Перейти к материалам
Стокгольм. 26 апреля 2020 года
истории

Станет ли Стокгольм еще одним Нью-Йорком? Шведский и британский эпидемиологи поспорили о том, насколько жестко нужно бороться с коронавирусом

Источник: Meduza
Стокгольм. 26 апреля 2020 года
Стокгольм. 26 апреля 2020 года
Jessica Gow / TT / Scanpix / LETA

Ведущий британский эпидемиолог Нил Фергюсон заочно ответил шведскому ученому Йохану Гизеке, который защищал подход своей страны к борьбе с эпидемией коронавируса. В середине апреля в интервью сайту Unherd Гизеке, в частности, раскритиковал статью, подготовленную группой ученых Имперского колледжа в Лондоне под руководством Фергюсона. Авторы разбирали различные стратегии борьбы с коронавирусом и пришли к выводу, что мягкий вариант может привести к гибели сотен тысяч человек в такой стране, как Великобритания. Гизеке считает, что исследование сделано на недостаточно высоком уровне и шведский пример доказывает, что необходимости в жестком карантине нет. В ответ Фергюсон напомнил, что число случаев заболевания и число смертей в Швеции продолжают увеличиваться, а в Великобритании начался спад. «Медуза» рассказывает о других аргументах обоих ученых.

Все материалы «Медузы» о коронавирусе открыты для распространения по лицензии Creative Commons CC BY. Вы можете их перепечатать! На фотографии лицензия не распространяется.

Аргументы Гизеке

Ограничительные меры, введенные в Швеции, значительно мягче, чем в других государствах Европы: там по-прежнему нет полного карантина и массового закрытия различных учреждений, вместо этого власти ограничиваются точечными мерами и рекомендациями гражданам по профилактике инфекции. В своем интервью тому же сайту Unherd Гизеке, который с 1995 по 2005 год был главным государственным эпидемиологом Швеции, настаивал на том, что политика локдауна, выбранная Великобританией и другими европейскими странами, не имеет под собой строго научных оснований. Он не удержался от шпильки в адрес Фергюсона, сказав, что ни один препринт на его памяти не оказывал столь существенного влияния на политические решения. Именно после выхода исследования, проведенного группой под руководством Фергюсона, правительство Великобритании отказалось от идеи не вводить карантин и ждать выработки группового иммунитета, сочтя, что число смертей в таком случае будет неприемлемо высоким.

По мнению Гизеке, качество работы оставляло желать лучшего, а прежний курс британского правительства принес бы больше пользы. Выход статистики смертей в Великобритании на плато шведский ученый в равной степени с карантинными мерами объясняет тем, что наиболее уязвимые люди уже умерли.

Йохан Гизеке
Ali Lorestani / TT / Scanpix / LETA

Не согласен ученый и с критикой в адрес мер шведского правительства, принятых на основе рекомендаций нынешнего государственного эпидемиолога Андерса Тегнелла. Противники этой стратегии указывают на то, что в Швеции от коронавируса умерло больше двух тысяч человек (данные на 26 апреля), в то время как в соседних Норвегии, Дании и Финляндии — 201, 422 и 190 соответственно. По утверждению Гизеке, число смертей на 100 тысяч человек в Швеции не критично больше, чем в Дании, Финляндия раньше начала проводить мероприятия по профилактике инфекции, а в Норвегии число смертей значительно меньше благодаря тому, что в домах престарелых, которые стали одним из главных центров распространения инфекции, там живет существенно меньше людей. То, что шведские власти не закрыли для посещения дома престарелых раньше, Гизеке считает основной неудачей выбранной ими стратегии борьбы с эпидемией. Если бы это было сделано, то число смертей значительно снизилось.

В то же время он уверен, что, когда эпидемия закончится, результаты во всех странах будут схожими. Более того, по его мнению, такие страны, как Южная Корея, которые жесткими, но индивидуализированными мерами по социальной изоляции смогли остановить распространение эпидемии, всего лишь выиграли время, а в итоге получат тот же всплеск, что и везде. Основная цель правительства должна быть в том, чтобы изолировать людей из уязвимых групп до тех пор, пока не будет разработана вакцина от болезни.

Говоря о болезни как таковой, Гизеке настаивает на том, что ковид — это «мягкое заболевание», схожее с гриппом, а панику у людей вызвала его новизна, которой политики воспользовались, чтобы показать свою «силу и решительность». Тем не менее он уверен, что реальная летальность заболевания не превышает 0,1%, а даже если и больше, то в два, а не в десятки раз.

Возможно, самое опасное, считает Гизеке, заключается в том, что, играя на страхах общества, авторитарные политические лидеры сумели сделать свою власть практически абсолютной. Он приводит в пример Венгрию, где премьер-министр Виктор Орбан получил чрезвычайные полномочия на неопределенно долгий срок.

Аргументы Фергюсона

В ответном выступлении Нил Фергюсон подчеркивает, что не считает себя вправе высказывать какие-либо политические оценки. Как ученый он, однако, отметил, что большинство эпидемиологов по всему миру разделяют его подход, а пример Швеции — исключение. В то же время, по его мнению, шведскую статистику нельзя считать доказательством того, что «стратегия смягчения» вместо жесткого карантина не так уж плоха: в марте ученые под руководством Фергюсона подсчитали, что она приведет к гибели 250 тысяч человек в Великобритании и 1,1–1,2 миллиона в США. Как утверждает Фергюсон, несмотря на отсутствие карантина, в Швеции принято слишком много ограничительных мер, чтобы называть это «стратегией смягчения».

Нил Фергюсон
Unherd / YouTube

Но даже с этими мерами, утверждает британский эпидемиолог, уровень смертности от коронавируса в Стокгольме приближается к нью-йоркскому. По словам Фергюсона, нельзя говорить о единой летальности заболевания, поскольку она очень сильно зависит от возрастной структуры населения. Согласно его расчетам, для Великобритании это 0,8–0,9%, а для Швеции, где пожилых людей больше, она должна быть еще выше.

По мнению Фергюсона, любые меры по «откладыванию» эпидемии полезны, поскольку позволяют снизить нагрузку на здравоохранение, что критически важно для больных и самим коронавирусом, и другими серьезными заболеваниями. Но он не верит, что изоляция уязвимых групп — это реалистичная стратегия. Прежде всего, потому что их представители — в первую очередь пожилые люди — больше всего нуждаются в контактах как минимум с докторами безотносительно коронавируса, а значит, полная самоизоляция невозможна. По оценкам Фергюсона, даже если 80% пожилых британцев окажутся в изоляции и только 20% будут контактировать с внешним миром, число смертей от инфекции превысит 100 тысяч человек.

Единственный шанс избежать этого, считает британский исследователь, — сохранить социальное дистанцирование вплоть до массовой вакцинации.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Дмитрий Карцев

Реклама