Перейти к материалам
истории

В российских больницах не хватает средств защиты — в некоторых регионах ситуация критическая MeduzaCare поговорила с фондами, которые закупают для врачей маски и защитные костюмы, опережая государство

Источник: Meduza
Максим Шеметов / Reuters / Scanpix / LETA

О нехватке средств индивидуальной защиты (СИЗ) сообщают самые разные регионы России. Из-за этого больницы закрываются на карантин, меньше людей получают медицинскую помощь, есть случаи, когда врачи заражают пациентов. Благотворители рассчитывают, что государство скоро обеспечит больницам средства защиты, но пока помогают сами. MeduzaCare поговорила с тремя благотворительными фондами, которые поставляют средства защиты в десятки больниц в России, и собрала способы помочь врачам.

Статья, которую вы читаете, — часть нашей программы поддержки благотворителей MeduzaCare. В апреле 2020 года она посвящена благотворительности во время карантина. Все материалы можно прочитать на специальном экране.

Елена Смирнова, директор фонда «Созидание»

Еще в середине марта мы понимали, что нам придется подключиться. А в двадцатых числах марта начали получать первые письма — в основном из Москвы и Подмосковья, что нас очень удивило, потому что Москва вообще очень редко о чем-то просит. Для нас это был колокольчик: мы понимали, что, если даже Москва обратилась, ситуация аховая. А дальше поехали письма из регионов, началось сарафанное радио. Сначала сбор открыли мы, через день «Правмир». Работать стали сообща, чтобы не было пересечения по больницам. Тут же присоединился «Сбербанк», который открыл сбор на сайте и сделал рассылку по клиентам буквально за несколько дней. За десять дней мы собрали более семи миллионов, которые буквально спасли врачей из регионов.

В нашем фонде шесть человек бросили все: только сидели на телефонах и обзванивали всевозможные компании. Выполняли работу колл-центра, который ищет, где что осталось на складах. Выясняли, где можно купить хотя бы 10, 30, 50, 70 респираторов. У больниц заниматься этим возможности нет.

В основном мы выискивали респираторы, защитные очки, маски, шапки, хирургические бахилы, защитные костюмы, антисептики, перчатки (а если перчатки, нужны и кремы) и т. д. Покупали воду в бутылках, чтобы было удобно пить в защитных костюмах. В Москве, где было перепрофилировано много клиник, которые с точки зрения помещения, к сожалению, не очень логичны для размещения людей во время эпидемии, были дополнительные нужды, которые сначала показались странными, но потом стали понятны. Они были связаны с тем, чтобы люди проходили по определенным шлюзам, были оборудованы места, где можно переодеться. Уже начали поступать просьбы от клиник, которые не занимаются коронавирусом, но нуждаются в лекарствах, которые раскупили, потому что эти препараты якобы дают положительный эффект против вируса.

При этом много денег нам сэкономило то, что компании стали предлагать свою продукцию. Например, когда не хватало воды, сразу откликнулось 3-4 компании, которые стали ее развозить. Где-то не хватало специальной обуви — помогла компания ECCO.

К 5 апреля нам написали 60 — 70 писем из больниц — на данный момент мы помогли более 25 учреждениям. Но большинство писем были неофициальными: помогите, но открыто мы об этом просить не будем. Такие письма фонды принять не могут — мы можем работать только с официальными заявками с печатью, где больница пишет, чего и в каком количестве им не хватает. У многих больниц, особенно из больших городов, стоял вопрос: написать в благотворительный фонд и попросить о помощи официально или не написать письмо и подвергнуть риску врачей. Врачи, которые написали в наш фонд, — это люди, которые должны занимать свои руководящие должности, потому что в первую очередь думают не о должности и зарплате, а о персонале. Мы сможем победить эпидемию, если будем заботиться о других. А если будем рассчитывать на авось — сейчас мы из марли сошьем парочку повязок и идите работать — такое не проходит. Мы видим это на примере нескольких регионов.

Конечно, некоторые врачи находят другой способ найти средства защиты — не говоря об этом публично. И это тоже хорошо. Например, недавно наши друзья ездили в Тулу, чтобы отвезти антисептики и другие необходимые вещи. В одной больнице сказали, что у них на связи большие люди и ничего не нужно. В другой же каждой маске радовались так, что ты готов им еще сто раз помочь — кроме тебя им рассчитывать не на что. Ситуация со средствами защиты больше зависит от конкретной больницы, чем от региона. Хотя я уверена, что Красноярский край и некоторые другие регионы смогут закрыть потребности благодаря большим предприятиям, которые помогают больницам.

В остальном нам приходят заявки практически из всех регионов. Может быть только из Чукотки и Ямало-Ненецкого автономного округа еще не обращались. Из каких-то регионов звонили и говорили: у нас есть пациент с коронавирусом, мы не знаем, какие защитные костюмы надевать. Потом они рассказывали, как учились по роликам, которые Денис Проценко из Коммунарки выкладывал в открытый доступ. Круто, что врачи смогли в этом разобраться хотя бы так.

