Перейти к материалам
Мужчина в окне оздоровительного центра «Лунный камень», куда привезли в обсервацию пассажиров самолета, прибывшего из Бангкока в Новосибирск
истории

Так просто из Москвы в другой регион теперь не приедешь — надо две недели сидеть в обсерваторе. Рассказываем, что там делают с людьми и можно ли оттуда сбежать

Источник: Meduza
Мужчина в окне оздоровительного центра «Лунный камень», куда привезли в обсервацию пассажиров самолета, прибывшего из Бангкока в Новосибирск
Мужчина в окне оздоровительного центра «Лунный камень», куда привезли в обсервацию пассажиров самолета, прибывшего из Бангкока в Новосибирск
Кирилл Кухмарь / ТАСС / Scanpix / LETA

Все россияне, прибывшие из-за границы, а также многие из тех, кто вернулся в свои регионы из Москвы и Санкт-Петербурга, обязаны пройти двухнедельный карантин. В их отношении действует правило, установленное главным санитарным врачом РФ: 14 дней им предстоит провести дома, а если они оказались в чужом городе или у них нет местной прописки, их размещают в обсерваторах, специальных помещениях для медицинского надзора. «Медуза» объясняет, как устроены обсерваторы, зачем они нужны и что рассказывают их постояльцы о пребывании там.

Две недели без права выхода

Всемирная организация здравоохранения не дает универсальных инструкций по поводу того, где именно должны находиться на карантине прибывшие из-за границы. В России на этот счет существует постановление главного государственного санитарного врача РФ Анны Поповой «О дополнительных мерах по недопущению распространения COVID-2019» и специальное приложение к нему. Согласно этим документам, все россияне, вернувшиеся в Россию, должны пройти двухнедельный карантин. Меру изоляции для них избирают местные управления Роспотребнадзора — например, в зависимости от санитарно-эпидемиологической ситуации в регионе, однако чаще всего это связано с пропиской. Если у человека, вернувшегося из-за границы или приехавшего в регион из Москвы или Санкт-Петербурга, нет местной прописки и он не может провести карантин дома, его отправляют в обсерватор.

Обсерваторами еще с начала XX века называются помещения, куда направляют людей, прибывших с эпидемически неблагополучных территорий. Туда отправляются только здоровые люди — тех, у кого есть симптомы, сразу помещают в инфекционный госпиталь.

В специальном письме Роспотребнадзора от 22 марта 2020 года подробно изложены правила работы обсерваторов. Они могут быть устроены на базе любых учреждений вдали от больших городов и там, где соблюдаются специальные требования по изоляции и охране территории. Под эти требования подпадают детские лагеря, базы отдыха, социальные центры, загородные гостиницы, санатории, турбазы и так далее.

Проверка готовности пансионата «Заря» в качестве обсервационного центра в Санкт-Петербурге
Александр Коряков / Коммерсантъ

Пространство обсерватора должно разделяться на «чистую» и «заразную» зоны. В «чистой» находятся комнаты для медперсонала и хранятся запасы медицинских препаратов и материалов. В «заразной», соответственно, размещаются обсервируемые — по правилам в комнаты можно заселять от двух до четырех человек. Из этих помещений (комнаты, палаты) выходить запрещено. Подселять людей в уже занятые помещения не разрешается. Все находящиеся под надзором должны носить домашнюю одежду и обувь, а верхнюю одежду — сдать на хранение.

Все личные вещи, в том числе мобильные телефоны, ноутбуки и планшеты, должны пройти обработку ультрафиолетовым облучением. Верхняя и нижняя одежда, мягкие вещи и постельное белье обрабатываются в дезинфекционной камере. Комнаты должны дезинфицироваться дважды в сутки.

Еду постояльцам обсерваторов обязаны приносить прямо в комнаты — в одноразовой посуде или в многоразовой, которую каждый раз дезинфицируют. Разрешаются передачи от родственников, однако им самим доступ на территорию обсерватора запрещен.

За постояльцами наблюдает медицинский персонал, который должен предварительно пройти инструктаж специалистов Роспотребнадзора по режиму особо опасных инфекционных болезней. Основная задача медиков — трижды в сутки мерить всем температуру, интересоваться самочувствием и вовремя выявлять симптомы коронавирусной инфекции. Выписываются из обсерватора через две недели — при условии отсутствия проявлений болезни и с однократным отрицательным результатом на COVID-2019. Если же у кого-то проявляются симптомы коронавирусной инфекции, их срочно переводят из обсерватора в инфекционную больницу, а те, с кем контактировал заболевший, изолируются.

Согласно информационному бюллетеню Роспотребнадзора от 11 мая, в России развернуты 503 обсерватора на 45 491 место. На запрос «Медузы» о том, сколько из этих мест в настоящий момент заняты, Роспотребнадзор не ответил.

