Перейти к материалам
истории

«Единственный вариант — идти шесть дней пешком до Катманду» Сотни россиян спустились с гор в Непале — и оказались в коронавирусной изоляции. Вот истории нескольких из них

Источник: Meduza
Архив Натальи Белокреницкой

Из-за распространения коронавируса в Непале застряли больше сотни россиян — в основном это туристы, которые занимались трекингом и планировали поход к базовому лагерю Эвереста. Пока россиян из Непала не эвакуируют, хотя у части туристов уже начали заканчиваться деньги на оплату жилья и еды. Туристы не знают даже приблизительной даты возвращения домой. «Медуза» пообщалась с несколькими гражданами России, которые не могут выбраться из Катманду.

Злата Васильева и Тамара Асанова

туристки из Санкт-Петербурга

Целью нашей поездки был трекинг к базовому лагерю Эвереста. Мы мечтали об этой поездке четыре года. Наше планирование заключалось в том, что мы читали информацию о стране, выбирали, по какому маршруту пойдем, продумывали разные нюансы, готовились физически, готовили какое-то снаряжение. Билеты на самолет в Непал мы купили в августе 2019 года. С этого момента мы совершали покупки других билетов, бронировали отели, искали гида и планировали остальные детали поездки.

Определенное беспокойство [по поводу коронавируса] было, но такой масштаб пандемии мы не предполагали. На моей памяти это не первая пандемия. До этого мы переживали птичий и свиной грипп, и тогда, насколько я помню, авиасообщение не останавливали. Поэтому, конечно, мы не предполагали такого исхода.

Мы прилетели в Непал месяц назад. Обстановка в стране была достаточно спокойная. Все так же выдавались разрешения, трекеров пускали в горы. Единственное отличие — измеряли температуру. Но насколько я знаю, это на тот момент делали уже во многих аэропортах.

В горы мы поднимались втроем — у нас еще был гид, который нас вел. Первые дни нашего трека в горах все было достаточно спокойно. Следить за ситуацией в горах возможности в большинстве своем не было: было очень много мест, где связи не было практически никакой. О [масштабе] пандемии мы узнали уже на пути назад — когда спустились.

До Катманду мы добирались маленьким самолетом из Луклы — в последний день авиасообщения. На следующий день самолеты уже не летали. Через несколько дней после возвращения в Катманду в Непале объявили локдаун и закрыли авиасообщение полностью.

Сейчас мы проживаем и питаемся в отеле — все оплачиваем из собственных средств. Местный персонал относится доброжелательно и предлагает посильную помощь. Единственное их условие — не выходить на улицу. С порога нашего отеля мы видим, что на улице практически нет людей и машин, периодически ездят полицейские патрули. Очень отличается от того, что было в Катманду раньше.

Когда мы вернулись из базового лагеря, была надежда на наш запланированный авиаперелет домой. Совсем отчаялись, когда увидели новость о прекращении вывозных рейсов, так как из-за остановленного авиасообщения в Непале и России самостоятельно вернуться домой мы не сможем. Сейчас рейсы возобновились, мы снова в ожидании, надеемся, что в ближайшее время появится более точная информация о нашем возвращении.

Наталья Белокреницкая

туристка из Сочи

Я планировала поездку за несколько лет — не по финансовым причинам, а по наличию свободного времени. Но очень много здесь тех, кто несколько лет собирал деньги на это путешествие. Стоимость поездки с треком к базовому лагерю в нормальной ситуации стоит не меньше двух с половиной тысяч долларов. Это минимально.

В Непал я прилетела 9 марта. В тот момент уже была очень напряженная ситуация в мире, но она была связана с Китаем и европейскими странами. В Непале на тот момент был только один зарегистрированный случай, и никаких рекомендаций воздержаться от поездки туда не было. В самой стране на тот момент не было абсолютно никаких ограничений. Страна жила своей жизнью.

В треке у меня постоянно была связь, и мы следили за ситуацией — многие туристы, отправляясь в горы, экономят на сотовой связи и интернете, но мы были на связи. И уже в треке сначала появилась информация, что с 14 марта фактически прекращают выдавать въездные визы. Уже в 20-х числах появилась информация, что Непал закрывает международное сообщение. В тот момент мы находились у базового лагеря Эвереста. Связались с российским посольством — нам сказали, что 22 марта будет рейс, который заберет россиян из Катманду. Мы сказали, что не успеем вернуться до 25-го, нам сказали: «Не переживайте, вернетесь — и будем решать». Поэтому у нас не было паники.

24-го числа мы вернулись в Луклу. В этот день Непал перекрыл все передвижения по стране. Единственный вариант выбраться — идти шесть дней пешком до Катманду. Посольство предложило нам военный вертолет — по 600 долларов за человека, перелет два часа. Параллельно непальцы нам предложили свой вариант по 425 долларов на человека и перелет полтора часа. Но в этот же день прилетел самолет за французами. У нас встал вопрос: почему за французами прилетает самолет, а мы должны лететь на военном вертолете? Мы связались с посольством. Через день нам сказали, что вариант с самолетом возможен, но договариваться с авиакомпанией нужно самим — никаких чартеров для нас никто организовывать не будет. Максимальное, что может сделать посольство, — написать письмо, что оно поддерживает нашу заявку и просит оказать поддержку. Все это направили в авиакомпанию.

