Перейти к материалам
Аэропорт Марракеша
истории

Билеты Афины — Москва на четверых стоят 500 тысяч рублей Многие россияне не могут вернуться в страну из-за закрытия границ и отмены рейсов. Вот что они рассказывают

Источник: Meduza
Аэропорт Марракеша
Аэропорт Марракеша
SWNS / Scanpix / LETA

17 марта российский МИД признал, что многие российские граждане, которые выехали за рубеж до начала массовой отмены авиарейсов и закрытия границ из-за коронавируса, теперь оказались «в затруднительной ситуации» и не могут вернуться домой. Ведомство пообещало им помощь. Всего, по оценкам Ростуризма, за границей находится около 100 тысяч организованных туристов из России. «Медуза» связалась с несколькими россиянами, которые пытаются вернуться домой, попросив рассказать, что происходит и помогает ли им кто-нибудь.

Лилия

жительница Перми, застряла в Черногории вместе с мужем и двумя детьми

Мы улетели в Черногорию самостоятельно, без путевки. Прилетели в Тиват 8 марта, обратно собирались 19-го — естественно, у нас были куплены обратные билеты в Москву. До 17-го числа в стране была прекрасная обстановка. Ни одного человека в маске, никто не боялся никаких эпидемий. Но потом ввели запрет — рестораны перестали работать, а нам пришло сообщение, что наш рейс отменили. К тому моменту мы уже знали, что запретили полеты в Черногорию, но не думали, что могут отменить вылеты.

Мы начали изучать ситуацию по сети и брейнштормить. Поняли, что наш рейс именно отменен, а не перенесен. Довольно быстро пришло сообщение от S7, что мы можем оформить возврат средств за билеты. Мы сделали это и тем самым совершили ошибку. Дело в том, что сегодня мы дозвонились до контактного центра авиакомпании и нам сказали, что мы уже не их пассажиры и теперь мы сами по себе. Стало немного страшновато.

Хорошо, что хозяйка нашего жилья отнеслась очень лояльно. Она сама немного напугана коронавирусом и сказала, что мы можем бесплатно оставаться у нее, пока не откроется граница. Параллельно мы отправили в посольство письмо с паспортными данными, нам пришел ответ без какой-либо конкретики.

Сегодня мы заезжали в аэропорт. Там на улице стояли люди: кто-то уже с чемоданами, кто-то просто заехал узнать, что ему делать. Был представитель посольства, который доброжелательно отвечал на все вопросы. Он сказал, что сейчас формируются списки на вывоз, но когда это произойдет, пока не понятно. Нужно ждать — пока идут переговоры между странами. В целом у меня нет негатива, и я бы не хотела, чтобы был какой-то конфликт из-за этой ситуации между государствами. Никакой агрессии здесь нет, все улыбаются. Надеемся, что Черногория нас отпустит.

В целом здесь никто не паникует. Местные тоже очень расслабленные. Никто не ходит в масках, только некоторые продавцы в магазинах, но все в перчатках. Полки в магазинах тоже не пустые. Хочешь мясо, хочешь крупы, хочешь туалетную бумагу — все есть. Правда, хозяйка нашего жилья сказала, что в аптеках уже ничего нет — ни масок, ни антибактериальных средств, ничего.

Думаю, что ни у кого пока нет паники, так как практически у всех есть ресурс, чтобы подольше здесь остаться. Вот когда ресурсы начнут заканчиваться, тогда будет очень тяжело. Думаю, что никакой материальной помощи нам никто не предложит. Хотя с жильем проблем, наверно, не возникнет: в интернете уже есть объявления от эмигрантов и местных о бесплатном жилье. Но проблемы могут быть с наличными, чтобы просто покормить себя.

Мы с мужем посчитали, что еще два месяца мы протянем. Но вот потом нам будет не на что жить и нечего есть. Да и с работой, скорее всего, все будет плохо, и мы вернемся в никуда.

Артем

житель Москвы, застрял в Марокко с подругой

Сама идея поездки у нас появилась давно, но окончательно оформилась с конкретными датами за две недели до вылета. Рубли поменяли на евро до обвала. Были мысли отменить поездку из-за вируса, но в Марокко тогда еще не было случаев коронавируса, было относительно спокойно. Я, конечно, предвидел развитие эпидемии, но не настолько быстрое.

