Перейти к материалам
Кадр из фильма «Пиноккио»
истории

Начался 70-й Берлинский кинофестиваль. Будет много России Фильм открытия по Владимиру Соловьеву, «Дау. Наташа» — в основном конкурсе, в документальной секции — обращения к Путину

Источник: Meduza
Кадр из фильма «Пиноккио»
Кадр из фильма «Пиноккио»
Greta de Lazzaris

Начался 70-й Берлинский кинофестиваль — он продлится с 20 февраля по 1 марта. В этом году в программе много изменений и неожиданных решений. Часто упоминается и Россия: в основном конкурсе участвует «Дау. Наташа» Ильи Хржановского и «Гунда» Виктора Косаковского, вне конкурса покажут «Уроки фарси» американского режиссера украинского происхождения Вадима Перельмана и российского продюсера Ильи Стюарта, а также документальный фильм Андрея Грязева «Котлован», собранный из обращений россиян к Путину. О том, как фестиваль обретает новое лицо, рассказывает кинокритик «Медузы» Антон Долин.

Обычно внимание широкой публики к фестивалям привлекают внеконкурсные гала-премьеры с кучей звезд. На 70-м Берлинале чуть ли не самыми ожидаемыми коммерческими фильмами неожиданно оказались две сказки. Первая — «Вперед», блестящий мультфильм студии Pixar о двух братьях-эльфах, пытающихся при помощи магии оживить своего отца. Вторая — свежая и довольно мрачная экранизация прославленным итальянцем Маттео Гарроне («Гоморра», «Догмен») главной сказки в мире, «Пиноккио», — и опять в центре сложные отношения сына с отцом (Джепетто играет Роберто Бениньи). Такое впечатление, что сам Берлинский фестиваль, отмечающий 70-летие, хочет наконец-то повзрослеть и эмансипироваться от надоевших влияний, обрести новое лицо. 

«Вперед»
Disney Россия

Первый шаг в этом направлении уже сделан. С этого года Берлин оставил Дитер Косслик, многолетний директор, которого в последние годы критиковали за нехватку художественного чутья и пренебрежение к актуальным тенденциям. Его место занял набивший руку на фестивале в Локарно Карло Шатриан — знаток радикального авторского кино, не боящийся экспериментов. И это немедленно сказалось на программе. 

«Пиноккио»
Кинокомпания ВОЛЬГА

Как строился конкурс Берлинского фестиваля до сих пор? Его составляли из фильмов прогрессивных, иногда развивающихся кинематографий, неизменно затрагивавших больные темы: тоталитаризм, мигранты, религиозная или расовая рознь, разные формы нетерпимости, неизжитые травмы прошлого. Их дополняли три-четыре независимые картины из США с участием звезд (красную дорожку тоже надо кем-то заполнять). Был в программе слот для одного арт-фильма — чего-то из области чистого искусства; обычно жюри отдавало именно ему приз Альфреда Бауэра за инновацию в искусстве. 

В этом году приз упразднен. В преддверии Берлинале неожиданно выяснилось, что основатель фестиваля Бауэр был важным функционером Третьего рейха. Зато основной конкурс практически целиком состоит из инноваций или как минимум претензий на них. Здесь «Дни» — новая бессловесная сага с гей-оттенком, сделанная гениальным тайваньцем Цай Минляном (режиссер «Капризного облака» уходил из кинематографа, чтобы заняться сугубо музейным видео-артом, но неожиданно вернулся). Автор минималистских житейских комедий из Кореи Хон Сан Су привезет в Берлин новое признание в любви своей музе (и лауреатке берлинского «Серебряного медведя») Ким Мин Хи — «Женщина, которая сбежала». Впервые в конкурсе с лентой «Облученные» живущий во Франции камбоджиец Рити Панх, снимающий авангардные фильмы-реквиемы о трагическом прошлом своей исторической родины. 

«Первая корова»
Berlinale — Berlin International Film Festival

Америка представлена любимицей синефилов Келли Рейхардт с фильмом «Первая корова» — историей из жизни поселенцев начала XIX века. Франция — хулиганской комедией двух режиссеров-панков, Бенуа Делепина и Гюстава Керверна, «Уничтожить историю» — о противостоянии команды энтузиастов интернету. Из Ирана приедет «Зла не существует», новая драма каннского лауреата Мохаммада Расулофа — его самого, известного диссидента, скорее всего, даже не выпустят из страны. Кроме них на «Золотого медведя» будут претендовать два живых классика: когда-то снимавший коммерческие фильмы, но давно отдавшийся автобиографическим экспериментам Абель Феррара (главную роль в его «Сибири» исполнил Уиллем Дефо, альтер эго режиссера в нескольких последних работах), а также ветеран французского авторского кино Филипп Гаррель с «Солью слез». Это далеко не все участники конкурса, в котором нет, кажется, ни одной картины, выбранной исключительно за злободневную тему. Есть, правда, немецкий фильм о злоключениях мигранта, но и он — неожиданное переосмысление модернистского романа Альфреда Деблина «Берлин, Александерплац», когда-то экранизированного Райнером Вернером Фассбиндером. Теперь за непростой материал взялся режиссер Бухран Курбани. Еще один немецкий участник — лидер «берлинской школы» Кристиан Петцольд с «Ундиной», современным переосмыслением старинной баллады.   