До 28 марта мы были в Лукле, все это время европейцы благополучно улетали. При этом благодаря правительству Непала с 26-го числа мы могли проживать и питаться в отелях Луклы бесплатно. К обеду 28-го мы вылетели из Луклы. При этом хочу отметить, что европейцев эвакуировали в Катманду абсолютно бесплатно, мы заплатили по 200 долларов.

Архив Натальи Белокреницкой

С 28 марта мы находимся в Катманду, нас развезли по отелям, которые еще не закрылись, — таких очень мало. Мы живем, нас кормят — но все за свой счет. Вечером нас на час выпускают в город, чтобы мы могли приобрести все необходимое. Город абсолютно пустой, закрыто абсолютно все. Вечером нелегально открываются несколько лавок, как только продавцы видят полицию — лавки закрываются. Улицы пусты. Сейчас это мертвый город, где нет пешеходов, нет торговли, нет ничего.

Сейчас вся проблема с возвращением на родину состоит в том, что между Непалом и Россией нет прямого авиасообщения. Соответственно, прислать за нами борт какой-нибудь авиакомпании невозможно. Требуется разрешение властей Непала и лицензия на посадку в Катманду. Альтернативный вариант — эвакуация бортом МЧС или военным бортом. В 2015 году, когда здесь было землетрясение, россиян эвакуировали именно так. Сейчас посольство находится в тесном контакте с Москвой — там думали вернуть нас через Индию, но такого разрешения получено не было. Мы надеялись, что 6 апреля появится анонсированный график вывозных рейсов, но к вечеру никакого графика нашей эвакуации не появилось. Шансы на скорую эвакуацию тают с каждым днем.

Единственный альтернативный приемлемый вариант, который я сейчас вижу, — это вывоз Qatar Airways. Сейчас именно они вывозят всех европейцев и американцев, вылетают минимум два раза в день. Многие из нас готовы сразу оплатить такие билеты. Плюс есть практика европейских стран, которые договорились, что их граждане смогут оплатить билеты, когда вернутся домой. Пока всего этого нет, нам такой вариант не предлагается. Почему — неизвестно.

Мы реалисты и понимаем, что в лучшем случае вывоз начнется после 15 апреля, когда Непал должен снять ограничения на международные полеты. Возможно, после этого нам дадут возможность вернуться через какую-нибудь европейскую страну своими силами и за свой счет.

У нас создан чат — россиян здесь примерно 150 человек, — в котором мы обсуждаем все проблемы. Если в первые дни проблема с проживанием и средствами так остро не стояла, то сейчас у людей заканчиваются возможности жить в своих отелях. Люди переезжают в отели подешевле, хостелы и так далее. Сейчас посольство предложило вариант с хостелом с проживанием примерно 100 рублей в сутки с человека. Но питание — за свой счет. Минимальный набор продуктов на день — как минимум тысяча рублей в день. Если жить очень скромно, то на человека нужно не меньше 1,5 тысячи рублей в день. Государством нам была обещана помощь в виде 2400 рублей в сутки, мы все заполнили формы на «Госуслугах». Помощь обещали выделить в течение 48 часов. Я заполнила больше 50 часов назад, но на своем счете я этой помощи не вижу.

Также на территории русского культурного центра организован палаточный городок, который готов бесплатно принять россиян на проживание. Но питаться, конечно, за свой счет. Мы ездили, смотрели — оборудовано все хорошо. Насколько я знаю, два человека из россиян выразили желание проживать в палаточном городке. Их выселили из отеля, и средств у них исключительно на пропитание.

Но основная проблема — это не проживание. Основная проблема — отсутствие качественного медицинского обслуживания. У большинства уже закончились медицинские страховки, с которыми прилетели; заканчиваются необходимые лекарства, а аналогов здесь нет. Медицина здесь на очень низком уровне. Официально в Катманду зафиксировано девять случаев заболевания коронавирусом, но на всю страну есть всего несколько тысяч тестов. Поэтому мы опасаемся, что реальное число заболевших гораздо выше — люди просто недообследованы. При этом ни у кого из россиян никаких симптомов нет. Все здоровы. Мы же живем в отелях, а там постоянная дезинфекция. Если выходишь в город, тебя при возвращении в отель полностью обрабатывают.

Исходя из имеющейся информации, российское посольство в Непале делает все зависящее от него. Но в силу каких-то причин мы не можем получить тех же результатов, что европейцы. По каким причинам — не знаю. Посольство нас не бросает, но самого главного — хотя бы приблизительных сроков и условий эвакуации — мы услышать не можем. А так как не знаем даже приблизительных сроков, то не можем и распланировать бюджет. Конкретно я могу находиться здесь довольно продолжительное время, но таких единицы. Основная масса — это люди, которые стеснены в средствах. И не всем родственники могут оказать финансовую помощь: в России карантин вторую неделю, многие не работают, люди экономят на всем.

«Медуза». Работаем 24/7. И только в интересах читателей Нам срочно нужна ваша поддержка

Беседовал Павел Мерзликин