Перейти к материалам
истории

«ПНИ — это больница с колючей проволокой» Документальный фильм о том, как выбраться из психоневрологического интерната, — премьера на «Медузе»

Источник: Meduza

Заметная часть жителей психоневрологических интернатов (ПНИ) — выпускники детских домов, которые могут жить самостоятельно и полноценно, но вместо этого заперты в неповоротливой системе закрытых учреждений. Раз оказавшись в интернате для умственно отсталых детей, они редко обретают свободу и статус дееспособных во взрослом возрасте. О том, как непросто покинуть ПНИ, — документальный фильм режиссера Ольги Аверкиевой «Вырваться. История любви», созданный при содействии благотворительного фонда «Дедморозим». Его полная версия вместе с авторскими комментариями была доступна на «Медузе» до 9 февраля. Сейчас фильм могут посмотреть подписчики «Кинопоиска».

«Вырваться. История любви». Официальный трейлер.
Киностудия «Новый курс»
Эта статья — часть нашей программы поддержки благотворителей MeduzaCare. В феврале 2020 года она посвящена психоневрологическим интернатам. Все материалы можно прочитать на специальном экране.

Ольга Аверкиева, режиссер: Когда я училась в пермской школе № 7, наш класс опекал Суксунский детский дом. Мы ездили туда со спектаклями, концертами, жили бок о бок с местными ребятами по два-три дня. Потом они приезжали к нам в семьи. К сожалению, я потеряла из виду практически всех, с кем общалась. Но такой опыт не проходит бесследно.

В 2016 году я закончила дебютный фильм и думала над темой следующей картины. Мне хотелось снять фильм о том, что происходит с ребятами, которые в 18 лет покидают детские дома, как они социализируются, находят себя. Мне нужны были герои, и я пошла в «Дедморозим» за советом. Руководители фонда сразу сказали, что у них есть кое-что поинтереснее. Мы поехали в поселок Садоягодное, где находится техникум-интернат. Герои фильма — выпускники не просто детского дома, а детского дома-интерната для людей с умственной отсталостью — тогда только начали там обучение.

С ребятами мы быстро нашли общий язык. У меня было ощущение, что их никто до этого не спрашивал, как они жили, о чем мечтали, кто они вообще. Им было чем поделиться. В общем, идеальные герои для документального кино.

Инна Бабина, координатор фонда «Дедморозим»: Сначала я предложила Ольге несколько детских домов в городах Пермского края, но спустя пару часов позвонила, чтобы рассказать про техникум-интернат в поселке Садоягодное и наших подопечных ребят, которые начали там учебу. Это был новый и страшный для нас момент, когда первые ребята из детских домов-интернатов, знакомые нам еще с новогодней затеи «Дедморозим», начали попадать в ПНИ. Стало ясно, что нужно что-то делать: помогать одним не попасть из домов-интернатов в ПНИ, а другим — покинуть ПНИ и начать самостоятельную жизнь

Надежда Ли, директор фонда «Дедморозим»: Все время съемок и монтажа «Дедморозим» выступали консультантами. Мы помогали разобраться, как устроена система, из которой пытаются вырваться ребята. Со стороны непонятно, отчего у выпускников детских домов-интернатов возникают проблемы, почему ребята попадают в ПНИ до конца жизни.

Кино получилось, на мой взгляд, больше про конкретных людей, не про систему. «Вырваться…» не рассказывает, как происходит трансфер между детским интернатом и взрослым ПНИ. Зрителям непонятно, почему человек, который выглядит и ведет себя как среднестатистический, живет в закрытом учреждении всю жизнь. Это не роковая случайность, а закономерность в рамках системы.

В то же время авторам удалось показать, что в ПНИ продолжают находиться люди, которые могли бы жить самостоятельно, быть хозяевами своей судьбы, работать, приносить пользу обществу. Среди них немало выпускников детских домов-интернатов, которые в ПНИ попадают почти автоматически. «Дедморозим» пробует вернуть будущее выпускникам детских домов и людям с инвалидностью, организовывая сопровождаемое проживание за пределами ПНИ.

Инна Бабина, координатор фонда «Дедморозим»: Как по мне, идеальный фильм, раскрывающий проблему системы, в которую попадают сироты с инвалидностью, снять практически невозможно. Потому что снимать его придется пару десятилетий на нескольких площадках. Обычно он начинается в каком-нибудь роддоме, где мать, не нашедшая поддержки у специалистов и семьи, отказывается от малыша с проблемами здоровья. Продолжается в детском доме-интернате, где ребенок не обретает помощи такого качества и любви такой силы, какая возможна в семье. И заканчивается в ПНИ, куда такие дети попадают чаще всего навсегда, до смерти.

Вы можете помочь проекту «Вернуть будущее» фонда «Дедморозим».

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Реклама