Перейти к материалам
истории

Секс-работницы тестируют на ВИЧ своих клиентов и других женщин — это называется равное консультирование MeduzaCare рассказывает, как устроена их работа

Источник: Meduza
Ольга Родионова / СПИД.ЦЕНТР

Секс-работницы живут с повышенным риском заразиться ВИЧ: презервативы стоят дорого, клиенты часто стремятся избежать их использования (обманным путем или за деньги). На помощь приходят равные консультантки — другие секс-работницы, которые делают бесплатные тесты на ВИЧ и раздают презервативы. Иногда им удается тестировать даже своих клиентов. Спецкор «Медузы» Ирина Кравцова рассказывает, как устроена профилактика ВИЧ-инфекции в сфере секс-услуг.

Статья, которую вы читаете, — это часть нашей программы поддержки благотворителей MeduzaCare. В марте 2020 года она посвящена жизни с ВИЧ. Все материалы можно прочитать на специальном экране.

«Не ведись на любовь и верность»

Офис санкт-петербургского движения секс-работниц «Серебряная роза» находится в полуподвальном помещении неподалеку от Московского вокзала. На стенах висят самодельные тряпичные плакаты: «У вас устой порвался», «Меня от вас рвет», «Рву стереотипы дорого». В коридоре между прикрепленными на стену футболками с надписями «Love condoms» и «Antifa» висит черная майка, на которой написано «Любовь и верность — твоя защита от СПИДа» (такие футболки раздавали в Москве в 2018 году в рамках государственной профилактики ВИЧ). «Это, конечно, х****, — смеется над лозунгом на футболке руководитель движения секс-работниц „Серебряная роза“ Ирина Маслова. — От СПИДа спасают контрацептивы и тестирование — и больше ничего. Не ведись, бога ради, на любовь и уж тем более верность».

«Имея энное количество клиентов каждый день, секс-работница рискует больше, чем ее клиент. Поэтому от себя мы делаем все, чтобы помочь им [секс-работницам] не подцепить ВИЧ, — рассказывает Маслова. — Раздаем презервативы, потому что они жутко дорогие, а работать без них — труба. Раздаем лубриканты, потому что на втором клиенте собственная вагинальная смазка не выделяется и любой секс становится травматичным, с микротрещинами, через которые в том числе может проникнуть любая инфекция».

По словам Масловой, в день одной секс-работнице нужно минимум 15 презервативов (на пятерых клиентов). Но из-за ограниченного финансирования организация может выдавать бесплатно только 30 презервативов и маленький лубрикант на месяц. В расширенный пакет услуг, который «Серебряная роза» предлагает за одну тысячу рублей, входит большая пачка презервативов, большой лубрикант, направление к врачам и тестирование на ВИЧ. Этот платный пакет, по словам Масловой, помогает организации делать закупки презервативов, оплачивать аренду офиса и услуги врачей. Но чтобы попасть к врачу или пройти тест на ВИЧ, необязательно платить деньги: «Серебряная роза» помогает бесплатно.

У «Серебряной розы» есть договоренности с гинекологами и дерматовенерологами в одной из городских поликлиник. Минуя регистратуру, женщина может прийти к доктору, сдать все анализы и пройти осмотр. По словам Масловой, это очень важно, потому что 70% секс-работниц — это приезжие из других регионов и стран.

Когда к гинекологу приходит обычная женщина, объясняет Маслова, врач задает ей только стандартные вопросы и назначает стандартные анализы, минуя тщательную проверку, в которой нуждаются секс-работницы. «Наши доктора понимают, кто к ним приходит. Им даже говорить об этом не надо. Они понимают и то, что если секс-работницы будут себя беречь, то будет меньше замужних женщин, которые приходят с беременностью и у них выявляется ВИЧ-инфекция», — говорит Маслова.

Правда, часто гинекологи демонстративно надевают несколько пар перчаток и дополнительную маску, рассказывает волонтер «Серебряной розы» Светлана. «Вы бы пошли второй раз к врачу, который отнесся к вам с такой брезгливостью?» — спрашивает она.

Но чтобы пройти тест на ВИЧ, к врачу идти необязательно. «Мы даем женщинам возможность протестироваться на ВИЧ в спокойной обстановке, не ходя в поликлинику», — объясняет Маслова. Сделать тест можно и в офисе организации, и на рабочем месте. Каждую неделю волонтеры «Серебряной розы» приезжают в квартиры (или салоны), где секс-работницы принимают клиентов, раздают им лубриканты, презервативы и проводят экспресс-тестирование на ВИЧ. Волонтеры — тоже секс-работницы, у некоторых из них есть ВИЧ. Это называется равное консультирование.