«Вы сейчас заходите по своим комнатам и 14 дней не выходите»

Рекомендации Роспотребнадзора всюду выполняются по-разному. Например, многие опрошенные «Медузой» постояльцы обсерваторов ничего не слышали о лабораторных исследованиях, «чистых» и «грязных» зонах, а их личные вещи перед заездом не обрабатывали.

Серафима Генерозова, студентка аспирантуры, прилетела в Москву из Сербии: девушка уехала учиться за границу, но на время эпидемии решила вернуться в Пермь к мужу. О том, что по приезде в Россию ей придется пробыть две недели в обсерваторе, она узнала из социальных сетей. Серафиму поместили в обсерватор на базе детского санатория «Отдых», в 70 километрах от Москвы. «Конечно, было страшно, — рассказала девушка „Медузе“. — В Сербии, например, оборудовали стадионы, как в фильме „Заражение“, я переживала, что здесь тоже будет открытое пространство, где стоят кровати… В итоге открытого пространства не было, но здание обнесено колючей проволокой, а на ночь комнаты закрывают на ключ, чтобы мы не сбежали. Тюрьма».

Мать двоих детей, которая вместе с семьей прилетела транзитным рейсом Бангкок — Новосибирск, на условиях анонимности рассказала «Медузе» о своих впечатлениях от обсервации. «Когда мы вышли из самолета, на каждом шагу стояли сотрудники полиции, вооруженный ОМОН встречал нас стеной — оцепление было со всех сторон. В автобусе водитель „заколочен“ какой-то стеной, едем с сопровождением. Приезжаем под ночь, нам измеряют температуру и говорят: „Вы сейчас заходите по своим комнатам и 14 дней не имеете права отсюда выходить. Если вы отсюда выйдете, вам набрасывают еще 14 дней“». Обсерватор, в котором оказалась женщина, устроен на базе центра социальной помощи «Заря»: «Обшарпанные стены, очень старая мебель, грибок и плесень повсюду». По ее словам, в первые дни не хватало еды — взрослые отдавали свои порции детям.

Встреча пассажиров рейса Бангкок — Новосибирск в аэропорту Толмачево. Сотрудники полиции контролируют посадку пассажиров в автобусы для доставки их в обсерватор
Влад Некрасов / Коммерсантъ

Двум другим постояльцам обсерваторов, с которыми разговаривала «Медуза», повезло больше. Топ-менеджер Александр Сычев вернулся с Гоа в Казань, и его разместили в обсерваторе на базе местного санатория. «Условия для проживания были очень комфортные. А для обсерватора тем более шикарно», — рассказал Сычев «Медузе». По его словам, питание было «вкусное и полезное», были даже веганские опции. Фрилансер Любовь, которая вернулась из «эпидемически неблагоприятного» Санкт-Петербурга во Владивосток, рассказала «Медузе», что двухнедельный карантин можно было провести и дома, у родственников мужа, но пара предпочла обсерватор, чтобы не подвергать опасности близких. Она рассказала, что их разместили на базе санатория в городе Артем, на берегу моря — «еда вкусная, в комнатах чисто».

По свидетельствам очевидцев, которые приводит проект Spavka, далеко не везде персонал учреждений даже бывает готов к заселению постояльцев. В двух обсерваторах Красноярска и Новосибирска персоналу просто не сообщили заранее, что туда привезут людей. Помещения не были подготовлены, вещи прибывших не дезинфицировали. Никаких инструкций персоналу не раздавали. Кроме того, среди работников оказались немолодые женщины — люди в группе риска, которым категорически запрещается контактировать с потенциальными носителями вируса. «Видно было, что персонал нас боится… Им выдали маски, халаты по типу одноразовых дождевиков. У них не было никаких средств защиты, кроме масок, не было санитайзеров», — приводит слова очевидца Spravka.

Более того, даже тесты на коронавирус в некоторых обсерваторах не проводили. «Мы очень просили взять у нас анализы, но нам сказали, что раз симптомов нет, то и тесты не нужно делать», — рассказала «Медузе» Серафима Генерозова. Впрочем, постояльцам других обсерваторов тесты делали несколько раз, а температуру измеряли каждый день. То же касается и мер профилактики: в некоторых обсерваторах уборку и дезинфекцию комнат проводили каждый день, а в некоторых — нет. Единственное правило, которое выполнялось везде, как рассказали опрошенные «Медузой», — это запрет на выход из комнаты. «Так как мы жили на базе детского санатория, все выключатели были выведены в коридор. Каждый день нам включали свет в 9 утра, а выключали в 10 [вечера]», — рассказала Генерозова. 