«Берлин, Александерплац»
Berlinale — Berlin International Film Festival

Этого новому директору фестиваля показалось недостаточно, и он решил ввести новый конкурс под названием Encounters, то есть «Встречи»: встречаться на одном экране будут самые необычные формы и языки кинематографа. Взять хотя бы фильм открытия, трех с половиной часовую экранизацию румыном Кристи Пую (знаменитым, в частности, картиной «Смерть господина Лазареску») философского завещания Владимира Соловьева — изданных в 1900-м году «Трех разговоров». А, например, картина режиссерского дуэта — американца С. В. Уинтера и шведа Андерса Эдстрема, работающих на стыке документального и игрового кино, — «Труды и дни (Таеко Сиодзири в заливе Сиотани)» длится восемь часов и будет демонстрироваться с двумя антрактами. На фоне такого размаха две традиционные секции Берлинского фестиваля — «Панорама» и «Форум» — будто съежились и притаились: что-то теперь с ними будет? 

Чрезвычайно интересно, что в обновленном ландшафте Берлинале Россия стала одним из полноправных, если не сказать основных, участников: не осталось и следа от невидимого предубеждения, нередко лишавшего нас даже шанса на «Золотого медведя» (в последний раз наша страна получала этот приз в конце 1980-х). Фильмы, созданные при российском участии, фигурируют буквально во всех фестивальных программах. 

Кадр из фильма «Дау. Наташа»
Phenomen Films

Главная сенсация — конечно же, «Дау» Ильи Хржановского. Громкая мировая премьера, вызвавшая и любопытство, и шквал критики, состоялась в Париже аж год назад. Причем первым скандалом тогда стала отмена показа «Дау» в Берлине: режиссер хотел для него воссоздать Берлинскую стену, на что местные власти не согласились. Сейчас два перемонтированных фильма из гигантоманского проекта, вдохновленного биографией Льва Ландау, будут участвовать в Берлинале. В конкурсе — «Дау. Наташа» о романе буфетчицы из секретного института с иностранным ученым. В программе спецпоказов — шестичасовая «Дау. Дегенерация», венчающая (по меньшей мере, хронологически) весь проект. Нельзя не заметить, что это два самых нашумевших фильма цикла: в первом — та самая сцена изнасилования бутылкой, во втором — неонацист Тесак, убивающий свинью. Ожесточенные дискуссии гарантированы. 

Кадр из фильма «Уроки фарси»
Hype Film

Своеобразной компенсацией можно считать «Гунду» — черно-белое документальное эссе знаменитого режиссера из России Виктора Косаковского (его «Акварель» только что фигурировала в шорт-листе «Оскара») из жизни свиньи. По словам автора, убежденного вегетарианца, питаться мясом после просмотра его фильма вы не сможете. Вне конкурса покажут «Уроки фарси» Вадима Перельмана (известного по «Дому из песка и тумана» и сериалу «Измены»), необычную драму о еврее, который выжил в концлагере, выдавая себя за перса. Российских актеров на главных ролях нет — хотя после «Матильды» мы можем считать Ларса Айдингера немного своим, — зато картину спродюсировал россиянин Илья Стюарт. В короткометражной программе — мультфильм Саши Свирского «Мой галактический двойник Галактион». В «Форуме» — полнометражный дебют выпускницы Московской школы нового кино Марии Игнатенко «Город уснул», галлюциногенная и поэтичная вариация сказки о Спящей красавице. Возможно, бурю вызовет представленный в документальной секции «Панорамы» монтажный эпос Андрея Грязева «Котлован»: режиссер, участвовавший в Берлинале с фильмом о группе «Война», возвращается с бескомпромиссной политической фантасмагорией, смонтированной из обращений простых россиян к президенту Путину.   

Нынешняя программа Берлинале — амбициозная заявка на превращение из усталого статусного смотра в площадку для самых современных и рискованных опытов в области кино. Насколько эта заявка состоятельна, станет ясно уже через десять дней, когда основное жюри под руководством актера Джереми Айронса объявит свой вердикт.  

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Антон Долин

Реклама