«Тебе уже терять нечего»

Равная консультантка «Серебряной розы» Светлана рассказывает, что, когда приезжает в квартиру, сначала просто общается с девушками на кухне. «Сидим, пьем чай, курим. Девочки по одной, или могут все сразу припереться на кухню — кто только в чулках, кто одет. Я раздаю им презервативы, направления к гинекологу. Тестирую девочек, которые просят об этом, кто-то отказывается. Посидели, поболтали, взяли направления к гинекологам и разошлись», — рассказывает Светлана.

По ее словам, положительный ВИЧ-статус подтверждается у секс-работниц не часто. «При этом был случай, когда я сделала девочке тест, а она потом на меня накидывалась. Говорила, что я сука сама придумала, что у нее положительный [тест], а у нее якобы ничего нет, что я ей вру. Я предлагала съездить вместе в диспансер, еще что-то, — рассказывает Светлана. — А был случай, когда приехали к гинекологу за подтверждением, женщина побежала в регистратуру, стала орать, что у нее СПИД. Ее накрыло так».

Ксения, равный консультант екатеринбургского общественного фонда «Новая жизнь» (сейчас Ксении 45 лет, секс-работой она занимается последние 20 лет), рассказывает похожую историю о 35-летней секс-работнице Евгении: «Я месяц назад ей говорю: „Давай тихонечко сделаем тебе тест“. Она согласилась. Я поставила тест в специальную емкость (результатов нужно ждать 20 минут), она посидела пару минут и на меня накинулась. Стала просто невменяемой, заорала: „Отдай мне его“. Схватила тест до того, как он показал результат, и убежала с ним. Думаю, она положительная, конечно».

Ксения рассказывает, что все девушки, у которых на тестировании выявляется положительный статус, просто убегают: «Говорят: „Да, да, да“. И все, ее потом нет, на связь не выходит. Им, видать, время нужно, чтобы это осознать как-то и опять прийти». По словам Ксении, лечатся после этого единицы.

Равная консультантка Светлана говорит, что ей не важно, сколько у секс-работницы было клиентов: «Мне важно, чтобы она понимала, что у нас есть те же права, что у любого другого человека. Ненормально, когда у нее [секс-работницы] что-то болит, а она не может прийти к доктору, потому что придется рассказать о том, как это получилось».

Ирина Маслова
Ольга Родионова / СПИД.ЦЕНТР

По словам Ирины Масловой, есть секс-работницы, которые продолжают принимать клиентов даже после того, как у них выявляют ВИЧ: «Они принимают терапию, имеют нулевую вирусную нагрузку и, следовательно, не могут передать заболевание своему клиенту». 

Маслова вспоминает историю девушки, которой организация помогала около шести лет назад. «Киргизка приехала на заработки в Санкт-Петербург. Работала, деньги отсылала родителям домой, — рассказывает Маслова. — Потом заработала себе здесь ВИЧ, поехала на родину лечиться. Там ей врач сказала: „Как совсем плохо станет, приходи“. Мать сказала: „Тебе уже терять нечего, а братишке скоро свадьбу нужно будет устраивать, деньги нужны. Поэтому возвращайся в Петербург и работай дальше, пока сможешь“». После этого женщина действительно вернулась в Санкт-Петербург и продолжила работать. «Серебряная роза» помогла ей получить лечение. Сейчас, по словам Масловой, эта женщина принимает терапию, нормально себя чувствует и даже вышла замуж.

«Ты еще смелый или уже смелый?»

С 2019 года «Серебряная роза» стала предлагать секс-работницам постконтактную профилактику. Она помогает не заразиться ВИЧ, даже если у человека был рискованный контакт. «Если ты понимаешь, что у клиента есть следы от инъекционных наркотиков, либо он как-то подозрительно выглядит, либо прямо говорит: „А у меня ВИЧ“, — в течение 72 часов необходимо начать прием терапии. Это поможет предотвратить проникновение вируса к тебе в кровь, в твой организм», — объясняет Маслова. 

Она рассказывает, что женщины, которые прошли постконтактную профилактику с помощью организации, постепенно стали приходить и говорить, что готовы тестировать своих клиентов. «То есть она однажды все это пропила, пережила весь страх и ужас — и это женщину настолько перепахало, что появилось желание уберечь от этого коллег», — говорит Маслова. По ее словам, на тестирование соглашается примерно один клиент из десяти. Для сравнения, среди подопечных «Серебряной розы» в среднем только одна из десяти девушек отказывается от теста.

Тестировать клиентов необходимо, потому что практически все мужчины настаивают на сексе без презерватива, объясняет 37-летняя равная консультантка «Серебряной розы» Елена. Она занимается секс-работой с 18 лет, с тех пор как оказалась одна с грудным ребенком на руках. «Им веры нет. А презервативов всегда мало, — рассказывает Елена. — С одним клиентом ты можешь всего один потратить, а с другим изведешь все двадцать, потому что этот придурок будет его постоянно снимать и канючить: „А давай без него“. Или специально снимет, как будто вот он стоит сзади меня и я не почувствую, что он его снял. У таких мужчинок я всегда спрашиваю: „Ты еще смелый или уже смелый?“ То есть ты еще смелый, раз хочешь без презерватива трахаться, потому еще ничем никогда не болел. Либо ты уже смелый, потому что у тебя весь букет и тебе уже срать?»