Я вылетел из Москвы в Марракеш 3 марта, обратно должен был лететь 16 марта, опять же из Марракеша. Успел за две недели посетить несколько городов в Марокко. Никаких официальных ограничений не было. Однако пару раз столкнулись с проблемой бронирования жилья на Airbnb. Нам вначале одобрили бронирование, а потом отказались нас принимать из-за страха перед коронавирусом. И еще был один случай, когда хозяин жилья после подтверждения попытался повысить цену нам, неумело аргументировав это коронавирусом, но мы через службу поддержки смогли его усмирить.

Я уже собирался лететь обратно, как за день до вылета объявили о закрытии границ и отмене всех регулярных международных рейсов. Мы узнали о закрытии границ из новостей в интернете. Это стало небольшим шоком. Я надеялся, что если такая мера и будет вводиться, то нас предупредят хотя бы за пару дней или за день, и что границу вначале закроют только на въезд и туристам позволят улететь. Но марокканское правительство выступило с заявлением, что закрывает все прямо сейчас.

Рейс отменили не сразу, только часов за 18 до вылета. Мы поняли, что здесь задержимся еще на какое-то время. Сразу начали искать информацию от консульства. Нашли сайт, а также страницу в фейсбуке. Отправили в консульство свои данные, где мы и сколько нас. Потом моя подруга нашла чат в телеграме, где начали собираться россияне, застрявшие в Марокко. Теперь мы все постоянно на связи.

Другие ограничения начались сразу после закрытия границ, причем массово. Закрыли все музеи, кафе, рестораны, отменили все публичные мероприятия, попросили жителей не пользоваться общественным транспортом без необходимости.

Тут стоит отметить, что перед всеми этими решениями марокканского правительства в соцсетях началась общественная кампания за то, чтобы страну закрыли «на полный карантин». Возможно, это сыграло свою роль. Сейчас в стране людей переводят по возможности на удаленную работу. Советуют не выходить из дома, если можно, и поменьше пользоваться общественным транспортом. Людей на улицах все еще много, хотя заметно меньше, чем раньше. И еще — в отличие от России, тут мечети закрыли.

В консульстве нам сказали, что для них закрытие границ такой же сюрприз. Нас будут вытаскивать, но как и когда — неизвестно. Деньгами помочь не могут. Сказали ждать информацию. Но новой информации до сих пор нет.

Проблемы обсуждаем в нашем чате, у некоторых заканчиваются деньги. И дни, проведенные в Марокко, работодатель оплачивать не будет, как кто-то написал. Кого-то выселяют из отеля, тогда ищут новое место для жилья. Некоторые люди опасаются, что нас будут вывозить, как из Китая, бортом МЧС с ведром в палатке вместо туалета и скамейками. Но большинству все равно как лететь, главное уже выбраться. Писали про женщину, которая живет в аэропорту и которой консул возил еду. Марокканцы некоторые в соцсетях помогают советами, и даже есть сайт, где предлагают бесплатно пожить у них.

Последние два дня по большей части мы просто в доме сидим, выходим прогуляться за продуктами или просто так, но ненадолго обычно. Мы не паникуем, не сильно переживаем. Деньги еще есть — полторы недели [проживем] без проблем. Дальше, возможно, придется в долг брать.

Паники нет, все спокойно пока. Полки в магазинах полны товарами. Хотя автобусами иностранцам запрещают пользоваться. Правительство сказало лишь ограничить использование транспорта, а не оградить его от иностранцев, но люди перестраховываются. Кое-кто из местного населения шарахается от европейцев. Например, мне только что поступила информация от хозяина жилья, в котором я сейчас нахожусь, что если я выйду с чемоданами из резиденции, охрана меня обратно не пустит. Почему? Потому что боятся. Еще прямо сейчас люди пишут в чат, что их отказываются заселять в отель в Касабланке.

Вообще непонятно, когда мы вернемся. Нет никакой информации даже примерной по срокам. Консульство говорит: ждите. Отношение, ну знаете, такое. С одной стороны я могу представить, что консульство правда ничего не может сделать. Но мы живем не в самой бедной стране, минимальная материальная помощь хотя бы нуждающимся не помешала бы. Информации нет. Ждите, и все. Я понимаю, что сейчас везде такие проблемы, но хотелось бы иметь информационную поддержку. Со мной в доме жила гражданка Швеции. Сегодня она улетает уже. В чате написали, что двое голландцев тоже сегодня улетают. Почему так? Почему Европа смогла быстро договориться и организовать рейсы, а у нас даже примерной информации нет? Вот это немного напрягает.

