Перейти к материалам
Принцесса Хайя и шейх Мохаммед на Королевских скачках в британском Аскоте, 17 июня 2010 года
истории

Правитель Дубая похитил двоих дочерей, пытавшихся сбежать от него Лондонский суд подтвердил показания жены шейха — ей побег удался

Источник: Meduza
Принцесса Хайя и шейх Мохаммед на Королевских скачках в британском Аскоте, 17 июня 2010 года
Принцесса Хайя и шейх Мохаммед на Королевских скачках в британском Аскоте, 17 июня 2010 года
Luke MacGregor / Reuters / Scanpix / LETA

Правитель Дубая, вице-президент и премьер-министр Объединенных Арабских Эмиратов Мохаммед ибн Рашид аль-Мактум похитил своих дочерей Шамсу и Латифу, которые неудачно пытались сбежать за границу, а также угрожал своей бывшей жене Хайе, которой побег все-таки удался. К такому выводу пришел Высокий суд Лондона, рассматривая дело об опеке над общими детьми принцессы Хайи и шейха Мохаммеда.

45-летняя Хайя бинт аль-Хусейн — единокровная сестра нынешнего короля Иордании Абдаллы II. В 2004 году она стала шестой женой Мохаммеда ибн Рашида аль-Мактума. У них родились дочь Джалила и сын Зайед. В 2019 году принцесса Хайя вместе с детьми сбежала в Великобританию. Шейх Мохаммед подал в суд, добиваясь опеки над детьми и их возвращения в Дубай.

Принцесса Хайя заявила, что бывший муж угрожал ей и что он способен похитить их детей, как уже сделал с двумя своими дочерьми от другой жены. Судья Эндрю Макфарлейн провел так называемый «процесс установления фактов» относительно этих обвинений. Он длился около месяца и включал в себя сбор показаний принцессы Хайи, троих свидетелей с ее стороны и других доказательств. Шейх Мохаммед отказался в этом участвовать, но в своем заключении судья привел некоторые его объяснения.

Отношения принцессы Хайи и шейха Мохаммеда испортились, когда Хайя стала навещать его дочь Латифу. Та жила взаперти после попытки побега

Согласно заключению судьи Макфарлейна, в последние годы брака принцесса Хайя и шейх Мохаммед не поддерживали интимные отношения, но продолжали дружеское общение. Принцесса вместе с детьми жила в отдельном особняке, шейх регулярно навещал их. В 2017 или 2018 году Хайя завела роман с одним из своих охранников. Мохаммед, как предполагает судья, знал об этом, но какое-то время не подавал виду.

Отношения супругов испортились в январе 2019 года, когда Хайя стала интересоваться Шамсой и Латифой — дочерьми Мохаммеда от другой жены, пытавшимися сбежать из-под опеки отца. Шамса совершила попытку побега в 2000 году, находясь в Великобритании — и больше никогда не появлялась на публике. Как позже утверждала Латифа, ее сестру переправили назад в ОАЭ, где держали под надзором психиатра. Сама Латифа пыталась сбежать дважды, в 2002 и 2018 годах. По ее словам, после первой попытки ее на три года отправили в место наподобие тюрьмы, где держали в темноте, не давали одежду и избивали. Вторая попытка тоже закончилась неудачей: Латифу схватили на лодке у берегов Индии, вернули в ОАЭ и, как и сестру, направили на психиатрическое лечение.

Незадолго до второго побега Латифа записала видео, где рассказала историю своей сестры и свою собственную. После того, как дочь шейха вернули домой, это видео появилось на ютьюбе и привлекло внимание журналистов по всему миру. Принцесса Хайя, по ее словам, читала статьи о том, что ее муж санкционировал похищения своих беглых дочерей, но не верила этому. Шейх Мохаммед объяснял, что вернул Шамсу, потому что она была слишком юна (на момент побега девушке было 19 лет), неопытна и могла стать жертвой преступников. Возвращение Латифы он называл спасением; по его словам, дочь похитили и потребовали выкуп. Шейх говорил, что у Латифы биполярное расстройство.

В декабре 2018 года принцесса Хайя попросила врача, которому она доверяла, осмотреть Латифу. Тот пришел к выводу, что с дочерью шейха все в порядке. Хайя стала сомневаться в необходимости лечения, которому подвергалась Латифа, и добилась встречи с девушкой. Та жила в отдельном доме под охраной. Увидев Хайю, она разрыдалась. «Она была без макияжа, в спортивном костюме и натягивала рукава на руки. Казалось, она перестала за собой следить. Она не выглядела плохо, но и не была счастливой или довольной. Она была благодарна, что я пришла, и говорила, что сожалеет, что не хотела скандала — только свободы. Она предлагала публично „взять свои слова назад“», — рассказала Хайя суду, добавив, что условия жизни Латифы были сродни тюремным.

