неделю нам прислали уведомление о том, что рейс отменяется и все авиасообщение с США прерывается. Компенсацию за билет мы не получили, обещают ваучеры. К концу апреля все россияне, живущие в Америке, оказались в такой ситуации. Большинство эвакуационных рейсов летают из Нью-Йорка (раз в две недели), хотя это один из самых зараженных городов в мире. Также был один рейс из Лос-Анджелеса.

Когда мы не улетели, Татьяна Николаевна спросила, может ли она претендовать на матпомощь. Зарегистрировалась на сайте «Госуслуг» 8 мая, там написали, что заявка выполнена, все в порядке. Все успокоились. Прошло какое-то время, но денег нет — тишина. Стали выяснять, что случилось. На «Госуслугах» Татьяне Николаевне ответили, что она улетела рейсом из Сан-Франциско. Хотя рейсов оттуда даже не было. 

Всю ситуацию я описал в фейсбуке, после чего нашел в мессенджере письмо от [официального представителя МИД России] Марии Захаровой. Я ей отправил все свои сообщения о том, что происходит, потому что это небольшой беспредел. Так со своими гражданами не поступают. Мария мне позвонила, мы объяснялись, и я взял паузу на неделю, чтобы МИД ответил Татьяне Николаевне. Через неделю ответа все равно не было, и я еще раз написал Марии. После этого Татьяне Николаевне перезвонили, она с кем-то два раза говорила. Ей сказали, что заявка утверждена и деньги она будет получать. Перечислять их начали только 2 июня.

Сейчас я каждый день слежу за сайтом «Госуслуг». Там написано, что в ближайшее время самолетов из Лос-Анджелеса и Майами не планируется. Россияне вылетают отсюда несколькими рейсами: отсюда до Лондона, потом до Хельсинки, оттуда в Минск и потом уже в Россию. Я считал, что такая дорога занимает около 110 часов, если еще останавливаться на отдых. Мы полетим примерно таким же путем. Но я надеюсь на одну пересадку, нашел такой рейс. Билеты будем покупать [сами] — никто ничего не компенсирует. Конечно, есть шанс на эвакуационный рейс, если я проснусь в ночи, увижу его и сумею быстро зарегистрироваться. Но я не вижу вариантов и не рассчитываю ни на какую помощь. Если действовать, то самому.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Записала Александра Сивцова

Реклама