Перейти к материалам
Центральный рынок на Маросейке в Москве, 21 марта 2020 года
истории

Спасти нас может только одно: Москву должны закрыть на карантин Как малый бизнес пытается выжить — и чем ему помогают власти. Репортаж Алексея Яблокова

Источник: Meduza
Центральный рынок на Маросейке в Москве, 21 марта 2020 года
Центральный рынок на Маросейке в Москве, 21 марта 2020 года
Сергей Фадейчев / ТАСС / Scanpix / LETA

Эпидемия коронавируса нанесла тяжелый удар по малому и среднему бизнесу. Потенциальные клиенты сидят по домам, постановлением главного санитарного врача Москвы закрыты кружки и секции, фитнес-клубы и бассейны — а правительство России распорядилось приостановить работу детских игровых комнат, ночных клубов и кинотеатров. Из-за указа президента о неделе выходных с 30 марта и до 3 апреля закроются торгово-развлекательные центры — последний оплот малого бизнеса. «Спасибо, что продолжаете ходить к нам, а то боимся, что нас уволят»; «спасибо, что не отказываетесь от уборки»; «спасибо, что согласились на уроки по скайпу» — так во время эпидемии благодарят клиентов. Журналист «Медузы» Алексей Яблоков рассказывает, как малый бизнес в Москве пытается выжить — и чем ему помогают местные власти.

Все материалы «Медузы» о коронавирусе открыты для распространения по лицензии Creative Commons CC BY. Вы можете их перепечатать! На фотографии лицензия не распространяется.

Издание РБК подсчитало, что один день простоя обходится торгово-развлекательному центру в Москве и Московской области в 60-155 миллионов рублей. Фитнес-клубы теряют до 300 тысяч рублей в день. Кофейни в центре Москвы — порядка 100-200 тысяч рублей в день. Фактически малый бизнес остался без выручки — но с арендной платой, налогами и зарплатами персоналу. И почти без надежды.

Сигналы бедствия

Юлия Тимофеева, владелец небольшой сети детских развлекательных лофтов в Москве и Подмосковье, признается: начиная с 15 марта 60% праздников и мероприятий были отменены, а с 24 марта в связи с распоряжением подмосковных властей три площадки пришлось закрыть. При этом команде из 20 сотрудников по-прежнему надо платить зарплату, не говоря об аренде. «Мы и так урезали все операционные расходы в ноль, а сами стараемся переходить на онлайн-форматы, — добавляет она, — но легче от этого не становится».

Руководитель танцевальной студии NewArk (более 300 учеников — взрослых и детей) Наталья Максимова рассказала «Медузе», что после введения ограничений мэрии все занятия у них прекратились, но преподавателям надо платить — как и арендодателю. «Все это очень тяжело, — признается Максимова. — Кроме того, мы серьезно потратились на оборудование для обеззараживания классов и надеемся все-таки, что нам разрешат возобновить работу с маленькими группами — до 12 человек. Мы написали письмо в департамент потребрынка и услуг Москвы. Для нас сейчас самая большая проблема — это аренда. Она коммерческая». Максимова решила обратиться на горячую линию поддержки предпринимателей, надеясь получить хоть какую-то субсидию на покрытие аренды. 

Владелец бельгийской брассери «0.33» Александр Ендовин: «За последнюю неделю наши продажи упали на 50-60%. Спасти нас может только одно: Москву должны закрыть на карантин и официально признать пандемию форс-мажорным обстоятельством. Тогда мы все сможем сказать арендаторам: „Сорри, на время беды мы не можем никому ничего платить“. Но все, с кем мы сейчас общаемся, говорят, что карантина в обозримом будущем не будет». 

Помимо платежей арендодателям и персоналу есть и другие проблемы. Например, Дарья Сонькина, основатель проекта «Дашины пирожки», рассказывает, что ее поставщики отменили фиксацию цен, резко повысив ее затраты, а крупные оптовые клиенты (кофейни и другие) отказываются от пирожков, потому что их точки попросту закрываются.

Предприниматели изо всех сил стараются удержаться на плаву: переходят на онлайн-мероприятия, организуют удаленную доставку товаров на дом, размещают в соцсетях отчаянные посты о скидках, распродажах и «счастливых часах». Иногда им помогают и сами клиенты. Например, в московском локальном фейсбучном комьюнити районов «Аэропорт» и «Сокол» жители организовали группу поддержки малого бизнеса — в основном местных ресторанов, — чтобы у тех не падала выручка.  