Ксения, 45-летняя равная консультантка из Екатеринбурга, объясняет логику клиентов: «Когда они регулярно приходят к тебе, то начинают клянчить: „Ну чего ты, давай трахаться без презиков, я чистый — у меня же жена и дети есть“ или „Да почему ты отказываешься? Ты что, болеешь что ли?“» Первое время, говорит Ксения, она терялась и не знала, что ответить: «Скажу, что больная, непонятно, кто как [отреагирует]. Кто стукнет, кто скажет: „Пошла вон“. Скажу, что не больная, будет дальше канючить».

Недавно к Ксении пришел старый клиент и рассказал, что «был очень пьяный с девочкой, которая ну то ли да, то ли нет [то ли с ВИЧ-положительным статусом, то ли нет], никто наверняка не знает». По словам Ксении, он знал, что секс-работница, с которой он провел время, употребляет наркотики, но был пьяный и не помнил, занимались ли они сексом без презерватива. Ксения сразу отправила мужчину в офис фонда, чтобы он прошел тестирование и пропил постконтакную терапию. «У него трое маленьких детей и беременная жена дома», — говорит она. Также у Ксении были клиенты, которые не говорили, что они ВИЧ-положительные, но при этом просили сделать им минет без презерватива и только через несколько встреч проговаривались о своем статусе.

Ольга Родионова / СПИД.ЦЕНТР

По словам Елены, у некоторых секс-работниц есть дополнительная услуга — секс без презерватива. «Я не понимаю таких рисков. Не те деньги, чтобы так рисковать, вообще не те, — объясняет Елена. — Да и как верить на слово человеку, который на первую встречную пытается залезть без гондона?» Ксения рассказывает, что некоторые клиенты прицельно идут только к той секс-работнице, которая согласится на незащищенный секс.

«Давай кольну тебе пальчик?»

Волонтеры «Серебряной розы» говорят, что Елена «крутая», потому что успешно тестирует на ВИЧ своих клиентов. За последние три месяца ей удалось протестировать 25 мужчин. «Ни один не плюсанул», — говорит она.

«Конечно, [клиенту] сразу не скажешь: „Хочешь, я тебя на ВИЧ протестирую?“ Им и так боязно в бордели приходить, — объясняет Елена. — Сначала клиент приходит, выбирает, что хочет, делаю расчет, он идет в душ. Занялись сексом, лежим, курим, грубо говоря. „Чем ты занимаешься в обычные дни?“ — меня спрашивают. А я такая: „А я работаю там-то волонтером“». После этого Елена рассказывает о своем волонтерстве и ненавязчиво предлагает сделать тест мужчине. «Если не спросят, значит, ничего не говорю. Их нельзя этим пугать, — говорит Елена. — Если я вижу, что клиент более-менее нормальный и в принципе солидный, я никогда в жизни не предложу. А если вижу, что это какой-нибудь Павлик-наркоман, с которым можно просто постебаться, говорю: „А что, давай кольну тебе пальчик?“»

Елена вспоминает один из случаев: «Был такой чудак у меня недавно. Я ему предложила протестироваться, а он говорит: „Я вообще боюсь кровь сдавать из пальца. Мне немножко не по себе становится“. Я говорю: „Да что тебе не по себе? Вроде такой крупный мальчик, гроза всех дворов, рубаха-парень. Что тебе, сложно что ли? Тем более у меня скарификаторы для детей, которыми в поликлинике деткам [пальцы] колют“». Елена сделала укол, и сначала все было нормально, но как только прикоснулась к пальцу, чтобы немного надавить, мужчина потерял сознание. «Пока он в этом невменозе был, я быстренько две капли взяла, закинула на тест и хоп-хоп его по щекам: „Просыпаемся. Все хорошо?“ „Ага“, — он говорит. Я говорю: „Ты что, придурок, не предупредил, что ты в обмороки падаешь? Ты меня сейчас так напугал, я же тут недавно волонтер-то, недавно колю всем пальцы“», — вспоминает Елена.

Впрочем, большинство клиентов все-таки боятся проходить тестирование. «Некоторые быстренько одевались и уходили на панике», — говорит Елена. По ее словам, мужчины используют одну и ту же отговорку: «Мне не надо, я недавно полное клиническое обследование проходил».

Зато у нее на попечении два салона (в которых принимают клиентов секс-работницы), где «все протестированные». «Все, вплоть до водителей [протестированы], — говорит Елена. — Потому что если ты находишься в этой сфере, ты должен знать [свой статус]».

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Автор: Ирина Кравцова, Санкт-Петербург

Редактор: Наташа Федоренко

Реклама