Александра Владимирова

жительница Москвы, застряла в аэропорту Омана

Месяц назад я поехала на Бали — поработать в нормальном климате. Изначально собиралась побыть там 1,5–2 месяца. Но когда стало понятно, что с коронавирусом все очень сложно, я решила, что нужно возвращаться домой.

У меня был билет в Сингапур, я решила, что задержусь там ненадолго: это было еще до того, как закрыли Италию. Я прилетела в Сингапур, где мне дико повезло, что меня вообще пустили. Попалась очень адекватная тетушка на контроле, она меня пустила, и я два дня провела в Сингапуре. Не сказала бы, что там дикая паника. Да, люди носят маски, и не сказать, что на улицах много народу, но все адекватно. Там вообще нет паники: люди ходят в кафе, люди гуляют, в магазинах есть туалетная бумага. Правда, на Бали вообще все были расслабленные. Разговоры о вирусе начались, только когда начали отменять международные рейсы. Мне показалось, что люди там начали понимать, что все серьезно, только в последнюю неделю.

Я надеялась, что успею вернуться в Россию до закрытия границ. Из Сингапура в Москву я летела через Куала-Лумпур и Оман, где должна была быть пересадка. Уже сидя там в аэропорту, за несколько минут до вылета, я решила посмотреть, не отменили ли мой рейс. Его отменили. А представители «Оманских авиалиний» сначала сказали, что улететь можно будет только 20 марта. И двое суток нужно будет сидеть в транзитной зоне в аэропорту. И нам не дадут никакого отеля, и даже ваучер на еду вряд ли предвидится, так как во всем якобы виновато российское правительство. Я сказала, что так не пойдет. Мы не будем двое суток сидеть в аэропорту, потому что это бесчеловечно: выйти никуда нельзя было бы из-за карантина. При этом я не заметила, чтобы в Омане нам кто-то дистанционно мерил температуру и так далее.

В чем именно виновато российское правительство, никто не объяснял. Но часа через полтора после того, как мы сказали, что не будем сидеть двое суток в аэропорту, представители авиакомпании начали что-то делать. Выяснилось, что есть возможность отправить нас в Катар, а оттуда ночным рейсом в Москву. По идее завтра утром мы должны прилететь.

Нам дали посадочные талоны, а потом представители авиакомпании раскололись, и они сказали, что дело не только в российском правительстве — просто у них не было возможности организовать рейс в Москву для троих россиян, которые прилетели из Куала-Лумпура в Оман. Российское правительство, конечно, тоже повлияло на это решение, так как закрыло въезд для иностранцев, но в первую очередь это решение авиакомпании.

Николай

житель Москвы, застрял в Греции вместе с женой и двумя детьми

Имя героя было изменено по его просьбе

Мы находимся в Салониках с женой и двумя маленькими детьми. У нас было три разных версии билетов домой — все отменились. На завтра есть четвертые, через Афины. Стоили они в 4–5 раз дороже, чем обычно стоят [билеты] по этому маршруту. Мы потратили на это около 100 тысяч рублей, но 50 из них должны вернуть. Все прямые рейсы с Москвой отменили — и вообще из Греции летает только «Аэрофлот», поэтому устанавливает такие цены, какие посчитает нужным. Номинально все рейсы, кроме «Аэрофлота», отменили с формулировкой «для возвращения соотечественников», но «Аэрофлот» решил еще и подзаработать на соотечественниках. Билеты Афины — Москва «Аэрофлотом» позавчера на вчера нам стоили бы около 500 тысяч рублей.

Горячая линия Ростуризма, разумеется, не работает. Я звонил в посольства — все очень вежливы, но узнают обо всем из новостей одновременно со мной. Когда улетит последний коммерческий рейс, будет эвакуация самолетами Минобороны, как из города Ухань, вроде бы.

Тут все закрыто, кроме магазинов с едой, кофе навынос и пекарен — даже детские площадки. Паники нет, но в каждом учреждении и заведении стоит санитайзер, половина людей в масках. Все так же пьют целыми днями холодный капучино, только теперь сохраняют дистанцию.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Записал Павел Мерзликин

Реклама