Вскоре Хайя пригласила в ОАЭ бывшего верховного комиссара ООН по правам человека Мэри Робинсон, чтобы та встретилась с Латифой и подтвердила, что принцесса жива (Робинсон тогда заявила, что Латифа находится «под трепетной опекой семьи», и подверглась критике со стороны правозащитников). Одновременно она сама стала регулярно навещать принцессу. По словам Хайи, во время встречи 1 января 2019 года она сделала вывод, что Латифа ни с кем не разговаривала с ее последнего визита 15 дней назад. Шейх Мохаммед не одобрял общение Хайи и Латифы. В середине января он запретил им видеться и потребовал от жены не лезть не в свое дело.

Шейх развелся с принцессой. После этого ей стали угрожать: подбрасывали пистолет на подушку и собирались отправить в тюрьму

К тому моменту, как Хайя перестала видеться с Латифой, отношение шейха к жене стало почти враждебным. Он заменил обслугу принцессы на своих доверенных лиц, начал проверять ее финансы, а 7 февраля 2019 года развелся с ней. Развод пришелся на двадцатую годовщину смерти отца Хайи, короля Иордании Хусейна. По мнению принцессы, дата была выбрана специально, чтобы еще больше унизить ее.

По словам Хайи, шейх только после развода признался ей, что знал про ее роман с охранником. Одновременно он сочинил стихотворение «Удача приходит только однажды», которое принцесса восприняла как угрозу. Впоследствии Мохаммед, который увлекается поэзией и регулярно публикует свои произведения на своем сайте, написал еще несколько стихотворений — по мнению Хайи, с намеками на ее предательство.

После развода Мохаммед стал намекать их с принцессой общим детям, что мать им больше не нужна. Одновременно Хайе стали подбрасывать записки с угрозами; она дважды находила на своей кровати пистолет. Принцесса считает, что все это делали доверенные лица ее бывшего мужа. 11 марта к ее дому прилетел один из вертолетов шейха, и пилот сказал, что забирает ее в тюрьму в пустыне. По мнению Хайи, ее спас сын, который обнял ее за ногу и отказался отпускать.

Хайя поняла, что в ОАЭ для нее оставаться небезопасно. В апреле 2019 года она вместе с детьми сбежала в Великобританию. По информации Reuters, адвокаты шейха заявили в суде, что перед побегом она сняла с банковских счетов сына и дочери 32 миллиона долларов и забрала их с собой (в заключении судьи это не упоминается). Как пишет агентство, после прибытия в Лондон Хайя вместе с сыном и дочерью поселилась в супружеском особняке недалеко от Кенсингтонского дворца.

Но бывший муж продолжил угрожать ей и в Великобритании. По ее словам, в мае он сказал ей: «Ты и дети никогда не будете в безопасности в Англии» — а летом организовал против нее масштабную информационную кампанию. Как заявили адвокаты принцессы, в июне и июле 2019-го по всему миру опубликовали более тысячи статей про нее, большинство из которых были недостоверными. В них, например, Хайю называли агентом палестинской группировки ХАМАС и обвиняли в попытке свергнуть власть в Иордании.

Высокий суд Лондона признал, что правитель Дубая похитил дочерей и угрожал бывшей жене. Но, кажется, это навредит только его репутации

Судья Эндрю Макфарлейн пришел к выводу, что утверждения Хайи о том, что Мохаммед похитил своих дочерей и угрожал ей самой, имеют под собой основания. Судья принял во внимание не только показания принцессы и свидетелей, но и другие обстоятельства. Например, то, что шейх Мохаммед обладает почти неограниченной властью в Дубае, и то, что его дочери Шамса и Латифа не появляются на публике и не приняли приглашение дать показания в суде — хотя отец утверждает, что они свободны в своих передвижениях.

Как пишет «Би-би-си», шейх Мохаммед выступал против того, чтобы придавать огласке заключение судьи Макфарлейна, но его апелляцию отклонили. После публикации документа правитель Дубая заявил, что из-за своей должности не смог участвовать в «процессе установления фактов», поэтому заключение судьи получилось однобоким. Шейх добавил, что считает судебное разбирательство с бывшей женой своим частным делом и попросил журналистов не вторгаться в жизнь его детей.

Решение о том, под чьей опекой останутся дети принцессы Хайи и шейха Мохаммеда, Высокий суд Лондона пока не принял. Но заключение судьи Макфарлейна вряд ли сыграет в этом вопросе решающую роль: шейх еще несколько месяцев назад отказался от идеи добиваться возвращения дочери и сына в Дубай и настаивает только на регулярном общении с ними. Также заключение судьи не равнозначно выдвижению уголовных обвинений против правителя Дубая. Вероятно, оно способно навредить только репутации шейха Мохаммеда, который считается вдохновителем реформ в Дубае и общается с британской королевской семьей, отмечает Reuters.

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Ольга Корелина

Реклама