Помочь фонду «Созидание»

Анна Данилова, главный редактор сайта «Правмир»

Мы стали помогать одновременно с фондом «Созидание» (они начали первыми), когда в больницах появились первые пациенты с подозрением на коронавирус. Хороший врач из одного из регионов рассказала, что их больница будет переориентирована на работу с коронавирусом и спросила, может ли фонд «Правмир» купить СИЗ для врачей ее больницы. У них на тот момент не было практически ничего. Вскоре к нам обратились еще несколько больниц.

До последней недели у больниц было предписание закупать СИЗ у единого поставщика. А у него [поставщика] буквально не было всего необходимого. Так что без средств защиты оказывались даже больницы, у которых достаточно денег. Президент сказал о необходимости отменить это [предписание], возможно, ситуация как-то поменяется. Потому что СИЗ, которые сейчас можно купить с большим трудом, очень дорогие. Ситуацией воспользовались коммерческие фирмы и очень сильно подняли цены. Наши сотрудники бесконечно обзванивают огромное количество поставщиков, чтобы найти, у кого респираторы, у кого костюмы. Когда есть возможность что-то отхватить, мы покупаем.

На данный момент в фонд поступили запросы от 60 больниц. Это абсолютно душераздирающие письма, их очень сложно читать. Врачи работают голыми руками, в смотровых масках, без бахил, без защитных костюмов. Это люди, у которых точно такие же семьи, пожилые родители. Я знаю врачей, которые уже потеряли своих родственников от двусторонней пневмонии, которая развилась в результате коронавирусной инфекции.

«Православие и мир»

Во всех регионах есть больницы, где сложилась сложная ситуация. Есть больницы в Москве, где у врачей только простые маски. Есть отделения скорой помощи, где все плохо. Cредства защиты необходимы и медучреждениям, которые не связаны с коронавирусом, потому что болезнь может проходить бессимптомно — принял пациента — и заразился.

На данный момент мы собрали около 19 миллионов рублей и помогли 14 больницам. Еще 45 больниц ждут средств защиты. На помощь врачам нужны большие суммы, потому что большинство средств защиты одноразовые. Все больше больниц перепрофилируют под коронавирус: далеко не везде есть СИЗы. Нам очень нужна помощь инфлюенсеров, блогеров, чтобы как можно больше людей узнали об этой проблеме. На данный момент мы написали многим блогерам с большой аудиторией — моментально откликнулся Юрий Дудь и купил СИЗы, тонометры и дезинфекторы для двух московских больниц.

Этот сбор очень тяжело вести, потому что огромное количество людей пишут: «Пусть вам правительство все покупает. Почему мы должны в этом принимать участие?». Медицинское сообщество тоже очень боится обращаться в благотворительные фонды. У главврача всегда есть опасения, не будет ли к нему каких-то вопросов сверху. Мы надеемся, что никаких последствий не будет, хотя в таких случаях всегда ходишь по острию ножа.

Как мы видим, тяжелая ситуация со средствами индивидуальной защиты складываются примерно во всех странах. Никто не мог предвидеть масштабы такого стихийного бедствия. Краудфандинги проводятся абсолютно везде. Некоторые страны не просто покупают друг у друга аппараты искусственной вентиляции легких (ИВЛ), но буквально перехватывают приборы. Задерживают на границе медицинскую технику, предназначенную для экспорта.

Мы надеемся, что нашей помощи хватит, чтобы продержаться, пока больницы не будут обеспечены всем необходимым.

Помочь фонду «Правмир»

Виктория Агаджанова, директор фонда «Живой»

Когда ситуация с коронавирусом разгорелась, мы для себя решили, что будем наращивать темпы помощи подопечным, которым уже помогали на тот момент. Это люди, которые стояли в очереди на лечение и реабилитацию. По-хорошему мы были не готовы ввязываться в историю со средствами защиты. Но буквально спустя неделю мне стали писать пациенты, рассказывали, что лечение, которое они должны были пройти, придется приостановить в связи с угрозой распространения инфекции. Несрочным просто отодвигали лечение. Потом писали врачи, что они бы рады принимать пациентов, но в больнице очень много пациентов с ОРВИ и пневмонией, а средств индивидуальной защиты нет. Когда количество писем и звонков от врачей стало критическим, мы поняли, что если не поможем докторам, наша работа станет абсолютно бессмысленной. Просто не останется врачей, которые спасают наших пациентов.

Фонд «Живой»

Первыми написали больницы из Москвы, Московской области, Ярославской области, Владимирской области, Ростова-на-Дону. Позже подключилась Пермь. На очереди республика Коми, Краснодар (там все очень серьезно), Нижний Новгород, где большая вспышка за последние дни. На данный момент нам написали больше 70 больниц и пишут до сих пор. Из них 24 обратились официально. 16 больницам мы уже помогли, и еще восемь в приоритете.

