Перейти к материалам
истории

Эрдоган договорился с США о контроле над большой частью Сирии. Потом приехал на переговоры к Путину — и получил гораздо меньше Вот о чем договорились президенты

Источник: Meduza
МИхаил Метцель / ТАСС / Scanpix / LETA

Президент Турции Реджеп Эрдоган уступил Владимиру Путину большую часть курдской автономии в Сирии. Эрдоган претендовал на район турецко-сирийской границы протяженностью более 400 километров с десятками крупных курдских городов. Их он планировал захватить, чтобы отселить туда из Турции более двух миллионов сирийских беженцев. Именно об этом обширном районе он 17 октября договорился с вице-президентом США Майком Пенсом. Но после переговоров с Путиным 22 октября Эрдоган получил лишь участок протяженностью менее 100 километров и всего два города, которые успели захватить его войска с начала операции против курдов. Почти вся остальная территория курдской автономии перейдет под контроль правительства Сирии и российской военной полиции. «Медуза» объясняет, почему Эрдогану пришлось пересмотреть договор с США и отказаться от военной операции.

Расклад перед переговорами. Коротко

7 октября Трамп объявляет, что курды — больше не друзья США, а враги, и больше Америка их защищать не будет. 9 октября Турция начинает операцию в Сирии, но своих слишком амбициозных целей достичь не может. Курды договариваются о защите с Сирией и Россией, и, чтобы продолжать операцию, Турции уже нужно воевать против них. Эрдоган, тем не менее, договаривается с вице-президентом США Майком Пенсом, что Америка гарантирует отход курдов со всей более чем 400-километровой границы. Но курды американцев не слушают и остаются на месте. Они сделали ставку на то, что Владимир Путин на переговорах с Эрдоганом сможет выторговать для них лучшие условия.

О чем договорились Путин и Эрдоган

Вечером 22 октября в Сочи российский и турецкий президенты пришли к следующему.

  • Турецкие войска на неопределенное время сохранят контроль над всей территорией, которую они успели захватить с 9 октября (в договоре это называется «сохранение статус-кво»).
  • Всю остальную границу займут сирийские пограничники и российская военная полиция. На эту территорию турецкая армия зайти не сможет, однако получит право участвовать в совместных с Россией патрулях вплоть до 10 километров от границы.
  • Курдские военные формирования, которые Эрдоган считает террористическими, должны в течение недели покинуть границу на всем ее протяжении. Об их дальнейшей судьбе в соглашении ничего не говорится, однако сказано, что стороны собираются «бороться с терроризмом во всех формах».
  • В документе нет ни слова о судьбе самой курдской автономии: сказано, что все вопросы политического устройства Сирии будут решаться позже на конституционном комитете, который созовут Россия, Турция и Иран.
  • Про расселение на курдских землях сирийских беженцев из Турции также ничего не сказано: есть лишь общие слова о том, что стороны предпримут усилия, чтобы беженцы вернулись в Сирию «безопасно и добровольно».

Что все это означает?

Главное: 

Эрдоган проиграл в сложной игре, но сохранил лицо. Турции пришлось отказаться почти от всех целей операции в Сирии. «Завоевания» Эрдогана по сравнению с планом уменьшились почти в пять раз. Он получил контроль только над небольшим районом курдской автономии, потеряв всякую надежду расширить зону на ту ее часть, которая была первоначальной задачей-минимум для его войск (полоса в 30 километров по всей границе). Как максимум в Турции обсуждалась оккупация всей северо-восточной трети Сирии.

Неудача Эрдогана связана с тем, что он не смог соблюсти правила современных «гибридных войн» — не обеспечил нужное дипломатическое и медийное прикрытие, подобрал себе плохих союзников.

Сирийское правительство и Россия почти без усилий получили право взять под свой контроль еще почти треть территории Сирии, которая до этого находилась в руках курдских политиков и их союзников — США. Это стало возможно после вывода из региона американских и европейских военных, которого долго не могли добиться Дамаск и Москва, но добился Эрдоган.

Турция оставит себе территорию, которую уже оккупировала, поскольку Анкара считает, что территории могут быть возвращены только новому правительству Сирии, а нынешнее считает нелегитимным. Новое правительство будет сформировано неизвестно когда по новой конституции страны, которая еще тоже не написана (Турция вместе с Россией участвует в создании этой конституции).

Новый договор с Путиным никак не оговаривает судьбу другого пограничного района Сирии — Идлиба — где власть принадлежит исламистам, требующим смены власти в стране. Часть оппозиционных Асаду исламистских отрядов контролируется или сотрудничает с Турцией. Именно в Идлибе Анкара набирала большую часть своих «прокси», которые стали ударной силой в операции против курдов. По сообщениям из Сирии, Дамаск при поддержке России планирует в ближайшее время возобновить наступление в Идлибе, прерванное в конце августа очередным перемирием по требованию Анкары. Таким образом, сложная игра Турции и России в Сирии договором от 22 октября не закончится.

А что будет с курдами?

Пока не ясно. По слухам, курды заключили с Москвой и Дамаском политическое соглашение, по которому они откажутся от своей автономии во всем, кроме местного самоуправления. При этом обещания Дамаска сохранить им какую-то часть самостоятельности ничего не гарантируют. 

Курды в 2012 году в разгар сирийской революции вышли из повиновения правительству, после чего у них сложились с Дамаском отношения типа «ни мира, ни войны». Добровольное возвращение под власть Асада не сулит им ничего хорошего: например, в провинции Даръа в юго-западной Сирии, где вооруженная оппозиция в 2017 году согласилась сдаться Асаду в обмен на амнистию, отказ от призыва в армию местных мужчин и право бывших оппозиционеров участвовать в местном управлении, вскоре начались аресты и убийства оппозиционных активистов.

Остальные варианты были еще хуже. США предлагали им покинуть весь север автономии, где находятся крупнейшие курдские города и сельскохозяйственные районы. Вместе с вооруженными отрядами пришлось бы уйти и большинству гражданских. На примере Африна — одного из изолированных курдских кантонов на севере Сирии, — который Турция и ее прокси с согласия России захватили в 2018 году, они знают, что им грозит в случае поражения. Там курдам не только пришлось отказаться от автономии, но и столкнуться с насилием, грабежами и вытеснением арабским населением.

Значит Россия и Сирия победили?

Опять не до конца. Остается Идлиб — его контролируют исламисты, в том числе из организаций, связанных с «Аль-Каедой». Чтобы с ними покончить, придется долго воевать, но сначала — снова договариваться с Турцией, которая по соглашению 2017 года выступает гарантом мира в Идлибе. При этом Анкара явно не заинтересована в том, чтобы получить еще несколько миллионов беженцев из этой провинции.

Есть и еще одна проблема. Президент США Дональд Трамп под давлением своих советников передумал полностью покидать Сирию. По его словам, одним из главных достижений американцев в войне, кроме разгрома террористов из «Исламского государства», было взятие под контроль крупнейших нефтяных месторождений на берегах Евфрата.

Ранее они были захвачены «Исламским государством» и были основой экономики террористов. Затем, когда их освободили курды и американцы, на них претендовало сирийское правительство и российские наемники из частной военной компании «Вагнер». Правительству Сирии месторождения необходимы: без них и без импорта (он запрещен американскими санкциями) на подконтрольных ему территориях уже много месяцев продолжается энергетический кризис.

Теперь Трамп решил, что США должны «оставить нефть в безопасности», то есть не отдавать месторождения Дамаску. В нефтяном районе у города Дейр-аз-Зор останется около 200 американских военнослужащих.

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Дмитрий Кузнец

Реклама