16 марта появилось первое коллективное обращение 29 предпринимателей к властям — петиция губернатору Петербурга Александру Беглову от местных рестораторов. В документе, под которым подписались 19 тысяч человек, сформулированы четкие требования, которые помогли бы продержаться представителям ресторанного бизнеса в период эпидемии. В частности, рестораторы просили официально признать распространение коронавируса на территории Петербурга обстоятельством непреодолимой силы; освободить предприятия общепита от всех налогов сроком на 120 дней; способствовать введению каникул на уплату коммунальных услуг на срок до 120 дней; отменить до конца 2020 года плановые и внеплановые проверки предприятий общепита и т. д.  А 25 марта 58 крупнейших ритейлеров и владельцев сетей общепита направили коллективное письмо премьеру России Михаилу Мишустину с просьбой о поддержке. Среди мер упоминался мораторий на уплату налогов и всевозможные финансовые отсрочки.

Обещание помощи

Для помощи всем этим людям столичный департамент предпринимательства и инноваций еще 16 марта открыл горячую линию: ее операторы (как сказано на сайте ГБУ «Малый бизнес Москвы», на базе которой действует колл-центр) помогут «оперативно решить вопросы, возникающие у представителей бизнес-сферы в условиях общей нестабильной мировой экономической ситуации, сложившейся в результате распространения коронавируса».

«Медуза» 24 марта попросила нескольких представителей бизнес-сферы обратиться на эту линию со своей бедой и рассказать о результате. Вот как это происходило.

Дарья Сонькина («Дашины пирожки»): «Трубку взяли быстро — не то чтобы я была 105-я в очереди. Взяла трубку девушка — вежливая и немного грустная. Я рассказала ей, что у нас проблемы с оплатой аренды, что доходы падают. Девушка переключила меня на „Штаб поддержки бизнеса“. Там тоже была сочувствующая женщина: выслушав меня, она посоветовала составить письмо моему арендодателю и сослаться в нем на конкретные указы Собянина и Мишустина. Продиктовала формулировку: „Прошу рассмотреть возможность снижения либо отсрочки арендной платы по договору“. Другое дело, что написать письмо — я напишу, но окончательное решение все равно будет за арендодателем. Рассмотрит он эту возможность или не рассмотрит — неизвестно».  

Борис Куприянов, владелец московского книжного магазина «Фаланстер»: «Я позвонил. Ответила очень тактичная молодая девушка. Я объяснил, что доходы падают примерно на 50%, как у всех, что у нас сокращение покупателей. Никаких конкретных мер поддержки я не услышал. В целом было впечатление, что они, похоже, сами еще о них не знают, а просто собирают материал, опрашивают таким образом людей». 

Торговый киоск на Казанском вокзале в Москве, 20 марта 2020 года
Dimitar Dilkoff / AFP / Scanpix / LETA

Денис Колбасов, менеджер магазина комиксов «Чук и гик»: «Я позвонил, ждал ответа секунд 15-20. Ответила женщина. Спросила, как ко мне обращаться. Я ответил, что я Денис и представляю интересы малого бизнеса. У нас, как и у всех, падение продаж до 50%, в связи с этим могут быть проблемы с арендной платой. Хочу узнать, какие меры предлагает правительство, есть ли решения по снижению арендной платы, ее рассрочки или переноса? В ответ мне предложили ответить на вопросы анкеты — по телефону или на сайте. Сказали, что пока конкретных мер нет, но по результатам анкетирования будут сформированы рекомендации для предпринимателей. Еще сказали, что у них есть психолог. Он может помочь предпринимателям объясниться с сотрудниками, если те переживают или нервничают. Я говорить с психологом не стал. У нас тесный, сплоченный коллектив, все и так все понимают».  

Линия поддержки

Конечно, после таких ответов захотелось посмотреть на работу горячей линии изнутри. Колл-центр департамента предпринимательства и инноваций располагается на востоке столицы, почти на окраине — в здании ГБУ «Малый бизнес Москвы». Его генеральный директор Андрей Железняков рассказал, что организация создана в 2012 году, чтобы помогать простым людям становиться предпринимателями, либо поддержать тех, кто уже ими стал. В основном люди звонят и приходят в «Малый бизнес Москвы» за юридической поддержкой: как открыть бизнес, как закрыть бизнес, как оформить документы и т. д. У ГБУ есть точка в каждом округе столицы. За семь лет работы, доложил Железняков, база ГБУ составила почти 200 тысяч контактов. 

И вот теперь значительная часть этих контактов названивает на горячую линию, в колл-центр, который занимает небольшую комнату в этом же здании. Вся комната уставлена цветами в горшках, а среди цветов одновременно говорят по телефонам и успокаивают взбудораженных предпринимателей пять-шесть приветливых женщин в медицинских масках. Не совсем ясно, зачем они им — ведь говорить приходится с невидимыми собеседниками. Каждые две минуты из разных углов комнаты доносится:

— Малый бизнес Москвы, Алина. Слушаю вас!..