Когда все начиналось, прежде всего просили маски. Когда стало понятно, какой оборот принимает пандемия, главврачи начали писать письма о том, что не хватает защитных костюмов, респираторов, очков, щитков и всего прочего. Некоторые больницы запрашивали очень большие партии. Оказалось, что многие клиники не знают, что СИЗ могут быть дезинфицированы и использованы повторно. Один комбинезон стоит порядка 2 тысяч рублей. После одного раза отправлять его в утиль категорически нельзя, потому что производство не справится с таким количеством заказов, не говоря о том, что на это ни у кого не хватит денег. Поэтому в каждую посылку мы обязательно вкладываем инструкцию по дезинфекции костюмов и респираторов. А добровольцы среди врачей анастезиологов-реаниматологов, исходя из количества реанимационных коек и количества персонала, высчитывают точное количество СИЗ, необходимое больнице.

Нехватка СИЗ в больницах возникла, во-первых, из-за спекулянтов, которые сильно подпортили общую картину. Я состою в нескольких закупочных чатах: вы не представляете, какое количество перекупщиков предлагают миллион масок, но только за нал. Даже пять миллионов масок за нал. Я один раз написала: «Ребят, а можно я просто посмотрю на процесс передачи масок и денег?». В общем часть товаров ушла к ним. Я очень благодарна компаниям, которые работают исключительно по письмам из больниц, то есть просят доказать, что мы отправляем товар именно в медучреждение. Второй фактор: деньги, которые есть у регионов, предназначены на государственные закупки. Они проводятся через тендеры и множество других официальных процедур. И в принципе это правильно. Просто в условиях, в которых мы отказались, скорость имеет решающую роль. А фонды реагируют чуть быстрее. Я надеюсь, что через месяц у нас не будет стоять эта проблема, потому что государство подключилось, проводит закупки и поставляет СИЗы в регионы.

Хотя принято считать, что в Москве все есть, тут тоже есть определенная нехватка защитных средств. Это связано с количеством больниц, которые вовлечены и будут вовлечены в борьбу с инфекцией. Нехватку средств испытывают больницы, которые только перепрофилируются. Там еще не успели провести закупки и обеспечить врачей всем необходимым. Кроме этого, у нас вызывают опасения регионы, где достаточно большие вспышки — Нижний Новгород, Коми, Краснодарский край. Был еще Ярославль, но там мы худо-бедно обеспечили четыре больницы.

Несколько больниц предварительно прислали заявки на средства индивидуальной защиты, но на этапе главврача все затормозилось. Мне сложно говорить, с чем конкретно это связано, но кажется, что медицинская администрация находится в растерянности, потому что фонд — структура, которая понятна не всем. Непонятно, как на это [просьбы о помощи у фонда] отреагирует государство, местные медицинские департаменты. Не прилетит ли врачу за то, что он официально попросил помощи. Некоторые врачи, которые присылают официальные запросы, очень просят не публиковать их в открытом доступе. Для нас это очень сложно, потому что за все потраченные деньги нужно отчитываться, но мы входим в положение и если есть официальное письмо от больницы, просто пишем регион, в который отправляем СИЗ.

Следующий виток просьб будет для пациентов. У нас уже есть запросы на покупки портативных рентген-аппаратов для маленьких больниц, расходных материалов для ИВЛ, которых тоже не хватает. Маленькие больницы не могли быть готовы к такой ситуации.

Помочь фонду «Живой».

Хотите помочь врачам? Вот еще несколько способов

  • «Яндекс» собирает пожертвования, которые пойдут на оплату такси для врачей, бесплатные тесты на коронавирус для людей старше 65 лет, продуктовые наборы для людей, которые оказались в тяжелой ситуации.
  • Вы можете напрямую помочь московской больнице № 52, которая принимает пациентов с коронавирусной инфекцией.
  • Проект «Дашины пирожки» доставляет еду волонтерам и врачам в медучреждения, где лечат коронавирусную инфекцию. Чтобы накормить врачей, нужно сделать заказ на любую сумму через приложение проекта и указать, что это еда для врачей Коммунарки (хотя ее доставляют не только туда).
  • Помочь врачам со средствами защиты в Нижегородской области, Воронежской области и Москве можно на сайте «Русфонда».
  • Фонд «Предание» собирает деньги на медицинскую технику и расходные материалы для больниц, куда госпитализируют людей с коронавирусной инфекцией.
  • Российские мейкеры печатают средства защиты для врачей на 3D-принтерах. Помочь им можно тут.
  • «Открытая Россия» собирает деньги на средства защиты для врачей станции скорой медицинской помощи Петродворцового района Санкт-Петербурга.

Записала Наташа Федоренко

Реклама