Хотя обсерваторы предполагают размещение здоровых людей, вспышки коронавируса в них не исключены. В свердловском санатории «Обуховский» заразились 34 рабочих из Мурманска, которых привезли туда на карантин. В Тульской области заболела онколог Оксана Соколова, которая приехала в регион из Московской области и ее обязали провести две недели в обсерваторе. Врач считает, что она заразилась коронавирусом именно в это время.

«Нет прописки — езжайте в обсервацию»

Покидать территорию обсерватора нельзя до окончания карантина и получения выписки. Очевидцы рассказывали «Медузе» и другим изданиям, что все подобные учреждения охраняются силами полиции, Росгвардии, МЧС и даже ОМОНа. Персонал тоже живет в обсерваторах и территорию не покидает.

Тем не менее в некоторых регионах местные управления Роспотребнадзора уже делают послабления — позволяют прибывшим из других стран, Москвы или Санкт-Петербурга проходить карантин не в обсерваторах, а в своих квартирах, по месту прописки. Так, например, обстоят дела в Новосибирске и в Сочи. Везде есть нюансы. Вот что рассказывала изданию The Village девушка по имени Кристина Киевская, которая прилетела из Москвы в Сочи и которую направили в местный обсерватор. «Когда сели перед сотрудницами [Роспотребнадзора] за стол, они были очень грубы и жестки. Сказали: „Нет прописки [в Сочи] — езжайте в обсервацию“. И выписали бумажку об отправке сюда [в обсерватор]… Были скандалы. Например, одну семью отправили в обсервацию, хотя у них свой дом чуть ли не на соседней улице, есть документы о праве собственности, но не было прописки, поэтому их тоже отправили сюда. Были случаи, когда жену отправляли, а мужа отпускали».

Молодой IT-администратор Иван Алексеев тоже прилетел вместе с товарищем в Сочи из Москвы, получив предложение по работе. Им объяснили, что из-за карантина придется провести две недели в изоляции, однако это можно сделать и на съемной квартире. Но в аэропорту Сочи Ивана и его друга моментально направили в обсерватор. Вот как он об этом рассказывает: «После прилета всех гонят в одну очередь — естественно, никакая дистанция не соблюдается, 90% людей без масок. Очередь выстраивается к столу, за которым сидят три девушки из Роспотребнадзора. Спрашивают цель прилета и выписывают постановление о самоизоляции. Наш договор [с заказчиком] категорически отказались принимать и сказали, что без прописки — все в обсерватор. Дали постановление о помещении в обсерватор и хотели, чтобы я подписал еще какие-то документы, но я отказался напрочь и не дал им свой номер, который они требовательно просили. Единственный путь не попасть в обсерватор — сразу улететь обратно. Если все же соглашаетесь ехать [в карантин], то полиция провожает до автобуса и закрывает за вами двери».

Обсервационный центр на базе Центра реабилитации инвалидов «Царицыно»
Игорь Иванко / Коммерсантъ

Теперь Иван и его товарищ находятся в обсерваторе, расположенном на базе олимпийского отеля «Бархатные сезоны». На условия они не жалуются: приличный трехместный номер с холодильником, телевизором и ванной, трехразовое питание («не суперхорошо, но и не плохо — обычная еда из столовой»). Поскольку выходить из номеров нельзя, все находящиеся в обсерваторе организовали группу в WhatsApp и поддерживают контакт там. В определенные часы можно заказать доставку продуктов к воротам КПП. Можно даже курить в комнатах.

Зато бежать из «Бархатных сезонов» не получится. «На въезде в обсерватор — КПП с кучей росгвардейцев и сотрудников МЧС, — пишет Иван. — По периметру также дежурит Росгвардия. Бежать отсюда пытались несколько человек, всех в итоге ловили, выписывали штраф в районе 15 тысяч рублей и отправляли обратно. Нам это рассказали сами же сотрудники Росгвардии и обслуживающий персонал».

Адвокат и правовой аналитик правозащитной организации «Агора» Станислав Селезнев указывает, что помещать людей в обсерваторы законно только в случае информированного и добровольного согласия. «Когда человек выходит из самолета, он может подчиниться требованию поехать в обсерватор, а может уехать домой, — пояснил Селезнев в разговоре с „Медузой“. — Однако впоследствии, если диагноз [коронавирусная инфекция] будет подтвержден, ему может грозить административная или даже уголовная ответственность — на основании постановления главного санитарного врача, а также Кодекса об административных правонарушениях — части 2, статьи 6.3. Что касается побега из обсерватора, за это могут привлечь к ответственности по той же статье, поскольку постояльцы либо подписали добровольное согласие, либо попали туда по решению суда».

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Ани Оганесян, Алексей Яблоков

Реклама