— Алло, говорите! Горячая линия, да. Первые меры поддержки были сегодня опубликованы, вы можете найти их на сайте…

— Перевожу вас на «Штаб поддержки бизнеса». Психолог не требуется?..

Руководит диспетчерами Ольга Мещерякова — главный человек по телефонным звонкам. Ее опыт общения с живыми людьми трудно переоценить: Мещерякова работает в колл-центрах с 2003 года. За это время она поговорила с миллионами людей, причем на самые разные темы, поскольку работала и с автодилерами, и с «Аэрофлотом», и с медиа. Все, кто устраиваются на горячую линию «Малого бизнеса Москвы», проходят через жесткий отбор и несгибаемую волю Мещеряковой. Например, она просит на собеседовании, чтобы ей объяснили простыми словами — как завязать шнурок. «По тому, как человек будет подбирать слова и ориентироваться, я увижу очень много: речь, реакцию и вообще: адекватен ли человек».

Последнее требование самое важное, поскольку на горячую линию звонят, как считает Мещерякова, те, кто «попали в беду». Беда сейчас у всех предпринимателей одна, и многие из них рассказывают о ней весьма эмоционально. На случай таких диалогов над столом у диспетчеров висят замечательные формулировки. Например, такая: «Оставайтесь, пожалуйста, в рамках допустимого ведения разговора, в противном случае я буду вынуждена прервать разговор». Но это случай исключительный. По крайней мере, во время нашего визита таких слов в колл-центре не звучало. Здесь вообще все должно располагать к радости, считает Мещерякова: мы не в Испании, у нас солнца мало. Надо помогать. 

«Человек может звонить и кричать даже матом, ну и что? Может, у него ситуация, он в стрессе. Ну, выругался, сказал, какие мы плохие. Наша задача его понять и выслушать, предложить заполнить анкету, чтобы понять, чего он хочет, — объясняет Мещерякова. — Правда, сейчас у всех звонящих сейчас примерно одно и то же: „Падает выручка. Надо платить людям зарплату, аренду, а с чего? Мы бы хотели остаться на плаву, распустить людей на удаленку, а как? По правилам, персонал надо предупредить об этом за два месяца, а сейчас такой возможности нету. Что нам делать в этой ситуации?“» 

За неделю работы горячая линия приняла более 550 таких звонков. Все это случилось еще до того, как мэрия Москвы 24 марта выпустила постановление об антикризисных мерах поддержки бизнеса, и до выступления президента Путина, который 25 марта велел предоставить предпринимателям отсрочку по уплате всех налогов на полгода и пролонгировать их кредиты. 

Меры поддержки бизнеса от Путина и Собянина

Антикризисный пакет мер для бизнеса от московской мэрии (постановление от 24 марта) включает в себя:

— продление срока уплаты налога на имущество организаций и земельного налога; 

— отсрочку внесения арендной платы или ее временную отмену для фирм, которые арендуют помещения у города;

— снижение платы по договорам на осуществление торговой деятельности, продление срока уплаты торгового сбора.

Эти меры поддержки касаются в первую очередь организаций, которые работают в наиболее пострадавших от коронавируса сферах: общепит, туризм, гостиничный бизнес, культура, спорт, досуг, торговля.

Антикризисный пакет мер от президента Путина (озвучен в обращении Путина к гражданам России от 25 марта) должен быть введен законодателями и правительством:

— компаниям малого и среднего бизнеса предоставить отсрочку по всем налогам, за исключением НДС, на ближайшие шесть месяцев; 

— для микропредприятий дать еще и отсрочку по страховым взносам в социальные фонды; для компаний малого и среднего бизнеса снизить страховые взносы в два раза, с 30% до 15%;

— компании малого и среднего бизнеса, микропредприятия, оказавшиеся в сложной ситуации, должны получить отсрочку по кредитам также на ближайшие шесть месяцев;

— ввести сроком на шесть месяцев мораторий на подачу заявлений кредиторов о банкротстве компаний и взыскании долгов и штрафов.

Впрочем, и сейчас, после объявленных властями мер поддержки малого бизнеса, звонки в колл-центре не утихают. Не все еще слышали новости, и непонятно, что именно будет дальше — ведь меры кто-то должен обеспечивать. Но по крайней мере, теперь девушкам в цветах на горячей линии есть что рассказывать людям, а не только предлагать заполнить анкеты и поговорить с психологом.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Автор: Алексей Яблоков

Редактор: Татьяна Лысова

Реклама